Все новости
Cоциум
13 Января , 13:15

Запрос на правду

Региональную газету Воронежа, которую редактирует уфимец, признали лучшим изданием страны

автора Василий Тулупов о жизни родной республики узнает из «РБ».
Василий Тулупов о жизни родной республики узнает из «РБ».Фото:автора

Журналист «РБ» накануне Дня российской печати задал вопросы главному редактору «Семерочки», нашему земляку Василию Тулупову.Он многое перенял от уфимской школы журналистики благодаря своему папе Владимиру Тулупову, известному на всех этажах Дома печати Башкирии газетчику и преподавателю БГУ, а ныне декану факультета журналистики Воронежского госуниверситета.

Проблемы региональной печати примерно одинаковы по всей России. О них наш разговор.

— Как и за счет чего «Семерочка» вошла в число победителей конкурса «10 лучших газет России»?

— «Семерочка» стала лауреатом конкурса уже второй раз. Первый — в 2017-м. Конкурс проводится с 2014 года, и его основная задача — поддержка региональной прессы, а также развитие газет. Наша победа во многом стала возможной благодаря двум составляющим — контенту и дизайну. С самого начала своего существования, с января 2013 года, наше издание постоянно работает над стилем подачи материалов. Мы регулярно меняем дизайн полос, много вниманияуделяем оформлению обложки, созданию цепляющих заголовков, регулярно помещаем инфографику, карикатуры, коллажи. Наши рубрики посвящены городским новостям, культуре, политической жизни, спорту, внутреннему туризму, социальной политике государства. В сентябре на форуме Союза журналистов «Вся Россия-2022» наша газета также оказалась победителем всероссийского творческого конкурса в номинации «Дизайн».

Мы бесплатная общественно-политическое газета, поэтому важно, чтобы у нас был свой неповторимый стиль и люди могли отличить издание на стойке от рекламного буклета. В этот раз удалось победить за счет удачного спецпроекта — «Эпоха развала», а также нескольких важных рубрик, которыми мы старались помочь нашим читателям преодолеть последствия пандемии и кризиса. Кроме того, мы по-прежнему играли со стилем подачи наших материалов.

Наша аудитория в основном люди в возрасте, поэтому для них бесплатный еженедельник о городских событиях— настоящий кладезь информации, которую они в силу обстоятельств не могут почерпнуть из других источников.

— Какие категории жюри использовало при оценке изданий?

— В жюри конкурса традиционно входят действующие редакторы и дизайнеры газет-победителей конкурса прошлых лет, члены секретариата Союза журналистов РФ, журналисты и другие творческие работники медиасреды.

Обычно в конкурсе бывает большое количество номинаций: «Вклад в развитие отрасли», «Дизайн», «Контент», «Проекты и акции», «Деятельность по развитию территории», «Работа с аудиторией», «Веб-сайт издания», «Экономика издания». В каждой определяют десять лауреатов. Тем конкурсантам, которые по итогу набирают большее количество голосов в этих номинациях, присуждают звание одной из десяти лучших газет. Эта также крайне важная система, которая поощряет массу региональных изданий, помогая им развиваться, обмениваться опытом, видеть лучшие практики со всей страны.

Могу сказать точно, что конкурс приносит свои плоды. В 2013 году я был в Екатеринбурге на мастер-классе Алексея Конькова — тогда арт-директора бесплатной газеты «Мой район» с общим тиражом для Москвы и Санкт-Петербурга в 1,8 млн экземпляров. Там было представлено почти 20 региональных газет, например, «Алапаевская газета», «Красный Полевской», ижевская «Снежинка» и другие. Почти все они были выполнены очень скромно. Многие почти не поменялись с советских времен. Только бумага чуть качественнее стала. Сейчас эти издания стали сильнее во всех отношениях — стиль написания материалов, оформление, качество фото. Это стало возможным, в том числе, благодаря конкурсу и работе секретарей Союза журналистов, которые буквально избороздили всю страну со своими мастер-классами и разборами полетов для региональных газет и журналов. Могу сказать точно, что с каждым годом конкуренция все сильнее. Особенно это видно, кстати, по газетам Урала. В этом году помимо трех газет из Воронежа в десятку лучших вошла «Нейва» (Новоуральск, Свердловская область) и «Стальная искра» (Аша, Челябинская область). Мне отрадно это осознавать, ведь я сам коренной уфимец и с гордостью ношу это «звание» на воронежской земле.

