Все новости
Спорт
2 Июня , 13:15

Второе рождение турнира «Терра Башкирия»

После многих споров республиканским конноспортивным соревнованиям дали право на существование. Но в другом формате

Алексей ПАТЛАХ  Резвые, выносливые, неприхотливые — эти качества отличают аборигенных лошадей.
Резвые, выносливые, неприхотливые — эти качества отличают аборигенных лошадей.Фото:Алексей ПАТЛАХ

В минувшую субботу на уфимском ипподроме «Акбузат» состоялся первый отборочный этап турнира «Терра Башкирия». Таким образом, его история шагнула в четвертый год. Первые три он обычно стартовал в начале мая. Нынешнее опоздание объясняется тем, что полюбившееся коневодам соревнование перешло после многочисленных споров в совершенно иной формат — эволюционная, так сказать, перестройка. О ней расскажем чуть ниже.

А пока назовем победителей отборочного этапа.

На кону — три миллиона рублей

Всего участники 16 скачек разыграли между собой три миллиона рублей. По мнению организаторов, это солидная сумма, в прежние годы она была меньше. Победитель каждой скачки награждался сертификатом на 75 тыс. рублей. Занявший второе место — на 37,5 тыс., третий — на 22,5, четвертый — на 9, пятый — на 4,5, шестой — на 1,5 тыс. рублей. Остальные вылетели из турнира — словом, традиционная олимпийская система.

Итак, пора огласить имена 16 победителей, ибо многочисленные фермеры, конезаводчики и жокеи, не побывавшие в тот день на ипподроме, желают знать имена тех, кто владеет мастерством скачек на лошадях башкирской породы.

В первой скачке на жеребце Ялкын (владелец ИП Валеев Айгиз Вадимович из Белорецкого района) победил Радмир Гумеров.

Во второй на мерине Очкын владельца Дмитрия Максимова из Бакалинского района — Дмитрий Максимов.

В третьей на жеребце Тулпар КФХ Наиля Галиакберова из Альшеевского района — Ильнур Галиакберов.

В четвертой на жеребце Малахит владельца Рината Юсупова из Баймакского района — Винер Байгузин.

В пятой на мерине Разбег владельца МБУ «Конный клуб» из Иглинского района — Дарья Иванова.

В шестой на мерине Салиндион (владелец конезавод № 119) — Дмитрий Осипов.

В седьмой на жеребце Беркут владельца Рината Сабирова из Буздякского района — Фидан Гайфуллин.

В восьмой на жеребце Ай (владелец ИП Латыпов Раян Рахимович из Белорецкого района) Расих Латыпов.

В девятой на мерине Абрек владельца Радика Фазлетдинова из Учалинского района Арсен Таипов.

В десятой на мерине Баймурат (владелец КФХ Радмира Салимгареева из Туймазинского района) — Ильнур Насибуллин.

В одиннадцатой на жеребце Алан владельца Ильгиза Тазатдинова из Хайбуллинского района — Айгиз Тазетдинов.

В двенадцатой на жеребце Оскар владельца Рината Сабирова из Буздякского района — Фидан Гайфуллин.

В тринадцатой на жеребце Толпар владельца Ильмира Тагирова из Абзелиловского района — Ильгам Тагиров.

В четырнадцатой на кобыле Тургай владельца Владимира Белоусова из Бакалинского района — Альберт Батыркаев.

В пятнадцатой на жеребце Беркут владельца Фидана Мазитова из Бурзянского района — Фидан Мазитов.

В шестнадцатой на жеребце Буян владельца Махмута Аетбаева из Давлекановского района — Махмут Аетбаев.

Как, очевидно, заметил читатель, фамилии некоторых владельцев и жокеев совпадают: это, как правило, семейный дуэт — отец и сын. Семейная ферма, семейные профессии и страсть к лошадям — одни из основных стимулов, на которых держится наше коневодство.

