Все новости
Культура
17 Декабря 2022, 20:15

Арт-панк понарошку

Свой стиль — прямой путь к сердцам слушателей и поклонников

автора Вячеслав Маронов на свободном микрофоне, 2022 г.
Вячеслав Маронов на свободном микрофоне, 2022 г.Фото:автора

Вячеслав Маронов — бирский музыкант, автор стихов и песен, организатор рок-фестивалей — стал особо популярен после проведения фестиваля «Мусорный ветер». Такого нашествия музыкантов и фанатов Бирск никогда не видел. Казань, Киров, Курган, Пермский край, Челябинская, Свердловская, Оренбургская области, едва ли не все города Башкирии... Две ночи напролет на берегу Белой горели костры, люди пели под гитару. Гостиницы пустовали — приезжие рвались в Забелье, на природу. А прошедшим летом на Октябрьской площади города проводилось довольно необычное представление: по средам местные музыканты давали бесплатные концерты в формате открытого микрофона. Вячеслав Маронов рассказывает о своих музыкальных проектах.

Драйв и угар

— Твое увлечение гитарой началось в школе?

— В старших классах подвигли девчонки, с нескрываемой симпатией внимавшие гитаристам. Подумал: мне уже 15, а до сих пор играть не умею. Учился по самоучителям. Из чужих песен исполнял то, что пели тогда: «Звезда по имени Солнце», «Ой-ё». А вообще, предпочитал писать свои.

— И все же на чьих произведениях формировался музыкальный вкус?

— Три команды, которые могу слушать бесконечно: «Металлика», ДДТ и «Офспринг». Своеобразным толчком послужило интервью Михаила Горшенева из группы «Король и Шут». Он рассказывал, через что ему пришлось пройти, чтобы прорваться на большую сцену.

— Что движет желанием человека выступать на сцене?

— Кто-то ловит адреналин, сплавляясь по горным рекам или прыгая с парашютом, кто-то кайфует в египетских отелях на берегу моря или тешит первобытный инстинкт, срываясь в тайгу на охоту. А мы жаждали драйва, угара и гитарной музыки уровнем выше дворовых исполнителей или местных групп в ГДК. Просто хотелось устраивать праздники для людей.

Спонтанный бренд

— Не кажется, что название вашей группы «The Fill-in» несколько фривольно?

— Тут история такая. Демобилизовавшись из армии (кстати, 20 лет назад), я надергал пеструю команду музыкантов из разных коллективов и начал играть свои песни. Репетировали в знаменитом 14-м кабинете городского Дома культуры. Федя Салин, Дима Андропов проводили в то время джем-сейшены в баре «Ассоль». Я попросился туда со своей командой. Надо было как-то назваться, и Руслан Яфаев (бас-гитарист группы «ПроRock») записал наобум «The Fill-in» — «наполни себя».

Ничего предосудительного, как видим. А прикол в том, что в вольном переводе это звучит как «наливай»…

Несостоявшееся прослушивание

— В каких фестивалях довелось участвовать?

— Три или четыре раза выступали на «Крещенских морозах» — бирском фестивале эстрадной песни и танца. В Туймазах в 2008 году радио Maximum устраивало открытие байк-клуба «Роверс», еще был фестиваль «Пророк 2». Запомнился нефтекамский рок-фестиваль. Там случился казус. Мы выступали предпоследними, и после нас должны были играть хедлайнеры — они же организаторы фестиваля. На сет нам дали 25 минут. Но, начав играть, мы подняли весь зал. Отыграли чуть меньше часа, я даже охрип и вышел на улицу. За нами потянулись все, кто был на концерте. Дошло до того, что организаторы стали упрашивать вернуться, потому что в зале практически никого не осталось.

Приглашали на фест «Окна открой» в Кронштадте. Его проводит Андрей Князев (Князь, группа «Король и Шут»). Прослушав наши записи, он был впечатлен, сказал: «Давайте этих ребят сюда». Но перед самым выездом позвонили нашему басисту, у него умерла горячо любимая бабушка. Поездка не состоялась, и прослушивание у Князя сорвалось.

— Есть ли у вас записи, альбомы?

— В Благовещенске на студии группы «Четвертый вариант» нас записывал звукорежиссер Саша Бэн. Получился кассетный альбом «Солдат и снайпер» — в честь Сережи Бочкарева. Это наш земляк, погибший в Чечне. Он из села Суслово, был лучшим другом нашего барабанщика Сережи Арямнова.

Смена формата

— Почему был выбран именно панк? Ведь это бунтарская музыка, основной ее посыл — протест. А эпатажная линия поведения? А стереотипы, связанные с антиобщественной деятельностью? Разве все это не настораживало?

— Я не упирался в какое-либо направление. Назвал арт-панком, потому что организаторы фестивалей донимали: в каком стиле вы играете? Возможно, строгий музыкальный эксперт или критик порекомендовал бы другое название нашему стилю. Нам все же нравится панк — в нем отсутствуют ограничения. При этом мы никогда не стремились глубоко вдаваться в саму суть панк-стиля. Мы делали музыку для людей.

— Вы задумывались над тем, какие идеи хотите донести до слушателей?

— Мы играли очень разную музыку. И воспринимали ее по-разному. Было несколько попыток свернуть на более серьезный стиль. Но… не срослось. Да, некоторые из моих песен жесткие, но они не призывают к агрессии. Они констатируют происходящее. Внутреннее мое «я» с рождением сына и дочерей обрело особую ответственность за жизнь близких, приглушив попытки социального пароксизма.

— Каким видится будущее группы?

— Если честно, тот формат, в котором мы играли, не то что бы себя изжил, но хочу попробовать что-то другое с добавлением эффектов электронного звучания. Когда это произойдет, однозначно сказать не берусь.

г. Бирск.

Автор:Игорь ГУБЕЕВ
Читайте нас в