Все новости
Право
31 Октября 2012, 15:53

Не дать съесть паспорт

У службы сегодня много задач, в том числе и эта

Реформа правоохранительных органов коснулась и судебных приставов — с начала года их обязанности значительно расширились. Теперь в списке обязанностей службы значится, к примеру, выдворение мигрантов-нелегалов, розыск детей, «украденных» бывшими супругами, создание банка данных, которым может воспользоваться любой гражданин. Подробнее об этих и других новшествах газете рассказал главный судебный пристав республики Зариф Байгускаров.
— Многие полномочия нашей службе достались от полиции. В частности, выдворение лиц, незаконно находящихся в нашей стране. С начала года мы уже выдворили 257 нелегальных мигрантов. Как правило, это выходцы из СНГ, но есть и граждане Сенегала, Камеруна.

— По каким причинам пришлось выдворять мигрантов из экзотических стран?

— Речь идет о бывших студентах, которые по разным причинам бросили учебу, но возвращаться домой не захотели. Некоторые из них промышляли кражами. Другие, напротив, совершили какие-то преступления у себя на родине, а в России скрывались. Но эти моменты выявляет миграционная служба, а мы только исполняем решение суда по выдворению из страны. При этом нам приходится сталкиваться с различными ухищрениями со стороны нелегалов, ведь они не хотят уезжать. Поэтому документы судебные приставы отдают только экипажу самолета. Дело в том, что были случаи, когда нелегалы съедали свои паспорта, а без документов выдворить их мы не имеем права. Некоторые пытаются вскрыть вены или нанести себе какое-то другое увечье. Уже не говоря о попытках побега.

— Зариф Закирович, какие еще новые обязанности были возложены на вашу службу с января нынешнего года?

— Розыск преступников. В том числе и совершивших особо тяжкие преступления. В прошлом году мы задержали 120 таких лиц, а в этом — около двухсот.

Кстати, результат нашей деятельности составляет почти 13 процентов от общего количества задержанных преступников в целом по стране. Поэтому наш опыт работы распространяют по другим регионам.

— Так, может, в Башкирии преступность выше, чем в других регионах?

— Нет, в той же Москве преступность в разы выше, а задержанных меньше. Просто у нас накоплен большой опыт, так как этой работой занимаемся с 2006 года, когда даже предположить не могли, что на нас возложат такую обязанность.

Кроме того, мы теперь доставляем в суды лиц, задержанных по административным делам, тех, кто не является на судебные заседания. В Благовещенске был случай, когда после суда задержанного усаживали в машину, а он выхватил припрятанный нож и приставил его к шее одного из приставов. Он получил ранение, но преступнику скрыться не удалось. Потому что наши сотрудники обучены действиям в любых ситуациях, в том числе и в житейских. Как произошло с приставом Викторией Ивановой, которая работает в Октябрьском горотделе. Летом она шла с работы домой, когда увидела, что в реке Ик тонет ребенок. Бросилась в воду, вытащила девочку, откачала ее, отправила в больницу. Мы узнали о произошедшем от мамы спасенной девочки, которая пришла в горотдел, чтобы лично поблагодарить спасительницу. Главный судебный пристав России Артур Парфенчиков на недавнем семинаре вручил Виктории Ивановой благодарность и объявил, что направил ходатайство на имя президента страны о ее награждении.

— В числе новых обязанностей на судебных приставов возложен и розыск детей. Расскажите об этом подробнее.

— Недавно был случай — суд в Ханты-Мансийске обязал отца, должника по алиментам, передать ребенка матери, кстати, речь идет об известном спортсмене-волейболисте, который родом из нашей республики. К нам поступила информация о том, что, возможно, отец спрятал ребенка у родственников в Башкирии. Сведения подтвердились. Но встал вопрос, как забрать маленькую девочку, чтобы не нанести ей психологическую травму. Представляете, придут судебные приставы в бронежилетах, с оружием? Выяснили, где девочка живет, узнали, что она ходит в частный детский сад. Предупредили его работников, пригласили мать из Ханты-Мансийска, и она просто забрала дочь под нашим присмотром. Конечно, отец потом писал жалобы на действия наших сотрудников, мол, мы нарушили права его и дочери. Но приставы исполняли решение суда, не более того.

— Какая ситуация у нас в республике с неплательщиками алиментов, сколько их и о каких суммах идет речь?

— Это серьезная социальная проблема. По количеству лиц, которые обязаны платить алименты, наша республика занимает одно из лидирующих мест в России. После Краснодарского края, Московской и Свердловской области мы находимся где-то на третьем-четвертом месте.

Лиц, с которых мы взыскиваем алименты, примерно около 50 тысяч человек. В розыске сегодня у нас находятся 35 тысяч неплательщиков алиментов. Как правило, это не самые бедные люди. Я сам работал восемь лет судебным исполнителем, приходилось непосредственно общаться с подобной категорией лиц. И задавал всем один и тот же вопрос: почему они не хотят платить алименты? Ответ был тоже одинаковым: «Не хочу помогать этой…». Приходилось объяснять, что они помогают не бывшей жене, а своему ребенку. Ну, не хочется давать деньги, можно купить одежду, обувь, велосипед, фрукты, ведь детям много чего нужно. До сих пор не могу забыть слова одного папаши: «Моей матери никто не помогал, почему я теперь должен кому-то помогать?». Видимо, для многих наших мужчин это норма.