— Какова структура коллектива: какая его часть работает на газету, какая на сети, каков гонорарный фонд, насколько он стимулирует производительность труда?

— Мы часть крупнейшего в Черноземье холдинга РИА «Воронеж». В его состав входит почти 40 печатных изданий, а также флагман — одноименный информационный портал. Могу с гордостью сказать, что РИА «Воронеж» авторитетный и один из немногих региональных информационных порталов, который в этом году отметил свое десятилетие. Структурно пишущий коллектив делится на новостников, которые почти круглосуточно работают на сетевое издание, а также на корреспондентов и обозревателей. Кроме того, у нас работает большой штат дизайнеров, которые занимаются версткой изданий и делают графику для сайта. Коллектив холдинга внушительный — 446 человек. Ножурналистов, которые трудятся на центральные издания — портал РИА «Воронеж», «Воронежский курьер», «Семерочка»,— менее 20.

Журналисты работают параллельно на все площадки, однако все-таки предпочтение отдается именно оперативному сайту. Тем не менее у нас есть ряд журналистов, которые больше уделяют времени газетам, но если им необходимо отписать срочно для портала, то они, конечно, выполняют задачи по сайту.

Это для журналистов дополнительный стимул — работа на несколько площадок позволяет им чувствовать себя комфортно в плане зарплаты. У нас есть гонорарный фонд для каждой из газет и для сайта, поэтому журналист может написать один материал и провести его в нескольких изданиях. В целом такая работа, с одной стороны, хорошо стимулирует, но с другой—требует большей самоотдачи.

Говоря о суммах, могу сказать, что в холдинге можно чувствовать себя комфортно, если регулярно публиковаться на нескольких площадках. Хотя в целом, зарплаты находятся плюс-минус в рынке воронежских СМИ.

— Как проходит омоложение читательской аудитории?

— Не скрою, что наше издание во многом социальное, и поэтому его аудитория — люди 55+. В основном это пенсионеры и бывшая советская интеллигенция. Но почти все десять лет перед нами стоит задача омолаживать аудиторию. Сейчас мы делаем это за счет социальных сетей. Начали активно развивать группы во «ВКонтакте» и «Одноклассниках». Чаще всего идем по пути взаимных подписок. Герои и эксперты наших публикаций — молодые художники, спортсмены, ученые, архитекторы, обычные горожане. Мы размещаем свежие выпуски «Семерочки» со сверстанными pdf-версиями материалов, а наши герои, о ком мы пишем, делятся этими постами в своих аккаунтах. Так мы увеличиваем просмотры, а также повышаем популярность издания среди более молодого поколения читателей. Часто газету разбирают со стоек или приезжают за ней в редакцию. По сути, мы продвигаем печать через онлайн. Это получается и потому, что распространяться через ту же почту для нас очень дорого и не всегда эффективно.

У нас конвергентное (разноформатное) СМИ, поэтому в издании нет журналистов, которые пишут только в «Семерочку». Мы не находимся под гнетом цензуры, чувствуем себя довольно свободно, но понимаем, о чем не стоит писать. Так всегда было и есть. И должно быть.

— Вы сократили тираж с 90 тыс. до 50 тыс. экземпляров. Почему?

— Это связано с ковидом. Появились дополнительные издержки по распространению в пандемию, потому что мы размещаемся по стойкам(в магазинах, соцучреждениях, на заводах), от которых пришлось отказаться. А наши читатели — это в первую очередь пожилые люди. Поэтому какое-то время развозили издание курьерской доставкой, потом стали пользоваться почтой. Это, кстати, помогло получить новую аудиторию, хотяи было затратно.

Сейчас, когда большую часть ограничений сняли, вернули распространение газеты через стойки. У нас чуть больше 52 точек по городу. Периодически добавляются новые. Со стойками очень удобно работать, так как мы можем контролировать процесс.

