Все новости
Природа
11 Февраля , 11:15

Климат в пересчёте на рубли

Создание карбоновых полигонов может создать Башкирии «зелёный» имидж и принести миллионные прибыли

Климат в пересчёте на рубли
Климат в пересчёте на рубли

Ученые подсчитали, что по разнообразию экологических систем Башкирия занимает третье место в стране. Прежде этот факт интересовал разве что ученых-биологов или туристов. Оказывается, такие климатические особенности помогут решить серьезные экономические и даже политические проблемы.

В целом и в частности

У известного писателя Александра Беляева есть роман «Продавец воздуха», написанный еще в 1929 году. Автор высмеивает алчность и недальновидность некоего английского господина, решившего ради выгоды оставить родную планету без кислорода.

Плохо это или хорошо, но в последние годы воздушная, да и в целом климатическая проблема звучит в мире все острее. Россия при этом оказалась не в самом выгодном свете. Прежде всего экономическом. Теперь страна старается выправить положение, и здесь Башкирия призвана стать одним из регионов-лидеров.

Как отмечается, все началось с подписания в 2020 году Парижского соглашения. Специалисты сетуют, что тогда Россия заняла не самую активную позицию и в результате оказалась в должниках. По международной статистике, в 2019 году в стране было «произведено» свыше двух млрд тонн выбросов в пересчете на углекислый газ, а поглощено растительностью примерно в три раза меньше. Далее зарубежные партнеры переходят от слов к делу. Уже со следующего года в Европе на российский экспорт вводится так называемый углеродный налог. На газ, нефть, уголь, металл, цемент, удобрения. Возможные потери — около шести млрд евро в год.

Но даже на глаз видно, что Россия с ее многочисленными лесами запросто может перекрыть негативные последствия таких выбросов. Однако эмоциональные оценки к делу не пришьешь, европейским партнерам нужны цифры. Вот здесь-то «дьявол» и спрятался. Оказывается, что методики, учитывающие подобные процессы, в стране во многом устарели, учет лесов поставлен некорректно, их кислородная производительность тоже требует пересмотра. По оценкам НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства, наши методики расходятся с реальным положением дел примерно в три раза. То есть Россия уже сейчас никак не может «дышать» за чужой счет. Но для подобного утверждения нужны серьезные расчеты. Так и появилась идея создать в стране карбоновые, то есть углеродные полигоны, на которых можно провести необходимые исследования. А в нашей республике таких экосистем много, это и позволит на достаточно компактной территории получить множество самых разнообразных данных.

Особенности географии

Башкирия сегодня официально вошла в число регионов — карбоновых пионеров. Определено шесть узловых территорий, где будут проводиться исследования. Понятен бюджет — 702 млн рублей, 56 процентов из которых поступят от крупных коммерческих структур: Башкирской содовой компании, «Газпром нефтехим Салавата», «Петона». Список, кстати, не закрыт и скорее всего будет пополняться.

— Башкортостан — регион с многочисленными природными особенностями. Он расположен на стыке двух континентов, отсюда такое разнообразие. На расстоянии менее 100 километров можно попасть из сибирской тайги в типичные южные степи. Здесь большую роль играют Уральские горы, которые являются неким барьером для теплых воздушных масс, идущих с Атлантического океана. Поэтому мы — прекрасная площадка для изучения депонирования углерода различными экосистемами, — поясняет Лариса Белан, профессор кафедры геологии, гидрометеорологии и геоэкологии БашГУ, представитель центра декарбонизации УГНТУ.

Кстати, именно нефтяной университет стал оператором проекта. И на основе полученных совместно со специалистами «Сколтеха» данных уже определил основные площадки для изучения. Они действительно производят впечатление своим разнообразием.

Так, лесной участок экосистемы (примерно 100 га) расположен на территории учебно-научного центра БГАУ. Здесь хорошо обустроена инфраструктура. Планируется установка стационарной вышки для проведения измерений потоков углекислого газа. Примерно такую же площадь занимает участок пахотных земель с идеальными условиями для изучения баланса углерода при различных методах обработки почв, внесения удобрений и выращивания агрокультур.

По стране при изучении экосистем меньше всего охваченными оказались степи. Поэтому в Башкирии выбрали такой типичный участок площадью в 10 га на берегу озера Аслыкуль. Здесь растет ковыль, и именно эта территория осталась нетронутой. Исследования будут проводиться камерными методами.

