Все новости
Общество
31 Января 2023, 11:15

Дом-призрак не даёт покоя

Бывшим жильцам полуразрушенного здания вчиняют иски по долгам за капитальный ремонт

Юлия КАМАЛОВА  Дом № 7 на улице Коммунистической в селе Аургазы пустует уже много лет.
Дом № 7 на улице Коммунистической в селе Аургазы пустует уже много лет.Фото:Юлия КАМАЛОВА

Обвалившаяся крыша, пустые глазницы окон, частично обрушившиеся стены, пепелище после двух пожаров.

Дом № 7 по улице Коммунистической в селе Ургазы Баймакского района напоминает декорацию из фильма ужасов. Последние жильцы покинули его несколько лет назад.

Но продолжают получать счета за капитальный ремонт здания. Платить за то, что отремонтировать нельзя, люди не хотят. Долги копятся, иски направляются в суды, приставы в рамках исполнительного производства взыскивают суммы. Некоторые бывшие обитатели заброшенного дома в попытке разрешить абсурдную ситуацию обратились к местным властям. Диалог между ними продвигается неспешно, а долги копятся…

Привет из прошлого

Юлия Камалова жила здесь со своей мамой. Несколько лет назад они переехали в Сургут. На тот момент в доме оставалась всего одна семья, но и та вскоре покинула эти стены.

— Молодежь старалась уехать из поселка, найти более перспективное место. Со временем все соседи разъехались. Кто-то перебрался в другой город, кто-то остался в Баймакском районе. Меня судьба закинула на Север. Здесь я купила в ипотеку квартиру, воспитываю двоих детей. Но на днях мои счета вдруг были арестованы.

Оказалось, из-за долга за капитальный ремонт дома в Аургазах в размере более 15 тысяч рублей, — рассказывает Юлия.

Позвонив в местное ЖЭУ, она узнала, что за ней числится еще 7 тысяч рублей. В должниках женщина ходить не любит, поэтому поспешила расплатиться. Между тем ей объяснили, что пока дом не признают аварийным, плату за капитальный ремонт продолжат взимать. На начало 2023 года общий долг по дому составил более 200 тысяч рублей.

Новогодний «сюрприз»

Двухэтажный 12-квартирный дом к тому моменту, когда его начали покидать жильцы, уже находился в плачевном состоянии. Из прохудившейся крыши вода сочилась в квартиры, в панельных стенах образовались трещины. Квартира без удобств в селе, где нет работы и постоянные проблемы с водоснабжением, стоила примерно сто тысяч рублей. Несмотря на низкую цену, желающих переехать в ветшающее здание не находилось. Поэтому хозяева, собрав пожитки, просто бросали неликвидную недвижимость. К 2014 году, когда в республике заработала программа капитального ремонта, дом уже опустел. И долгие годы его бывшие обитатели даже не вспоминали о нем, пока неожиданно накануне Нового года им не предъявили счета за капремонт.

Альфия Ильина тоже когда-то жила в Ургазах, но уже несколько лет как обосновалась в Краснодаре. В 2006 году свою квартиру на первом этаже дома № 7 она перевела в нежилой фонд и открыла в ней магазин. На тот момент ее сыновья от своих долей отказались. Торговлю женщина прекратила в 2012 году. Каково же было их удивление, когда в декабре прошлого года через сайт госуслуг все они получили уведомление об имеющейся задолженности. Также выяснилось, что, несмотря на оформленные документы, квартира продолжает считаться жилой.

— Странно, что этот полуразрушенный дом, в котором никто не жил, включили в программу капитального ремонта. Ведь очевидно, что он не подлежит восстановлению, почему же мы должны платить? — недоумевает Альфия. — Сейчас за мной числится долг в 20 тысяч рублей. В Башкирию приехать я смогу не раньше лета. За это время он накопится снова.

Соседи, отзовитесь!

Администрация Баймакского района считает, что бывшие жильцы должны сами решить свою проблему.