Но при этом приходится постоянно работать над схемой распространения, ведь вопрос довольно сложный. Мы бесплатное издание, распространение происходит посредством почты, с помощью промоутеров, курьеров — это дорого для издания, тираж которого 50 тыс. экземпляров.

Основная задача нашей команды — все-таки привлечь молодого читателя. Поэтому мы пользуемся соцсетями, но они пока, к сожалению, проседают. Мы начали работать с так называемым социальным тиражом, благодаря чему увеличили количество подписчиков во всех соцсетях за два месяца примерно на 20 процентов.

Вообще, в Воронеже медиапространство, особенно доступное, например, телевидение, очень федерализированное. Воронежу в этих СМИ недостаточно уделяется внимания и времени. И люди, чей образ жизни очень часто ограничен маленькими райончиками, из-за этого находятся в некоем информационном вакууме по отношению к городу. Наше издание как раз заполняет этот вакуум, мы бесплатно рассказываем читателю о происходящем в городе.

На мой взгляд, сегодня журналистика превратилась, к сожалению, из журналистики дела в журналистику мнений. И это в целом в России. У нас нет расследований, аналитики, у нас есть мнения. Включите Первый канал — сплошные мнения. Поэтому мы всегда стараемся работать как журналисты дела. Помогаем читателям, пусть зачастую и по бытовым вопросам. Например, помогли пенсионерке вернуть 28 тыс. рублей за ремонт стиральной машинки, который стоил гораздо дешевле. А я, например, как-то приехал с фотографом к нашей читательнице и помог ей с летучей мышью, которая случайно залетела к ней в квартиру. Мышку мы потом передали специалистам и текст об этом написали. Нам, правда, в соцсетях написали: мол, вам делать нечего? А мы считаем, что если у нас есть возможность это сделать, почему бы не помочь людям хоть как-то? Это абсолютно нормально.

— В связи с сегодняшней ситуацией контент газеты изменился?

— Он всегда меняется. Когда был ковид, мы активно работали с медицинской повесткой. Сейчас, конечно, в связи с СВО и частичной мобилизацией пишем и об этом. Мы обязаны об этом писать, и даже не по какой-то указке, а потому, что сегодня это волнует людей больше всего.

Вообще, аудитория любого СМИ устала от криминального наследия 1990-х — начала 2000-х. Ее не интересуют скандалы, этой информации хватает повсюду. Поэтому сегодня у людей есть очень четкий запрос на позитив. Ален Делон, который в Швейцарии недавно добился того, чтобы ему позволили в критической ситуации самого себя отключить от аппарата жизнеобеспечения, сказал примерно так: «Мне уже за 80 лет, я устал от жизни, от сегодняшних медиа, в них нет никакого позитива, кругом сплошной мрак, убийства. Я от этого устал». И он прав.

Года два или три назад мы пытались строить из себя «Коммерсанта»: много писали аналитики, посвящали время рассуждению о политической ситуации в регионе, об экономической ситуации в крупном формате. Но при этом очень много теряли в простом социальном контенте. Сегодня, учитывая интерес нашей аудитории, работаем в сторону балансирования.

— К слову, про контент. В самой газете какие-то жанры себя изжили? От чего-то пришлось отказаться из-за потери интереса читателей, может, фельетоны, памфлеты, очерки?

— Конечно, сегодня фельетонов стало меньше. Сама суть журналистики поменялась. Раньше фельетоны писали классические журналисты, филологи, литераторы, которые много читали, которые занимались юмористическими и сатирическими жанрами. У нас есть рубрика с Иваном Анчуковым, где он публикует сатирические карикатуры, а я делаю к ним ироничные подписи.

Мы в свое время отказались от интервью со звездами, потому что выяснили по опросам, что все эти интервью, например, со Стасом Садальским, Борисом Щербаковым, плохо читаются. Людям интереснее смотреть на этих звезд на экране.

Сейчас становится все меньше криминальной журналистики, судебных очерков, меньше социальных репортажей.

