Все новости
Экономика
8 Февраля 2012, 02:55

Оздоровить нельзя ликвидировать

Почему арбитражные управляющие чаще прибегают к крайнему варианту?

Пока арбитражные управляющие работают только как экскаватор — разрушают предприятия.
Около тысячи организаций и индивидуальных предпринимателей республики находятся сегодня на различных стадиях банкротства. При этом за последние несколько лет попытки восстановить рентабельность предприятий, оказавшихся на грани банкротства, не предпринимались. Так республика потеряла «Башкирские авиалинии», Башкирский медно-серный комбинат, «Уфахимпром», к этому скорбному списку фактически присоединились Бельское речное пароходство, Стерлитамакский станкостроительный завод, Уфимский электроламповый завод и ряд других предприятий.

Закрыть? Легко!

Списать все на несовершенство закона о несостоятельности просто. Он действительно один из самых сложных для понимания, чем и пользуются нечистые на руку люди, действуя в своих интересах, вплоть до умело завуалированного преднамеренного банкротства предприятий. Как было отмечено на недавнем совещании в правительстве Башкортостана по проблемам банкротства, процедура возбуждения дела о несостоятельности довольно легкая, что придает закону изначально ликвидационный характер.

Производство по делу о банкротстве может возбудить арбитражный суд при условии, что юрлицо за 3 месяца задолжало не менее 100 тыс. рублей, гражданин — не менее 10 тыс. рублей и стратегическое предприятие — 500 тыс. рублей за полгода. Совершенно очевидно, что сумма в 100 тыс. рублей несоизмеримо мала, к примеру, для предприятий обрабатывающей отрасли, имеющих длительный производственный цикл и ежедневные обороты, во много раз превышающие ее. Непредвиденный сбой поставок или технологического цикла — и кредитор уже имеет право подвести крупное предприятие к черте банкротства... Но дело не только в самом законе, имеет место и человеческий фактор. Погрешности законодательства и отсутствие должного контроля расплодили в системе кризисного управления целую армию менеджеров, которые умело превращают чужие долги в собственные доходы и оставляют после себя руины некогда крупных заводов и уникальных производств.

Банкротство — это надолго

В 2011 году арбитражный суд рассмотрел свыше 1,4 тыс. дел о признании банкротами, тогда как в 2010 году их было чуть больше 800. Прослеживается явная динамика роста. Но, как отмечает руководитель Управления Федеральной налоговой службы по РБ Марат Вахитов, эта тенденция обусловлена еще и тем, что в отношении прежних предприятий-банкротов процедура еще не завершена, а к ним уже прибавились новые. Процедура банкротства в большинстве случаев растягивается на годы. Несмотря на то, что этот показатель удалось снизить с 470 предприятий до 260, проблема по-прежнему стоит остро.

— Основные причины затягивания процессов банкротства кроются в увеличении расходов на конкурсное производство (что в первую очередь выгодно управляющим), а также в ущемлении интересов ряда кредиторов, непринятии арбитражными управляющими своевременных мер по оценке, инвентаризации и реализации имущества и нарушении условий торгов, — пояснил Марат Вахитов. — Единственное действенное решение сегодня — усиливать контроль за деятельностью управляющих.

Налоговая инспекция в 2010 году направила в арбитражный суд 46 исков о признании действий управляющих незаконными, в 2011 году — уже 70. За прошлый год с арбитражных управляющих удалось взыскать убытки на общую сумму более 7 млн рублей. В ряде случаев удалось добиться дисциплинарного наказания. Но не столь ощутимого и соразмерного последствиям действий управляющих. Каково это, к примеру, — ликвидировать единственное предприятие в сельской местности, вдали от промышленных центров? Где жители целого поселка и близлежащих деревень смогут после этого найти работу?

По мнению руководителя инспекции, банкротство не должно становиться единственным механизмом возвращения предприятий к жизни. Для этого необходимо организовать систему мониторинга деятельности компаний, проявляющих признаки нестабильности. Этот вопрос Марат Вахитов предложил вынести в качестве отдельного пункта работы региональной комиссии по легализации доходов.

Как отметил министр земельных и имущественных отношений республики Рамиль Искужин, большинство государственных предприятий-банкротов находится сегодня в стадии конкурсного производства, когда уже ничего невозможно сделать. В основном это дела, начатые в 2005 — 2007 годах.

— Мы сегодня можем ссылаться на несовершенство законодательства, отсутствие рычагов влияния, но вместе с тем должны осознавать, что банкротство крупных предприятий, таких как Стерлитамакский станкостроительный завод, ЗАО «Теастан», ООО «Геострой», трест «Уфагражданстрой», совхоз-завод «Дмитриевский», Уфимский электроламповый завод, будет иметь большие экономические и социальные последствия для республики. Чтобы не допустить подобного в будущем, необходимо занять наступательную позицию, усилить взаимодействие органов власти и правоохранителей, — заключил министр.

