Все новости
Cоциум
4 Августа , 13:15

«Город мастеров» у подножия Урала

Золотоордынский караван проходил через сердце Башкирии, выяснили археологи

из архива Института этнологических исследований УФИЦ РАН Место раскопок с высоты квадрокоптерного полета.
Место раскопок с высоты квадрокоптерного полета.Фото:из архива Института этнологических исследований УФИЦ РАН

«Ого! Это оно, да?!» — восклицает худенький парень, который, когда мы подходим к месту раскопок, выхватывает что-то из ближайшего отвала земли. К нему спешит начальник экспедиции, осторожно берет в руку оранжевый камушек и выносит вердикт: «Да, это фрагмент янтарной бусины.

Мы такую впервые здесь находим». Драгоценная находка бережно кладется в прозрачный пакетик, подписывается и отправляется в хранилище, которым заведует практикантка Елизавета Ежова.

На момент нашего приезда в ее полиэтиленовой «сокровищнице» уже больше 300 фрагментов керамики, кусочков металла, костей и прочих следов жизнедеятельности человека былой эпохи.

Любовь к шестому квадрату

— Ну, шестой квадрат, я тебя люблю! Теперь все время сюда приходить буду, — никак не успокоится Тимур Хамзин, который и нашел бусину на земляном отвале.

Парень получает высшее образование в Казани, сам родом из Уфы. О том, что в окрестностях деревни Подымалово Уфимского района будут проходить археологические раскопки, узнал из группы научно-просветительского проекта «Археостан» в соцсетях и приехал сюда волонтером, не особенно представляя, что это такое. Сам он получает «айтишную» специальность, но на каникулах решил попробовать себя в роли Индианы Джонса и, похоже, вполне доволен результатом.

Раскопки на объекте «Подымалово-1» оказались самыми массовыми в Башкирии за последние годы. Здесь с 25 августа одновременно работают около 60 человек. Это археологи Института этнологических исследований УФИЦ РАН, Научно-производственного центра по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия РБ, приглашенные специалисты, студенты-практиканты БашГУ, волонтеры, школьники села Кушнаренково и воспитанники Серафимовской спецшколы из Туймазинского района.

Но уникальность раскопок в Подымалово не только в этом. Здесь, на холмах Башкирского Предуралья, когда-то было селище (неукрепленное поселение) эпохи Золотой Орды, что само по себе для нашего региона редкость. Ученые, которые работают здесь с 2017 года, выяснили, что относилось оно к середине XIV века, то есть к тому же самому времени, когда в Чишминском районе были построены известнейшие мавзолеи Тура-хана и Хусейн-бека. Между ними и поселением и расстояние не такое уж большое, даже по меркам прошлого — 40 километров по прямой. Это открытие позволило включить подымаловские раскопки в проект создания Евразийского музея кочевых цивилизаций, инициированный главой Башкирии Радием Хабировым.

От майя до Орды

— Эпоха Золотой Орды ассоциируется, в первую очередь, с памятниками Нижнего Поволжья, Татарстана, Казахстана. Считалось, что в Башкирии таких крупных поселений не было, — рассказывает заведующий отделом археологии Института этнологических исследований имени Р. Г. Кузеева УФИЦ РАН Ильшат Бахшиев. — Этот памятник мы нашли случайно, после того как местные жители обнаружили здесь две редкие монеты. Раскопки проводились в 2017 и 2019 годах. На этот раз выбрали новый участок площадью 300 квадратных метров поблизости от прошлых раскопов. А еще развиваем здесь новое интересное направление — цифровую археологию: все находки фиксируются с помощью лазерного сканирования и переводятся в цифровой формат. Благодаря этому повышается скорость и точность измерений, и затем анализировать полученные данные будет гораздо проще. Впрочем, на бумаге план тоже есть — на случай каких-то технических неполадок.

Ребята, которые у нас этим занимаются, на мой взгляд, лучшие в России. Они постоянно ездят на стажировки, перенимают лучший опыт. Их все к себе активно переманивают, но мы пока держим.

Кстати, методы цифровой археологии помогают не только наносить находки на план раскопа, но и находить археологические памятники.

