Все новости
Колумнисты
1 Марта 2012, 11:55

Срок доживания

Сегодня пишу о глубоко личном. Извиняюсь, конечно, за свою «исповедь», но истории, приведенные ниже, касаются многих. Они могут произойти и происходят ежедневно, ежечасно, с каждым из нас.
Итак, у меня на подходе пенсионный возраст. Вот уж не думал, не гадал, что так скоро и мне стукнет шестьдесят.

Особенно остро почувствовал «тяжесть прожитых лет» после письма из Пенсионного фонда РФ по Демскому району, в котором говорилось, что в связи с предстоящим начислением пенсии по старости (нашли же формулировку) мне надо представить в фонд такие-то документы. Из-за занятости прошу ближайших родственников: сходите в пенсионный, узнайте там, что к чему.

Через несколько дней мне принесли «письмецо» от специалиста фонда с замечаниями по поводу трудового стажа, которые я должен уточнить, то есть доказать документально. Таких «неполадок» в моей трудовой книжке набралось чуть ли не с десяток. Обо всех говорить не буду, дабы не утомлять читателя. Скажу о самом парадоксальном. С меня потребовали поставить печать в трудовую книжку, в которой было замечено аккуратное исправление одной цифирки в годе моего рождения, вероятно, сделанное кадровичкой еще в шестидесятые годы. То есть ненавязчиво попросили доказать, что я появился на свет именно в 1952 году, а не годом позже.

Но ведь у меня на руках есть паспорт, в котором четко и ясно указано, где и когда я родился?! Нет, оказывается, это не аргумент и доказательство моего появления на свет. Поистине, очевидное — невероятное!

А вот история, рассказанная пенсионеркой — учительницей начальных классов из города Туймазы.

Итак, краткое изложение случившегося. У пожилой учительницы устарел, хотя и вполне исправно работал, газовый счетчик. Восемь лет, это, конечно, срок. И мастер, наведавшийся в дом ветерана, естественно, заявил, что счетчик надо менять.

— А может, старый еще послужит? — робко спросила Лидия Ивановна. — Ведь для меня покупать новый узел учета накладно.

Последовал ответ: «Такое возможно, но для этого надо газ заглушить, счетчик снять, отвезти его в соседний город Октябрьский. Там продиагностировать, за что заплатить 1,5 тысячи рублей, потом заплатить еще сотни три за установку, затем привезти к себе в дом контролера, чтобы он опломбировал счетчик».

— И на чем же я его повезу, этого контролера, на себе? — с недоумением спросила пенсионерка.

— Вызовите такси...

Естественно, Лидии Ивановне ничего не оставалось, как согласиться на покупку нового прибора.

Но на этом история не закончилась. Ей пришлось еще долго доказывать, что у нее в доме восемь лет, как был установлен счетчик. В газовой же конторе никаких сведений на сей счет попросту не было. Пришлось ехать домой, найти старую платежную книжку с записью мастера об установке счетчика, сделать ксерокопию и везти опять на участок.
Вопрос читателям: а вам не стало муторно на душе по поводу издевательства газовых монополистов над пожилой женщиной? У меня лично сердце защемило. И не только потому, что Лидия Ивановна Лантьева — уважаемый в Туймазах человек.

Теперь попробуйте посчитать, сколько таких людей в нашей республике, стране, безропотно отдающих и отдающих бесстрастным представителям «большого бизнеса» свои скромные пенсии?!

Вы думаете, это единичные случаи из серии «Очевидное — невероятное»? Увы, каждый день интернет, телефон, личное общение приносят сотни подобных случаев. Мелких, на первый взгляд, бытовых, личных, но изрядно портящих людям нервы, а значит и жизнь.
Вы можете, например, поверить, что мужчина, приобретший жилье, не смог прописать в своей квартире любимую жену, с которой прожил не один десяток лет? Вы поверите, что покупатель, отказавшийся от некачественного товара, почти месяц не мог получить назад свои кровные деньги только потому, что заплатил за товар не наличными деньгами, а воспользовался банковской картой? Ну почему мы так живем?!

… Кстати, недавно попросил у знакомых пенсионеров со стажем глянуть на их пенсионные книжки. Неуютно как-то стало после изучения сего документа: «Вид пенсии — по старости. Пенсия назначена — пожизненно...» Думаю, вряд ли кто из ветеранов труда почувствовал уважение к своей особе, а тем более свою значимость для общества, при получении пенсионного удостоверения.