Поле криминальных чудес

С 2002 года, когда был принят закон о банкротстве, принципиальных изменений его модель не претерпела — он по-прежнему остается прокредиторским, убежден председатель Арбитражного суда республики Игорь Арсенов. Незначительный порог для начала процесса банкротства позволяет инициировать его лицам, заинтересованным в ликвидации вполне успешного предприятия. В большинстве случаев дело доходит до закрытия. Вот где поле криминальных чудес, «теневого» распределения активов предприятия-должника и выгодных кредиторам сделок. Схемы вырисовываются настолько витиеватые, что на разбирательство могут уйти годы. Суд тем временем вынужден защищать в этой ситуации интересы именно кредиторов и арбитражных управляющих. Интересы простого человека — работника, который все это время не может получить свою зарплату, здесь на последнем месте. Да и самим кредиторам не всегда удается вернуть деньги. Когда дело доходит до конкурсного производства, оказывается, что активы предприятия уже выведены, а собственного имущества и вовсе нет.

— Количество дел по предприятиям с затянутой процедурой банкротства в прошлом году удалось снизить. Мы сумели сдвинуть процесс с мертвой точки, ведь часть этих дел не рассматривалась годами. Вместе с тем увеличилось количество законченных дел. Но, к сожалению, выплатой долгов дела завершаются редко, — констатировал председатель суда. — Чаще приходится прекращать производство именно по причине отсутствия у банкрота средств для расчета с кредиторами. А если говорить о причинах увеличения количества дел о банкротстве в целом, то не стоит забывать о кризисе 2008 года. Он ударил по многим вполне успешным предприятиям, другие же держались до последнего, но устоять так и не смогли.

По словам Игоря Арсенова, в законе четко прописан механизм ликвидации, тогда как об оздоровлении предприятия говорится довольно размыто. Чтобы не допускать банкротства, необходимо вести мониторинг финансового состояния градообразующих и крупных предприятий. А если начинать процедуру экономического оздоровления, то для начала нужно четко спрогнозировать будущую деятельность предприятия и разработать программу развития. Если не изменить условия, которые привели к банкротству, вряд ли стоит ждать успеха, как это произошло на «Гидромаше» в Салавате.

Кто в ответе за управляющего?

Низкий уровень ответственности арбитражных управляющих — не менее важный аспект проблемы. Контроль со стороны государства здесь отсутствует. На управляющих имеют влияние только общественные объединения — саморегулируемые организации арбитражных управляющих. Им не выгодно находить нарушения в действиях управляющих, так как организация находится в прямой материальной зависимости от своих членов.
Несмотря на уменьшение количества жалоб на действия арбитражных управляющих, число правонарушений не сокращается. Как отметил и. о. руководителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по РБ Петр Клец, это свидетельствует о неэффективности наказания. Нарушители штрафуются в размере от 2,5 тыс. до 5 тыс. рублей, тогда как ежемесячное вознаграждение конкурсных управляющих составляет 30 тыс. рублей, а внешних управляющих — 45 тыс. рублей.

Случаи же дисквалификации и вовсе единичны. Тем не менее работники Росреестра не отступают. Так, на банкротном предприятии «СТС Автодор» была выявлена дебиторская задолженность более 1 млрд рублей. Однако арбитражный управляющий принял меры по ее взысканию лишь на 156 млн. рублей, а требования кредиторов по-прежнему не удовлетворены. Управляющий был дисквалифицирован, а процедура банкротства в очередной раз продлена. Другой пример — «Строительное предприятие № 6». Арбитражный управляющий вместо погашения долгов по зарплате в размере 3 млн рублей, при наличии активов в 8 млн, никаких мер по их реализации не предпринимал. После привлечения к административной ответственности управляющий по собственному желанию был освобожден от обязанностей. Тем не менее все причитающиеся выплаты он успел получить заранее.

По мнению Петра Клеца, необходим комплексный подход: госконтроль в сфере банкротства и непосредственно за деятельностью арбитражных управляющих, разработка системы диагностики проблем, приводящих к банкротству, усиление административной ответственности для арбитражных управляющих и введение ответственности для саморегулируемых организаций. На совещании был озвучен и ряд других конструктивных предложений, которые были переданы в правительство.

К сотрудничеству готовы

— Мы прямо заинтересованы вконтроле государства над процедурами банкротства и оздоровления, — заявил директор организации «Евросиб» Рустам Шуваров. — Особенно это необходимо, когда речь идет о предприятиях в районах, удаленных от промышленных центров.
Он отметил, что организация открыта к диалогу и готова создать специальную информационно-аналитическую антикризисную площадку для промышленного и аграрного сектора, а также предоставить эффективный инструментарий для проведения антикризисной работы.

— Нередко приходится сталкиваться с недопониманием механизмов нашей работы, нет взаимодействия управляющих с органами власти. Чтобы изменить ситуацию, мы предлагаем проводить семинары и конференции для ознакомления со спецификой оздоровления предприятий и предупреждения их несостоятельности, — пояснил руководитель саморегулируемой организации. — В частности, в апреле в Уфе состоится конференция всероссийского масштаба, принять участие в которой мы приглашаем президента республики и представителей всех заинтересованных министерств и ведомств.
Рустэм Хамитов предложение поучаствовать в конференции принял.

— Вы должны действовать в интересах государства. Когда огромное количество людей остается без зарплат, предприятия закрываются, экономика несет потери — это уже дела государства, и не учитывать этот аспект нельзя. Конечно, мы не собираемся огульно обвинять всех. Нечистые на руку люди есть в разных сферах. Но нам очень хотелось бы, разбираясь в этом вопросе, работать вместе на благо жителей нашей республики, — сказал президент.