Еще одно место — «Солуни», его 10 га находятся на берегу Павловского водохранилища. Это учебно-научный полигон УГНТУ, здесь, кроме всего прочего, планируется проводить исследовательские работы, выездные практики студентов. Его изюминка — изучение углеродного следа во взаимодействии с водным объектом.

Одним из наибольших по размерам стал участок болотного массива «Берказан-камыш» площадью 500 га. Это самое крупное болото Предуралья, которое находится в Давлекановском районе. Происходящие в этой местности процессы будут изучаться Институтом лесоведения РАН и Уфимским институтом биологии.

Участок «Глобальный геопарк ЮНЕСКО «Янган-Тау» расположен в Салаватском районе. Здесь грантовую поддержку исследованиям окажет Русское географическое общество. Примечательно, что на этой территории с 1984 года произошло сокращение земель сельхозназначения на 67 процентов, зато площадь лесов увеличилась на 12 процентов. Именно на территории геопарка планируется создание так называемых карбоновых ферм.

И, наконец, самый большой участок — «Мишкино», занимает территорию в 10 тыс. га. Он уже давно изучается Институтом биологии УФИЦ РАН. Здесь планируется создание модели карбоновой фермы. Ученые намерены досконально изучить процесс депонирования углерода растительностью, отслеживать эффект, который дает применение удобрений и других препаратов.

— Наши исследования начнутся уже в этом году. Постепенно охватим все шесть территорий. Закуплено современное оборудование производства США, которое позволит получить корректные с международной точки зрения данные. Вся информация станет аккумулироваться на специальном портале и будет использована не только внутри республики, но и на федеральном уровне, — говорит Лариса Белан.

По ее словам, республика по принятым методикам является регионом со средним поглощением углекислого газа, порядка 1,2 тонны на гектар. Но и эти показатели требуют уточнения. Есть такой знаковый факт: еще в 2018 году было изучено 15 болот в лесостепной зоне Башкирии. Только они поглощают углерод в объеме 942 тыс. тонн, что в стоимостном выражении тянет на 70 млн долларов. Так что потенциал нашей экосистемы очень высок.

И еще один требующий осмысления факт приводят ученые республики. По их подсчетам, в 2020 году выбросы по Башкирии составляли более 88 млн тонн, половина из них пришлась на энергетическую отрасль, на промышленность и строительство — 31 процент. В то же время поглотительная способность региональной экосистемы сейчас оценивается в 77 млн тонн. Из которых на леса приходится примерно две трети. Но ведь они занимают почти 40 процентов территории республики. Понятно, что эти данные требуют серьезного уточнения.

Планы у операторов проекта амбициозные. Ставятся задачи: протестировать 12 вариантов технологий сокращения выбросов и увеличения поглощения парниковых газов, к концу 2030 года обучить более 15 тыс. специалистов, сэкономить более 2 млрд долларов на экспортных пошлинах и получить доход в 500 млн долларов от продажи углеродных квот.

Деньги из воздуха

Понятен интерес к проекту и коммерческих структур. Вложения в карбоновые полигоны и фермы, аренда леса позволят им иметь на руках серьезные козыри, доказывающие нейтрализацию углеродного следа их продукции. Впрочем, фермы — дело будущего. Именно здесь в прямом смысле слова будут выращивать кислород.

То есть, учитывая местные условия, высаживать именно ту растительность, которая более всего обогащает атмосферу. Но появятся они прежде всего там, где сначала были обустроены карбоновые полигоны.

Положительный опыт такой «зеленой» торговли уже есть.

— Мы заключили договор на выпуск 5300 сертификатов I-REC. Это зеленые сертификаты, которые подтверждают производство электроэнергии от низкоуглеродных источников, наши Павловская и Юмагузинская ГЭС зарегистрированы в реестре I-REC. Сертификаты мы продали за живые деньги одной из коммерческих структур, занимающейся экспортом. Это был первый подобный контракт в Башкирии и максимум третий в стране, — говорит генеральный директор Башкирской генерирующей компании Виктор Лариошкин.

На модернизацию энергетики, ветряки и прочие источники электричества правительство России к 2050 году планирует затратить в целом по стране до 24 триллионов рублей. К чему это приведет? На уровне республики прогнозируются следующие цифры. Сейчас в Башкирии 62 процента электроэнергии вырабатывается на 10 ТЭЦ, и 33 процента дает Кармановская ГРЭС — самый крупный участник рынка с точки зрения карбонового следа. К середине века доля ТЭЦ должна снизиться до 34 — 44 процентов. Насколько реальны эти планы — в правительстве России не комментируют.