К турниру допускаются только лошади с паспортами

«Терра Башкирия» — относительно новый вид ипподромных соревнований — строго для лошадей башкирской породы. Так задумывалось изначально. Однако к понятию «строго» как сельские муниципалитеты, так и фермеры вместе со специалистами Центра коневодства первые три года относились несерьезно. Все хотели выигрывать. Из жажды славы на старт выставлялись лошади не чистой башкирской породы — помеси с орловскими, русскими, у некоторых обнаруживались даже черты спортивных скакунов. По старому положению, в «Терре» обязаны были участвовать все 54 сельских муниципалитета, однако из-за географических особенностей — степная местность, лесистая, горная — не в каждом районе разводят башкирскую породу. Например, фермер из Бураевского района Фаниль Мугалимов признается, что у них все поля распаханы, поэтому держать табун лошадей башкирской породы невыгодно. Есть районы, где «башкирочки» исторически себя оправдали, там они могут существовать преимущественно на подножном корме, это выгодно владельцам в плане реализации как мяса, так и кумыса. Поэтому нынче отказались от принудиловки: есть «башкирочки» — участвуй в «Терре», нет — освободи место другим.

— Сейчас турнир проводится по знакомой всем олимпийской системе. После всех этапов в финал, который состоится в сентябре, пройдут всего 12 участников, — рассказывает начальник научно-производственного отдела Центра компетенций РБ по коневодству и конному спорту «Акбузат», кандидат сельскохозяйственных наук Нафиса Гарипова. — Участвуют не районы, а конезаводчики и фермеры. Они вправе выставить на отборочный этап без ограничения хоть три, хоть четыре лошади. На «Терру» было заявлено 200 голов, наша экспертная группа отобрала 132 лошади.

— По опыту прошлых лет известно, что не все коневладельцы соглашаются с экспертной оценкой. Много было споров? Доходило ли до конфликтов? — интересуюсь у Гариповой.

— Споры были, иногда жаркие, длительные, но всегда приходили к взаимопониманию, — говорит она. — В комиссии 13 членов. Трое выезжали по заявкам в хозяйства для оценки лошади, остальные эксперты свои резюме выносили через ватсап. В результате значительно повысился спортивный уровень «Терры», возрос азарт — факторы, способствующие популяризации башкирской породы. То, ради чего и затевался турнир. Назову только несколько самых активных предпринимателей и хозяйств. Так, Расих Юртбаков из Баймакского района подал заявку на участие пяти голов. Из хозяйства «Тавакан» — четырех. Денис Хужин из Дуванского района и Руслан Латыпов из Благоварского выставили по три головы, все с паспортами. Конезавод №119 и Конный клуб Иглинского района — по три лошади. Больше всего подали лошадей Белорецкий (10 голов), Баймакский (7), Федоровский (6), Бурзянский (5) районы.

У фермера Дениса Федорова из Аургазинского района не допустили одну лошадь. Владелец, тем не менее, согласился с экспертами и нашел ей замену. Айрат Галиев из Бижбулякского района подал заявку на участие четырех лошадей, к одной у комиссии возникли претензии, Галиев оставил трех, замечания воспринял адекватно. Большинство коневладельцев согласилось с экспертами.

Нельзя обойти вниманием и мнение известного конезаводчика Хасана Идиятуллина, у которого немало претензий к экспертной комиссии.

— Неприятно смотреть на работу квалификационной комиссии из 13 человек, которые допустили на «Терру» полукровок, всякие помеси, которые в общей массе участвующих в турнире составляют 95 процентов, — сообщил Идиятуллин редакции «РБ» и сделал на волне эмоций такой вывод: — Это полный крах башкирской породы. Отбор и комплектация лошадей для «Терры» свидетельствуют о снижении поголовья чистых «башкирок» в республике.

Известно, что иглинский конезаводчик серьезно занимается селекцией аборигенной породы, добился увеличения своего табуна. Однако, как и в любом творческом процессе, стиль его работы вызывает споры. Так, наверное, и должно быть.

Творчество — это всегда поиск. Особенно в селекции.

Английский лорд лишился покоя

В книге «Башкирская лошадь и технология ее использования» известный ученый, доктор сельскохозяйственных наук профессор Ираида Ахатова приводит замечательную балладу, где очень выразительно говорится о том, какими уникальными богатствами одарила природа наш край. В ней описывается история английского лорда, побывавшего на кумысолечении в башкирских степях.