Надо сказать, что с первого января этого года неплательщиков алиментов разыскиваем тоже мы. Кстати, пока идет розыск, мы выдаем маме справку, на основании которой она может в отделе соцобеспечения получать пособие. Деньги небольшие, но хоть что-то.

Мы долго добивались, чтобы в Уголовный кодекс внесли изменение об ужесточении наказания за уклонение от уплаты алиментов. И в этом году, наконец, Госдума приняла такое решение. Теперь злостным неплательщикам грозит наказание до года реального лишения свободы. Наша служба с начала года возбудила уже более 1,5 тысячи таких уголовных дел.

— Расскажите, что представляет собой ваш информационный банк и кто может воспользоваться его данными?

— Это еще одно новшество. У нас в течение года в работе находится примерно 1,7 миллиона судебных решений и актов различных органов, которые мы должны исполнять. Поэтому федеральной службой было принято решение создать в регионах банк исполнения производств, чтобы любой желающий мог зайти на сайт службы и посмотреть, например, числятся за ним долги или нет. Причем не только на себя, но и на жену, своего сотрудника, любого человека. К примеру, девушка встречается с молодым человеком и может проверить, нет ли за ним алиментов. Адрес сайта — [email protected]

Также полезно проверить, нет ли долгов перед поездкой за границу. Таких обращений тоже немало. При этом можно сразу оплатить свой долг электронным способом.

— Но правило, по которому квитанцию об оплате долга необходимо вручить судебному приставу, никто не отменял?

— Да, это так, но на том же сайте есть вся нужная информация. Допустим, можно связаться по телефону и сообщить, что вы переправили по «электронке» квитанцию об оплате. То есть, работа службы теперь автоматизирована, и это очень удобно для всех.

— Какая сумма долга может стать препятствием для выезда за границу?

— Закон не предусматривает конкретную сумму. Судебный пристав по своему усмотрению может назначить ограничение на выезд даже при сторублевом долге. Но мы, со своей стороны, рекомендуем ограничивать заграничные поездки при наличии долга не менее пяти тысяч рублей. Сейчас выезд за границу ограничен семи тысячам граждан республики, из них более шестисот — неплательщики алиментов.

— Одно из социально опасных явлений — задержка зарплаты. Вам удается решать проблему с недобросовестными работодателями?

— Тут прежде всего виноваты сами работники, которые верят обещаниям своих начальников и слишком долго терпят. Иногда просто диву даешься — люди могут целый год не получать свой заработок и при этом исправно работать. К сожалению, такое долготерпение часто оборачивается против них, потому что за это время предприятие перестает существовать и взыскать долг по зарплате уже невозможно. Поэтому я настоятельно рекомендую обращаться в суд своевременно, а самое главное, пока идет судебное рассмотрение, подать ходатайство на арест имущества, чтобы работодатель не успел ничего продать. Тем не менее с начала года мы смогли 17 тыс. 600 работникам вернуть зарплату в сумме более 334 миллионов рублей. Кстати, за последние пять лет именно наша служба взыскивала самые большие суммы по зарплате по сравнению с другими регионами. Можно сказать, мы устоявшиеся лидеры по взысканию зарплаты.

В общей сложности в этом году мы взыскали в бюджет 1,8 миллиарда рублей по различным статьям: налоговые недоимки, страховые взносы, платежи в Пенсионный фонд, штрафы.

— Много жалоб от граждан поступает на действия судебных приставов?

— Жалобы всегда были и будут. Разве может должник быть доволен тем, что у него арестовывают имущество? Поэтому жалобы стандартные — либо на действия, либо на бездействие. Отрадно, что в этом году на треть уменьшилось количество обращений в суд по таким поводам.

— И все-таки, сколько сотрудников вам пришлось уволить из-за несоответствия занимаемой должности?

— С начала года по этой статье уволены шесть человек. Взыскания получили 285 сотрудников. Нужно отметить, что 80 процентов всех нарушений или преступлений, совершенных приставами, выявляет наш отдел противодействия коррупции, обеспечения работы с кадрами и вопросов безопасности. Собранные материалы мы, как правило, направляем в полицию или в следственный комитет.

— Сколько судебных решений вашей службе не удалось воплотить в жизнь?

— Как правило, около двадцати процентов судебных решений не окончены из-за невозможности их исполнения. Но на федеральном уровне эта цифра составляет примерно 68 — 70 процентов, то есть у нас еще не все так плохо.

А оттого, насколько эффективно мы будем взыскивать налоги в различные бюджеты, во многом зависит и решение социальных вопросов. Все взаимосвязано, и наша служба — не последнее звено в этой цепочке.
Читайте нас в