— С помощью беспилотников мы за полчаса изучаем большие пространства, которые пешком пришлось бы обходить очень долго, — поясняет заведующий структурным подразделением историко-археологического и ландшафтного музея-заповедника «Ирендык» Баймакского района Рамиль Насретдинов. — Затем результаты съемок обрабатываются на компьютере. Техника позволяет нам распознать колебания микрорельефа в пределах пяти сантиметров. Визуально этого не увидишь. Например, с помощью этого метода можно обнаружить распаханные курганы. В Абзелиловском районе мы смогли выявить кругоплановые поселения, на Охлебининском городище — новые ров и вал, а в музее-заповеднике «Ирендык» — около 350 новых памятников.

На уже обнаруженном памятнике такие съемки помогают создать 3D-модель с учетом скрытых структур, она позволяет более точно составить план раскопа, разбить его на участки. Любопытная деталь: похожим методом, только не аэрофотосъемкой, как в нашем случае, а лидаром, в Южной Америке были обнаружены поселения майя.

Лотос на пиале

А дальше начинается, что называется, работа ручками. Слой за слоем археологи и их помощники бережно снимают пласты земли, с каждым сантиметром погружаясь в прошлое. В Подымалово, например, планируется снять 70-сантиметровый пласт земли: именно такова, по предварительной оценке специалистов, глубина культурного слоя. Хотя в прежние годы здесь находили и более глубокие ямы — до 2,5 метра, которые использовались жителями в хозяйственных целях. Вот и на нынешнем раскопе отчетливо просматривается углубление в земле. Археологи рассчитывают обнаружить на этом месте какой-то производственный комплекс.

— Мы обнаружили здесь много обрезков металла, заготовок, комплексов, связанных с металлургией, — рассказывает Ильшат Бахшиев. — Селище «Подымалово-1» было, по-видимому, своеобразной «станцией техобслуживания», которая находилась на караванных путях. И теперь мы можем с достаточной долей уверенности говорить, что Башкирия не была на периферии. Она была составной частью Золотой Орды.

На селище археологи пока не нашли ни одного целого предмета. Но оказывается, даже небольшой осколок керамической посуды может рассказать целую историю. В Подымалово обнаружилось неожиданно много фрагментов так называемой кашинной керамики, которая была довольно сложной в изготовлении: поверх рисунка наносился слой глазури для лучшей его сохранности. Сродни кашинной керамике — те расписные блюда, которые сегодня продаются в узбекских лавочках.

За всю новейшую историю в Башкирии было обнаружено всего пять фрагментов кашинной керамики, а в одном только подымаловском поселении за первые дни раскопок — около 20 осколков. Дело в том, что такая посуда производилась только в центрах Золотой Орды и была статусной, дорогой. Не каждый человек мог себе ее позволить. На территорию современной Башкирии ее явно привезли, что подтверждает версию о прохождении здесь торгового пути.

Особенность кашинной керамики еще и в том, что у каждого мастера, ее производящего, был свой шаблон рисунка, и по нему можно определить, в какой мастерской эту посуду произвели, датировав с точностью до 30 — 40 лет. Кашинная керамика и стала своеобразным хронологическим маркером, который позволил определить время существования селища, — середина XIV века.

Научный сотрудник Института этнологических исследований Айнур Тузбеков вертит в руках фрагмент старинной пиалы, выполненной в кашинной технике, на котором сплетаются в узор синие точки и линии.

— Одни исследователи говорят, что мастер просто пытался скопировать цветок лотоса, — неторопливо рассказывает он. — А другие считают, что это отсылка к мусульманскому сюжету. Мол, когда пророк Мухаммад вознесся на Небеса, то увидел там Аллаха, воплощенного в образе этого цветка. Поэтому так любили древние художники украшать им свои творения, а также стены зданий.

Встреча миров

— А что же все-таки за люди здесь жили? — интересуюсь у ученого.

— Этого мы пока точно сказать не можем. Равно как и откуда они пришли и куда ушли потом. Зато по характеру находок можно примерно представить, как они жили, — отвечает археолог. — Наличие костей домашних животных показало, что местные обитатели вели оседлый образ жизни. Примерно половину стада составлял крупный рогатый скот, четверть — лошади, и еще четверть — козы и бараны. Мы нашли зернохранилище, фрагменты жерновов и серпа, а значит, они занимались и земледелием. Наконец, они были ремесленниками — обрабатывали опалы, привезенные из южного Казахстана (там ближайшее к нам месторождение поделочного камня). Шлаки и фрагменты металла указывают на металлопроизводство. Наконец, здесь же мы обнаружили косторезные инструменты и изделия из кости. Это была площадка ремесленников, которая стояла на торговых путях.

