Все новости
Культура
17 Октября 2012, 15:26

Биография и география Эльвиры Фатыховой

Она могла бы стать переводчицей, но стала выдающейся оперной певицей

Самая любимая роль — Виолетты в «Травиате».
Самая любимая роль — Виолетты в «Травиате».
Недавно на сцене концертного зала Уфимского училища искусств состоялось выступление обладательницы уникального лирико-колоратурного сопрано — Эльвиры Фатыховой. Не будет преувеличением сказать, что этот концерт стал одним из самых заметных событий в культурной жизни осенней столицы: ведь Эльвиру гораздо чаще, чем в Уфе, слышат в Турции, Сиднее, Гонконге.
Нередко говорят: «Он взял в руки кисть, перо раньше, чем ложку». Вот и Эльвира запела прежде, чем научилась говорить. Думается, ей повезло прежде всего на обычных учителей, которые довольно рано поняли, что для голосистой девочки обязательные азы математики, химии, географии — не самое главное. «У нее талант, — настойчиво повторял родителям учитель музыки. — Ей непременно надо учиться». И в квартире шофера Фатыхова зазвучала великая музыка Грига, Бетховена, Шопена: Эльвира слушала пластинки, взятые напрокат у учителя. В средней школе она, конечно, поддалась соблазнам эстрады, пела в вокальном трио. Да ведь и песни были другими: они так хорошо пелись где-нибудь за столом, на задушевных посиделках, среди недомытой посуды. «Я слушаю поп-музыку, от работы надо отдыхать. Западную поп-музыку. Не хочу показаться снобом, но на российской эстраде никто меня не волнует эмоционально. Молодые певцы все друг на друга похожи так, что не отличишь. Из старшего поколения мне с детства нравилась София Ротару. Я считаю, что Лариса Долина обладает уникальным голосом, но мне совершенно не нравится ее репертуар, поэтому я не хочу ее слушать».

А пока непременная участница школьных праздников мечтает о большой сцене, где в ярких лучах софитов даже время идет вспять. «Я, конечно, не думала, что стану оперной певицей, — признается Эльвира. — Решение приняла после 10-го класса. Хотя у меня был выбор. Я очень любила иностранные языки, и даже сходила в университет, узнала, когда там вступительные экзамены. Оказалось, в августе. А в училище искусств экзамены были в июле. Это, в общем-то, все и решило. Я пошла и поступила. С первого раза. А когда начала учиться, буквально в первые две недели поняла, что ничего другого уже не хочу». И, кстати, не хочет разменивать Богом данный и трудом заработанный — по-другому про Эльвиру и не скажешь — талант на мгновенно вспыхивающую и так же мгновенно затухающую популярность у невзыскательной публики. «Конечно, в некоторых концертах я исполняю романсы русских и зарубежных композиторов, народные песни — русские, татарские, башкирские. Но поп-музыку я не буду петь никогда, — признается Эльвира. — Я не умею ее петь. Это совсем другая манера исполнения, а мне бы не хотелось менять что-то в своем голосе. Для меня важно сохранить академический вокал».

В 1992 году Фатыхова окончила Уфимское училище искусств, в 1997 году — Уфимский государственный институт искусств (класс народной артистки РБ, профессора Райсы Галимуллиной). Стоял июнь. Судьбу певицы решал театральный триумвират: дирижер, главный режиссер и директор, постановивший: быть Фатыховой солисткой оперной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета. За два года Эльвира «сменила» несколько стран, эпох и образов: Норина («Дон Паскуале» Г. Доницетти), Марфа («Царская невеста» Н. Римского-Корсакова), Джильда («Риголетто» Дж. Верди), Розина («Севильский цирюльник» Дж. Россини).

В июне 1999 года театр повез «Риголетто» Дж. Верди за рубеж на международный фестиваль оперного и балетного искусства «Aspendos». Такое название фестиваль получил по имени театра-арены. Ей более 1800 лет. Она построена во времена Римской империи, еще при Марке Аврелии, имеет 40 ярусов и вмещает до 15 тысяч зрителей. Актеры обрели уверенность, а вместе с ней естественность не сразу. Но постепенно «Риголетто» зазвучал, «распрямился» и, когда смолкли последние звуки, «Aspendos» взорвался аплодисментами и восторженным свистом.