Кстати, криминальная журналистика, на мой взгляд, сегодня стала жанром интернета. Там есть больше возможности что-то раскопать, сделать анализ, в случае неудачи написать опровержение и извиниться. А вот у газеты есть обязательства перед читателями: у нас правки в несколько ступеней, в интернете и на телевидении такого нет. Там нередкоставятфейк, а потом его убирают. Газета такого допускать не имеет права.

Я постоянно посещаю форумы, работаю с региональными медиа всей страны — это Алтайский край, Дагестан, Красноярский край, Владивосток, Урал. У них даже промышленный репортаж развит. Людям это нравится.

Конечно, каждое издание вправе выбирать свой формат. Почему популярна региональная пресса? Почему скупают тиражи полностью? Потому что региональная пресса — это возможность общаться с властью, друг с другом, видеть, как живет область, город.

— Двойная проверка материалов, цензура и так далее... Или вы самостоятельное СМИ?

— У нас последняя инстанция — редактор издания. Выпуск газеты — это коллективный труд, а потому проверка фактов в нашей работе есть всегда, это наша обязанность.Я как доцент вуза прекрасно понимаю, что ценность газетного СМИ гораздо выше, чем ценность любого другого, высока цена каждого слова журналиста, который работает именно в газете.

Журналистская этика сегодня — это очень важная история. Часто многие говорят, что журналистское образование вообще не нужно. Мол, зачем вообще факультет журналистики, если можно просто русский язык хорошо знать? Когда я учился на журфаке, мою первую пару на первом курсе вел профессор Лев Ефремович Кройчик. Первое, что он сказал: «Ребята, для вас как для будущих журналистов важнейшими составляющими профессии являются этика и мораль. Первое, что вы должны понимать, — это ответственность перед собой». Поэтому человеку, который работал маркетологом в магазине или в социальных сетях, приходя в газету, очень сложно понять, что такое профессиональная этика и что такое мораль.

Сегодня мы живем в сложное время. Почему решили, что газеты умирают? Я более того скажу: чем более развито общество финансово, социально, тем больше вероятность того, что там будет развита печатная журналистика. Знаете, где у нас наибольшая динамика по приросту тиражей, новых газет и журналов? В Скандинавии — Норвегии, Швеции, Финляндии. Там наибольшая плотность печатных медиа. Сейчас в этих странах, конечно, проблемы в связи с текущей ситуацией, бумага дорожает, в частности. Но эти регионы самые развитые. Там печатных медиа огромное количество.

В Европе в принципе много консервативных людей, они разделяют традиционный подход к потреблению информации. Чем более развита страна, тем более там развиты печатные медиа, потому что люди хотят за это платить.

— А вы думаете, у нас это будет популярно? Наоборот же, в нашей стране сейчас идет по большому счету отказ от газет в сторону интернет-СМИ.

— Вот, например, Воронеж. Если отъехать примерно на 100 км от Воронежа, там скорость у большинства провайдеров 1,5 — 5 Мбит/с максимальная, причем это будет стоить 1,5 — 2 тыс. рублей в месяц. Вы готовы платить 1,5 тыс. рублей в месяц за интернет со скоростью до 5 Мбит/с, еще и нестабильный? Конечно же, нет. В Воронеже медианная зарплата от 35 до 40 тысяч рублей, а в районах и селах ниже. Если мы уезжаем за пределы города, то понимаем, что там интернет стабильно не работает.

В маленьких районах и городках газета — способ общения. Газету хоронят уже 40 лет. Да, будущее у газет не самое лучезарное. Есть «зеленая повестка», ведь для бумаги вырубаются деревья. С этой точки зрения, возможно, газета и умрет. Но, мне кажется, если печать жила 500 лет назад, то и потом она будет жива, хоть и в каком-то другом формате.

— Как считаешь, сегодня выпускникам вузов интересно идти работать в газету?

— У меня есть молодые практиканты, которые хотят работать именно в газете, просто потому, что им понятен этот формат. Учитывая, что сегодня газета выходит раз в неделю, этот вариант более приятен для работы.

Мне кажется, многим молодым людям нравится работать в газетах, особенно в региональных, потому что здесь больше правды.

Автор:Ринат Файзрахманов
Читайте нас в