Все новости
Спорт
27 Марта 2013, 15:40

Большая игра берёт отпуск до осени

Непримиримые баталии на ледовых площадках России близки к завершению. Осталось ответить на главный вопрос: кто будет пить шампанское из кубка Гагарина. Уфимский «Салават Юлаев» турнирную эпопею завершил

Дать ей однозначную оценку невозможно. С одной стороны — сделан шаг вперед по сравнению с прошлым сезоном, когда юлаевцы поделили 9 — 16-е места. Нынче мы обосновались в группе команд, совсем немного не дотянувших до пьедестала почета. А компания-то какова: «Авангард», ЦСКА, «Северсталь» — одно имя громче другого. С другой — всегда очень обидно остановиться в шаге от медалей. Тем более, что шаг этот не позволили сделать не соперники, а арбитры в решающей схватке с «Ак Барсом». Опять же: долго еще будут стоять перед глазами героические битвы с участием юлаевцев в матчах плей-офф против Магнитогорска и Казани. Но не забудется и нервотрепка, которая сопровождала выступления команды в ходе регулярного чемпионата, когда едва ли не до последнего стоял вопрос о самом участии в решающих поединках. Думается, есть резон вспомнить, как развивалась ситуация.
Без первой скрипки

Неразрешимые вопросы у болельщиков со стажем начали возникать еще задолго до старта сезона. Вызвала их работа юлаевских селекционеров. Постепенно обозначились ее контуры. Похоже, приоритетом стало удержание в команде Александра Радулова и привлечение в состав пары-тройки звезд примерно его уровня. В качестве последних остановились на защитнике Кевине Даллмене и восходящем даровании Евгение Кузнецове. Чем все закончилось известно. Даллмен из Астаны переехал в Санкт-Петербург, Кузнецов, не соблазнившись юлаевскими коврижками, предпочел остаться в родном Челябинске, где, по сведениям, ему были предложены суперусловия, а Радулов... Напомним: Александр оставался до последнего. Пока не понял, что ему вновь предстоит единолично тянуть на себе непосильный воз. Полученные в результате его перехода в ЦСКА рекордные для России деньги запоздали: заявочная кампания приближалась к концу, люди, способные усилить команду, уже имели контракты с другими клубами. Квалификация тех, кто приехал в Уфу прошлым летом, сомнений не вызывала: все они бойцы известные, бывалые. Но место лидера, способного встряхнуть и повести за собой коллектив, осталось вакантно. В долгий путь наш караван пустился без вожака.

Специалисты разных уровней тогда не предвещали «Салавату Юлаеву» ничего хорошего, их выводы сводились к тому, что максимум для юлаевцев — это попадание в плей-офф, за которое еще предстоит отчаянно побороться. Один московский коллега, близкий к высоким хоккейным кулуарам, так и высказался в разговоре: «Вас же весь прошлый год называли «Салават Радулов». Теперь-то что делать будете?».

В принципе, люди знающие оказались во многом правы. Все мы видели, как лихорадило команду сразу со старта. Редкие проблески сменялись трескучими провалами, в Уфу уже без былого трепета ехали даже завзятые аутсайдеры и увозили домой очки, каждое из которых значилось в разряде едва ли не решающих. Создалось впечатление: тренерский штаб выпустил из рук ситуацию в команде. Поставленная на сезон задача — борьба за медали — представлялась не к месту рассказанным анекдотом. Апофеозом стал провал на кубке Шпенглера в Швейцарии, где юлаевцам с учетом былых заслуг было доверено представлять Россию, за ним последовала жестокая выволочка в Казани от самого, пожалуй, принципиального соперника «Ак Барса» с небывалым счетом 3:9. О чувствах болельщиков в те дни и вспоминать не стоит. Главное — совершенно не прослеживалось, за счет чего возможен перелом, где искать спасательный круг. А попадание в розыгрыш Кубка Гагарина стало пределом мечтаний.

Юрзиновский прорыв

Было бы неверно винить во всем тогдашнего главного тренера юлаевцев Венера Сафина. Добротный в недавнем прошлом мастер, всю хоккейную жизнь посвятивший клубу, он попросту не имел еще в своем багаже опыта разруливания критических ситуаций. Найти же нового наставника, способного вернуть в игру команду не завтра, а прямо сейчас, представлялось делом если не безнадежным, то крайне затруднительным. Да что там — мало кто бы решился в тот момент принять коллектив. Можно сказать, тренер Владимир Юрзинов возглавил его едва ли не по долгу службы, став главным с приставкой «и.о.». Наследник славных традиций своего отца взялся за дело без резких телодвижений. Да и не было у него ни времени, ни возможности на коренную перестройку. Первое, что бросилось в глаза — был наведен порядок в обороне. Это было заметно не всем, но команда несколько поменяла рисунок игры. Изменился, скажем, порядок выхода звеньев на лед, появились новые сочетания. Кредит доверия получил молодой голкипер Андрей Василевский, полностью его оправдавший. Появились новые сочетания в обороне и атаке. И еще — наконец-то перестала быть посмешищем игра юлаевцев в численном большинстве. Но главное, пожалуй, в том, что Юрзинов сумел достучаться до игроков, предпочитавших плыть по течению. Первые проблески стали заметны уже в январе. Даже в проигранных матчах команда билась до последнего, безволие сменилось стремлением доказать что-то остальному хоккейному миру. В самых важных матчах на финише чемпионата юлаевцы сумели полностью сконцентрироваться и выложиться, что в полной мере испытали на себе лидеры. Вспомним, как были размазаны по льду «Уфа-Арены» тот же «Ак Барс» и «Авангард». Не сказать, что пессимизм сразу уступил место чувству торжества. Но надежды на лучшее явно затеплились. Особенно когда стало известно, что первым нашим соперником в плей-офф будет Магнитогорск, чьи лидеры отбыли за океан в связи с окончанием локаута в НХЛ. И здесь необходимо еще одно отступление.