«Прибыв на лечение тяжелобольным, лорд на кумысе вскоре встал на ноги, окреп и совершенно здоровым покинул гостеприимный край, — пишет автор книги. — Приобретя телесное здоровье, он навсегда потерял душевный покой: не мог примириться, что целебный кумыс производится только в башкирских степях и недоступен его согражданам. Решив исправить это положение, лорд снарядил корабль, чтобы закупить башкирских лошадей. Когда косяк кобыл прибыл в поместье, лорд решил попробовать исцеляющий напиток, но кумыс, приготовленный его слугами, оказался безвкусным и нецелебным. Решив докопаться до истинной причины неудачи, лорд пригласил специалиста, который объяснил, что без башкирских благодатных степных трав кумыс не будет обладать ни вкусом, ни целебной силой.

Может, кто-то бы и опустил руки, но лорд был не из тех. Он снарядил повторную экспедицию, строго наказав своим слугам, чтобы в башкирских степях они собрали семена всех трав, растущих там. Башкиры приняли посланцев как самых дорогих гостей, угостили, помогли им набрать все требуемое. Вернувшись домой, англичане посеяли эти семена и стали ждать всходов. Растения выросли крепкими, прекрасно развивались, но результат был неутешительным: кумыс, приготовленный на их основе, оставался безвкусным и не имел целебных свойств — соки чужой земли не придавали ему волшебную силу. Вот тогда лорд понял всю обреченность своей затеи и потерял интерес к завезенным лошадям. Бедные животные, оставшись без догляда, направились к берегу моря, откуда ветер доносил запах родных степей. Не задумываясь, они прыгнули в волны и, не в силах преодолеть море, утонули, так и не добравшись до любимой родины...»

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Об изменениях правил турнира «Терра Башкирия» и дальнейших планах рассказывает директор Центра компетенций РБ по коневодству и конному спорту «Акбузат» Дамир ИСЕЕВ.

— Дамир Русланович, в чем смысл изменений формата проведения турнира?

— Сейчас мы не ставим цель выявить лучший по коневодству сельский район. Ведь не все муниципалитеты могут по объективным причинам развивать эту отрасль: из 54 районов об участии заявили 40. Этого достаточно. Задача — поддержать конезаводчиков, фермеров, жокеев, по-настоящему влюбленных в лошадь башкирской породы, поголовье которой пошло на спад в кризисные 90-е годы.

— «Терра» способствует росту табуна?

— Да, мы видим, как конезаводчики стали требовательны к себе при оформлении документов, подтверждающих генеалогию своих питомцев. Для участия в скачках у лошади должен быть паспорт. Если его нет, наши эксперты выезжают к конезаводчику для оформления документов.

— Сколько стоит паспорт?

— Тысячу рублей. Если нет документов, подтверждающих генеалогию, нужно сдать кровь на анализ ДНК, это обойдется в 2,5 тысячи рублей.

— Участие в «Терре» — дело хлопотное для сельчан. Все надо бросить, ехать в Уфу, транспортировать своего любимца. Где и как в столице пристроить лошадь?

— Ипподром предоставляет такие услуги. Стоимость одного коне-дня — 500 рублей в теплом деннике, где есть душ, солярий; 360 рублей — в летнем деннике, 210 — на открытом коновязе.

— Сколько в России ипподромов и в каком они статусе?

— Всего 43, из них 38 входят в единое акционерное общество, остальные, куда относится и «Акбузат», государственные. Считаю, что спортивное сооружение приватизировать невыгодно. Те, которые акционировались, имеют другие исторические традиции, зрительскую публику, как, например, Московский или Пятигорский ипподромы.

— А Казанский в каком положении?

— У него государственный статус, но имеется хорошая благотворительная поддержка в лице «Татспиртпрома», основной акционер которого — минсельхоз.

— Может быть, и «Акбузат» передать Башспирту?

— Было бы идеально. Мы бы многие вопросы сразу решили, но руководство «Башспирта» для нас недоступно.

Алексей ПАТЛАХ  Среди болельщиков большинство — фермеры.
Среди болельщиков большинство — фермеры.Фото:Алексей ПАТЛАХ
Автор:Ринат Файзрахманов
Читайте нас в