Фатыхова же была в растерянности и смятении. После спектакля ее окружили восторженные солисты Анкарской оперы. В грим-уборной появился немолодой мужчина: Хуссейн Акбулут — генеральный директор корпорации оперных театров Турции. Он оставил ей свою визитку, предложил погостить. Надо сказать, все, кто служит опере, живут в Турции безбедно: у каждого — коттедж, две-три машины. Солист получает где-то 1200 долларов в месяц. Эльвира вместе со всеми вернулась в Уфу: коттеджи и «зеленая» зарплата — еще не повод сменить одну сцену на другую.

Но дома она почувствовала себя словно в стоячей, зацветшей и кисло пахнущей воде. Ее вводили в старые спектакли. Она была вынуждена работать в условиях устоявшихся актерских штампов. За два года Фатыхова пропела все партии колоратурного сопрано. Что дальше? За спиной, как всегда надежно, стояла мама, все понимающая, мудрая и не сомневающаяся: «Езжай, дочка».

В Анкаре сначалу было одиноко. По три дня не выходила из отеля: вечером появляться на улице женщине одной рискованно. Включишь телевизор — ничего не понимаешь. Пойти в кафе — пища чересчур острая. Эльвира жила в старой части города. Женщины здесь пользуются у мужчин чрезмерным вниманием. Иностранку определяют безошибочно, даже если та наденет чадру. Поэтому даже в пекло вся закрыта по самую шею: длинные рукава, никаких декольте. В театре тоже оказалось непросто. Казалось бы, пригласили: так вот она я, любите, давайте главные роли, лелейте талант. Пока же Эльвира тихо сидела на репетициях — ей мило улыбались и… не торопились вводить в спектакль. Надо было самой утверждаться в этой новой жизни. Эльвира училась на курсах турецкого языка, там познакомилась и подружилась с россиянкой из Омска. Репетировала, пела в опере и на концертах. С 1999 по 2007 год Эльвира Фатыхова — солистка Театра оперы и балета в Анкаре.

Мудрая мама, как всегда, оказалась права: Турция стала для певицы своеобразной взлетной полосой, выведшей ее на международную орбиту. Фатыхова живет теперь по расписанию, как все востребованные артисты. Кстати, несмотря на стенания околотеатральных граждан на катастрофическое неприятие молодежью классической музыки, Эльвира, которой есть с чем сравнивать, категорически с этим несогласна: «Конечно, в Москве и Петербурге публика интеллигентная и образованная. В провинциальных городах бывает, что зритель не знает элементарной этики — когда можно аплодировать, когда нельзя. Но, надо отметить, что основная публика, которая приходит на спектакли, это молодежь. А в Германии, например, я прихожу на спектакль и вижу, что вокруг одни пожилые люди — возраст ближе к 80-ти. Не то чтобы молодежи, даже людей среднего возраста нет. Может, они так заняты на работе, что начинают театры посещать, когда уже выходят на пенсию? А в России молодежь приходит на спектакли. И это радует».

Не все так гладко на оперной сцене, как представляется из зрительного зала. «Вот, например, был случай, представьте... Любовная сцена — сопрано подходит к тенору, они обнимаются, — вспоминает Эльвира. — А у него пуговицы на костюме. И вдруг ее волосы цепляются за эти пуговицы. Ей уходить, а она от него оторваться не может. В буквальном смысле!»

Земной шар большой, и на нем всегда найдется место, где можно быть просто мамой, просто дочкой, просто Эльвирой, а не Лючией, Джильдой, Марфой, как бы ни срослись эти образы с твоей душой и музыкой, звучащей в сердце. «Помимо Сиднея, это — Уфа. Дом есть дом. Там моя семья, мои родные», — считает Эльвира Фатыхова, просто уфимка.
Кстати
  • Эльвира Фатыхова пела в Германии, Италии, Австрии, Австралии, Новой Зеландии, Гонконге, Хорватии, Македонии.
  • Поет на разных языках — итальянском, французском, немецком. В Турции выучила турецкий язык, свободно владеет английским.
  • Наставница Эльвиры в училище искусств Альфия Масалимова повторяла: «Пой так, чтобы доставить людям радость, чтобы из тебя изливался внутренний свет!»
Читайте нас в