— Дом с 2010 года заброшен, находится в ветхом состоянии, но не признан аварийным. Девять из двенадцати квартир в нем приватизированы, то есть находятся в собственности. К такому состоянию строение пришло из-за того, что собственники там не проживали и не ухаживали за своим имуществом. Чтобы признать дом аварийным, необходимо инициировать общее собрание жильцов, чтобы выбрать специализированную организацию для проведения обследования технического состояния дома, — пояснил собственникам и. о. начальника отдела строительства администрации района Ринат Рахимгулов. — Заключение этой организации нужно направить в межведомственную комиссию района, где будет принято решение о признании жилого дома аварийным или непригодным для проживания. После этого она направит информацию Региональному оператору для перерасчета.

Ближайшая специализированная организация находится в Магнитогорске. Она оценила свои услуги примерно в 60 тысяч рублей. Сумма вроде бы и небольшая. Но...

— Кто же будет платить? Смешно даже слышать о том, что нам предлагают провести общее собрание. Сейчас я нашла только одну собственницу, мы не знаем, где находятся остальные, живы ли они. Местные власти могли бы помочь нам их найти, ведь это и в интересах администрации, — говорит Юлия Камалова.

Глава Зилаирского сельсовета Ильфат Мусин, в свою очередь, сообщил редакции «РБ», что в свое время квартиры в этом доме давали работникам местного совхоза. Он подтвердил, что строение заброшено уже много лет. Пожары в нем произошли уже после того, как здание опустело — в 2019 и 2022 годах. Грешат на подростков, которые собирались здесь компаниями. Наибольшие повреждения дом получил именно после этих инцидентов. Также собеседник рассказал, что найти некоторых собственников сейчас не представляется возможным. Кто-то умер, а в право наследования никто не вступил.

— Мы находимся на связи с Юлией Камаловой и продолжаем работать над решением этой ситуации, — резюмировал Мусин.

«Квартиру снимаем, в своей жить невозможно»

Дом № 7 не единственный проблемный на Коммунистической. По обе стороны улицы — по шесть однотипных зданий, возведенных в 60-е годы. Люди и поныне продолжают в них жить, или, правильнее сказать, существовать.

Инна Валиева с тремя детьми вынуждена зимой снимать квартиру, так как в своей, располагающейся в одном из этих домов, жить невозможно.

— Сквозные трещины в стенах мы промазали цементом, но из них все равно дует. Они идут вертикально к крыше через два этажа. Фундамента у здания нет. Под своей квартирой на первом этаже мы сами его сделали. Но это не спасает: полы зимой ледяные. Окна в доме перекошены. Через них задувает. Я свои утеплила, затянув полиэтиленом. Другие забивают фанерой. Второй подъезд и вовсе ушел в землю. Его затапливает так, что воду вычерпываем ведрами. Санузлов нет, водопровода тоже — ходим на колонку. Жить в таких условиях невыносимо, особенно с детьми. Но в марте вернемся в свою квартиру, так как платить за аренду накладно, — говорит она.

Женщина тоже отказывается оплачивать капитальный ремонт, ссылаясь на, что дом давно надо признать аварийным. Но местные власти снова твердят: решайте этот вопрос самостоятельно. Сейчас за многодетной мамой числится долг в 19 тысяч рублей.

Также она рассказала, что на Коммунистической есть здания и в худшем состоянии. Дом № 1 — нежилой, во втором заселена только одна квартира. В четвертом живет женщина с двумя детьми, у них отключен газ, так как пользоваться им небезопасно.

— В этих домах остаются те, у кого нет возможности приобрести другое жилье. В том числе и я. Куда мне деться с тремя детьми? Так и мучаемся, — сетует Инна.

Компетентно

Булат САФИН, юрист, член Общественной палаты Башкирии:

— Действительно, действующее законодательство обязанность подготовки документов для межведомственной комиссии, которая вправе признать дом аварийным, непригодным для проживания, возлагает на собственников таких помещений. Однако следует учесть, что часть квартир в данном доме не оформлена в собственность, следовательно, является муниципальным имуществом. Поэтому это бремя лежит одновременно и на собственниках, и на органе местного самоуправления. Дело это надо решать совместно.

Также в случае, если после смерти собственника никто не принял наследство, в том числе объекты недвижимости, право собственности на них возникает у органов местного самоуправления. То есть местная администрация должна подготовить документы в межведомственную комиссию и за них.

Автор:Альбина ЗУБАРЕВА
Читайте нас в