— Я считаю, что внедрение в энергетике парогенераторных установок, лесовосстановления и отчетов ученых будет достаточно, чтобы избежать каких-то ужасных затрат. И еще нужны реальные параметры, что именно относится к экологии, — высказывает свое мнение Виктор Лариошкин.

«Малышам» везде у нас дорога?

Один из представителей малого бизнеса, занимающийся сельским хозяйством, резонно как-то задал вопрос: «А если я сею свеклу или занимаюсь пчеловодством, то тоже ведь вношу свой вклад в стабилизацию углеродного баланса. Какие мне от этого могут быть льготы?» Наверное, ответа на него пока нет. Во всяком случае, чиновники здесь еще только ищут правильные решения.

— Все регионы входят в новую климатическую повестку с большой долей неопределенности. Изначально такая тематика на многих предприятиях не рассматривалась. С этим больше сталкивается крупный бизнес. Да, нам нужно побудить предприятия соблюдать некое квотирование выбросов. Но здесь у субъектов в большей степени руки связаны, идет ориентировка на федеральный центр, — признает первый замминистра экономического развития и инвестиционной политики Башкирии Айрат Фахретдинов.

Инна Рыкова, руководитель центра отраслевой экономики научно-иследовательского финансового института минфина РФ смотрит на проблему чуть иначе:

— Мне кажется, ученым и бизнес-среде надо объединиться для получения опыта. Тогда мы сможем получить прогнозные значения. И когда все синхронизируем, как это хотят сделать в Башкирии, сразу увидим и потребность в инвестициях, и возможную доходность от зеленых облигаций, и куда инвестору-«малышу» прийти. Нужно четко выстроить разные направления, разные виды бизнеса. Найти баланс, это важно для финансирования проектов.

Сейчас в стране около десяти регионов включились в карбоновые, то есть углеродные, исследования. Они будут продолжаться и дальше. В той же Башкирии, признают ученые, еще не охвачены горные местности, типичная лесостепная зона в пределах Зауралья, степная зона южных лесостепей. То есть продвижение на восток и юг еще впереди.

…Сегодня минприроды России использует методику региональной оценки бюджета углерода лесов, которая одобрена межправительственной группой экспертов по изменению климата ООН. Так вот, согласно этой методике, леса России поглощают около одной тонны углекислого газа с гектара, а в Германии — почти в пять раз больше. При всем при том западные страны в силу своего прагматизма отказываются пока учитывать вклад леса в углекислый баланс. С лесами у них, надо понимать, не богато, а денег хочется. И бить по таким «хотелкам» лучше всего железными аргументами. Что сегодня, судя по всему, в России прекрасно поняли. И Башкирия собирается внести свой серьезный вклад в справедливое решение этой эколого-экономической проблемы. Что гораздо практичнее и нужнее, чем слушать апокалиптические кошмары Греты Тунберг.

Прямая речь

Иван ЧЕБЕСКОВ, директор департамента финансовой политики минфина РФ:

— Мир в целом нацелен на сокращение теплового эффекта.

От нас потребуется много усилий, чтобы перестроить экономику и финансовые рынки. Для достижения углеродной нейтральности предполагается серьезная перестройка экономики с одновременным ее ростом не менее трех процентов в год.

Одним из инструментов такой модернизации должна стать торговля углеродными единицами.

Они уже есть в США, Китае. Важно, чтобы они были взаимно признаны.

Евросоюз сейчас ушел заметно вперед, и трансграничное регулирование, которое они вводят, будет облагать наши компании дополнительными налогами. И это еще одна причина, по которой нам важно выстроить свою систему.

Татьяна РАДЧЕНКО, первый вице-президент фонда «Центр стратегических разработок»:

— Понятно, что достичь углеродной нейтральности без мер господдержки и содействия со стороны государственных финансовых структур невозможно.

И в настоящее время разрабатывается операционный план по реализации этой стратегии. Сегодня многие компании осуществляют расчет углеродного следа.

Как правило, это расчет по первому охвату, то есть прямые углеродные выбросы от сжигания углеродного топлива, от использования транспорта.

Иностранные компании переходят к расчету косвенных выбросов. В инфраструктурных проектах берутся расчеты на всех стадиях жизненного цикла проекта, от сооружения и эксплуатации до обслуживания и реконструкции. Не исключено, что такие инструменты будут применяться при финансовой поддержке со стороны и федерального бюджета, и фонда национального благосостояния.

Автор:Владимир ЛЕОНТЬЕВ
Читайте нас в