Упомянутый локаут эхом отозвался на хоккейных событиях в России. Кто-то, как «Металлург», поспешил заполучить в состав звезд первой величины. Безусловно, они и игрой порадовали, и результат обеспечили. Но результат промежуточный — они покинули свои клубы в самый ответственный момент. Остались те, кто весь чемпионат пребывал в тени лидеров, зная: если что — они выйдут и выручат. И вот «выручалочек» не стало... У нас тоже была возможность пойти по этому пути, на трибунах гулял даже список громких фамилий, которые якобы вот-вот будут написаны на юлаевских свитерах. Теперь можно сказать: видимо, к лучшему, что этого не случилось. Зато уже на флажке, перед самым плей-офф, Юрзинов пригласил в команду защитника Сопела, форвардов Слепышева и Ружичку, чьи клубы остались вне кубковой зоны. Все трое сразу пришлись ко двору, укрепив наиболее проблемные позиции, а Сопел и вовсе стал если не кумиром, то «своим парнем» для трибун. Между прочим, умение провести точечную селекцию в решающий момент, когда и выбирать-то особо не из кого — это дарование, которым обладает далеко не всякий наставник. И обойтись при этом без распрей и дрязг в коллективе, которые возникают порой в связи с приездом новичков — кто-то ведь при этом неминуемо лишается места в основе.

Нет смысла лишний раз вспоминать события марта — они и так перед глазами. Пусть без медалей, но «Салават Юлаев» завершил сезон с гордо поднятой головой. Два десятка игроков стали-таки командой, которая не просто показала зубы, а заставила уважать себя даже тех, кто в сентябре пророчил ей провал. Не имея в составе ярких звезд, натерпевшись обид и неудач, парни стали бригадой, где один за всех. Впрочем, повременим с патетикой. Будем считать, что сделан очень важный, но всего лишь первый шаг к возвращению в главные ряды хоккейной России. И в связи с этим неминуемо встает вопрос:

Как дальше жить будем?

Итак, все позади — разочарования старта, поиск своей игры, кубковая феерия. Это для нас, болельщиков. Хоккейное же хозяйство остановок не ведает. Мало того: именно сейчас, в самое ближайшее время, будут определяться контуры будущего сезона, создаваться задел на него. Что же мы имеем?

На сегодня в Уфе — кубковые баталии тому свидетельство — создана добротная ледовая дружина. Но в нынешнем составе мы ее больше не увидим однозначно. С кем-то, без сомнения, придется расстаться, кто-то займет их места — ротация в современном спорте является одним из условий роста. Не забудем к тому же, что сыгравшие заметную роль в последних успехах Сопел, Ружичка и Слепышев были взяты в аренду только на период плей-офф. Останутся ли они в команде — еще вопрос. Другой вопрос — кто будет руководить этими процессами? Конечно, решение останется за руководством клуба, где ситуацией владеют более компетентно. И все-таки, по мнению автора и многих болельщиков, Владимир Юрзинов свою квалификацию показал сполна. Хочется думать, при условии свободы действий и соответствующей материальной составляющей ему по силам гораздо большее. Так есть ли необходимость от добра искать добра?

К сожалению, нынче юлаевским селекционерам вновь придется исходить из того, что набирать игроков нужно на стороне. Собственная школа, на которой в свое время базировался уфимский хоккей, уже который год работает почти вхолостую. Да, нынче был делегирован в основной состав Андрей Василевский, при условии роста которого наш вратарский цех вновь может стать одним из ведущих. Но парень давно был на виду, его успехи вполне прогнозировались. Кто еще? Впрочем, работа нашей школы — предмет особого разговора, масса поводов для которого копится уже годами.

Другой, более глобальный вопрос — сама хоккейная жизнь России. Имеется в виду регулярный чемпионат страны. Будем откровенны: для многих стало правилом играть его в полноги, оставляя все лучшее на короткий по времени розыгрыш главного приза. Отсюда — масса сереньких матчей, полупустые трибуны многих ледовых арен (по счастью, пока не нашей). О том, что ныне действующая формула розыгрыша требует обновления, говорят уже на всех уровнях. Кроме самого высокого, на котором все решается. Конечно, можно исходить из того, что на главные поединки сборной приедут наши заокеанские гвардейцы и все вопросы решат. Но если будет падать интерес к собственному чемпионату — поредеет и гвардия.

Мы не прощаемся, мы говорим: «До свидания!» любимой игре. Мы — это все те, кого сами юлаевцы после побед в Магнитке и Казани называли своим шестым игроком. По сути, до старта нового сезона не так далеко. Встретимся на «Уфа-Арене»!
Читайте нас в