Все новости
Право
1 Июня 2012, 05:41

Штрафы должны быть!

Но обоснованные и справедливые

Такса с намордником или штрафная такса?
Принятие закона «О полиции» ощутимо ударило по практике соблюдения административного законодательства и системе применения штрафных санкций в целом. Перераспределение полномочий вывело из-под юрисдикции блюстителей порядка многие статьи КОАП, которые были переданы муниципалитетам, министерствам и ведомствам.
«А я никто, и звать меня никак»

Как поясняет председатель комитета по местному самоуправлению и общественным объединениям Госсобрания РБ Рустэм Кузбеков, передача полномочий административным комиссиям и прочим структурам обернулась провалом. Причем довольно серьезным. Это выразилось в резком падении количества выписываемых штрафов, так как многие некогда вполне исправно «работавшие» статьи административного кодекса теперь просто бездействуют. И объясняется это вовсе не нежеланием или неумением полномочных органов бороться с нарушителями, а более серьезными обстоятельствами. Да, члены административных комиссий имеют право выписать штраф, но этим их возможности и заканчиваются. И даже обнаружив явное нарушение, они, по-большому счету, бессильны предпринять действенные меры. Для наглядности представим следующую картину: административная комиссия пытается оштрафовать некоего гражданина, выгуливающего посреди улицы здоровенного пса без намордника. Однако никаких удостоверяющих личность документов нарушитель при себе не имеет, в разговор с оппонентами не вступает, а назвать свои личные данные отказывается или представляется, например, Александром Македонским. А потом... спокойно уходит восвояси. Все. Штраф выписан не будет, так как ни потребовать у правонарушителя документы, ни тем более задержать его для выяснения личности представители комиссии не имеют права. Это прерогатива полиции, а она, как нам уже известно, штрафами не занимается. Выходит, круг замкнулся?

На помощь, полиция!

— Конечно, те времена, когда милиция хватала за рукав всех подряд и штрафовала, к счастью, прошли, — говорит Рустэм Кузбеков. — Тем более что под предлогом исполнения статей КОАП наряды ППС имели немало возможностей для «законно-незаконного» отъема денег у населения. Однако это вовсе не означает, что сейчас полиция должна отгораживаться от всех административных правонарушений: обойтись без нее, видимо, не получится. В качестве примера можно привести недавний рейд стерлитамакского отдела торговли. Его сотрудники отправились с проверкой по уличным торговым точкам, выявив в ходе инспекции довольно много нарушений. Но ни одного протокола не составили: все лица, к которым имелись претензии, просто-напросто разбежались.

Во избежание подобных ситуаций депутат предлагает довольно простое решение. Перед тем, как идти в рейд, нужно заручиться поддержкой правоохранительных органов, и тогда достаточно будет одного телефонного звонка, чтобы установить личность нарушителя, даже если он уже скрылся. Конечно, это добавит полицейским работы, но в настоящий момент это самый оптимальный выход. К тому же в скором времени планируется создать институт муниципальной полиции и тоже привлечь ее к исполнению административной практики.

Качай права. Они тебе даны

Разгулу административных правонарушений, по мнению председателя комитета, способствует и юридическая малограмотность самих граждан. Ведь КОАП — это не только кнут для выбивания штрафов, но в первую очередь инструмент, направленный на повышение правовой сознательности населения. В частности, часть статей кодекса предусматривает наказание за посягательства на права граждан, но они практически «выключены» из действующего правового поля.

— Правонарушениями подобного плана большей частью грешат официальные учреждения, — продолжает Рустэм Кузбеков. — Отказ в предоставлении нужной информации (кроме случаев, оговоренных законодательством) или в приеме заявления тоже считается нарушением КОАП, за которое предусмотрено вполне четкое административное наказание. Однако зачастую граждане даже и не знают, что в подобных случаях они имеют все основания для жалоб. Поэтому Кодекс об административных правонарушениях желательно иметь под рукой каждому, а руководителям и чиновникам и вовсе не мешало бы сделать его настольной книгой. Ведь среди них тоже далеко не все свободно ориентируются в административном праве...

Трудности перевода

Подводя итог, можно сказать, что сейчас в исполнении административной практики имеется значительный пробел. Совершенно не действуют статьи, «приписанные» к министерствам и ведомствам. Конечно, их немного, но нарушения по ним встречаются часто. Для примера можно обратить внимание на закон «О государственных языках». Его исполнение курирует министерство культуры. Согласно законодательству, каждая предназначенная для публичного прочтения вывеска должна быть продублирована на башкирском языке, и это требование вроде бы исполняется. Но бог ты мой, сколько же ошибок они содержат! А иногда дело и вовсе доходит до казусов, как в случае с колбасным изделием одного местного комбината. Переведя на башкирский язык его название, звучащее на русском как «Колбаса детская вареная», производитель получил надпись, которую люди, владеющие башкирским, читали если не с возмущением, то уж точно со смехом. На витринах магазинов красовался продукт под садистским названием «Колбаса — вареные дети». И хотя таких случаев пруд пруди, ни одного штрафа по ним так и не выписано. Есть претензии и к министерству здравоохранения. За невыполнение обязанностей лицом, находящимся под диспансерным наблюдением в связи с диагнозом «туберкулез», выписывается ничтожно мало штрафных квитанций. А ведь здесь речь идет уже не о надписи, а о здоровье населения, поскольку эти люди несут опасность заражения, и несоблюдение ими предписанных норм — прямая угроза обществу. Так что работы в области исполнения положений административного законодательства еще много, и депутатский корпус Госсобрания намерен отладить существующую ситуацию.