Кстати, какой веры были жители селища, ученые сказать затрудняются, однако уверены, что они взаимодействовали с мусульманским миром. Ведь именно в XIV веке обряд захоронения мусульман, при котором в могилу нельзя класть ничего лишнего, вытеснил языческий. Могилы не курганы, искать их тяжелее. Вот и в районе Подымалово ни одного захоронения пока найдено не было, хотя, как сообщает Ильшат Бахшиев, единичные находки фрагментов черепов все-таки были, и у ученых есть идеи, где искать сами могилы.

Как торговая точка селище, по оценкам ученых, возникло в первой половине XIV века, а его расцвет пришелся на период Великой замятни — междоусобной войны в Золотой Орде в 1360 — 1380 годах. В это время Великий Шелковый путь стал опасен, и жители Волжской Булгарии начали искать новые торговые пути. Один из них, судя по всему, пролегал по территории нынешней Башкирии.

А как же репутация татаро-монголов как жестоких завоевателей, спросите вы. Айнур Тузбеков отвечает: башкиры вошли в состав Золотой Орды в большинстве своем добровольно. Да и территория нынешней Башкирии кочевников не очень интересовала. Свои набеги они совершали в основном на европейскую часть страны. То, что башкиры стали частью такого мощного государства, наоборот, сыграло им на руку: они получили возможность приобщиться к технологическим достижениям Орды, приняли ислам, здесь проходили торговые пути, а подчинение сильному центру ограничивало межродовые конфликты. Вот такая данность.

— Есть ощущение, что это не единственный такой памятник, — замечает напоследок Ильшат Бахшиев. — Понимаете, внутренне чувство такое. Уж очень живописное здесь место! Будем искать и параллельно проводить работы на территории вокруг мавзолея Тура-хана. Хотим раскрыть золотоордынскую тематику в археологии. Это сегодня одно из самых перспективных направлений.

КСТАТИ

Отдел археологии Института этнологических исследований имени Р. Г. Кузеева ведет несколько проектов. Первый — это научно-просветительской проект «Археостан» (имеет свою группу в ВК), на котором простым и понятным языком рассказывается об археологии Южного Урала и его окрестностей.

И второй — молодежная археологическая школа на Южном Урале, в рамках которой как раз и проходят раскопки на селище «Подымалово-1». Несмотря на статус молодежной, в ее работе могут поучаствовать волонтеры всех возрастов.

Кстати, археологическая школа этим летом проведет еще две экспедиции: с 1 по 10 августа — на Бустанаевском могильнике (Бураевский район), а с 10 по 21 августа — на Уразгильдинском городище (Татышлинский район).

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Кристина ЧУркина, студент-практикант исторического факультета БашГУ:

— Я здесь на археологической практике после первого курса. Очень интересно применять свои знания на раскопках, еще интереснее самой находить предметы, к которым когда-то, давным-давно прикасался человек иной эпохи. Мы находили, например, кусочки керамики, на которых сохранились отпечатки пальцев. Это удивительное ощущение!

И жизнь полевая — это особая романтика, конечно.

У нас тут на речке бобры плотину соорудили, и теперь в ней вода стоячая, грязная. Рядом походные души стоят, и вот в конце рабочего дня к ним целая очередь выстраивается, а у кого сил нет терпеть, прямо в речку ныряют...

Рамазан Рысбаев, учитель физкультуры и ОБЖ Серафимовской спецшколы, поисковик:

— Я приехал на раскопки с учениками из Серафимовской спецшколы. Кстати, выезжаем мы не в первый раз. В 2013 году работали с археологами в Туймазинском районе, два года назад — в Хайбуллинском. А с 2014 года ежегодно участвуем
в «Вахте памяти» — поисковых работах на полях сражений Великой Отечественной войны.

Для ребят сам выход за пределы школы — большой плюс. Каждый в этих делах хочет поучаствовать, но я обычно выбираю самых трудолюбивых и дисциплинированных. Работа на археологических раскопках для них — это, конечно, и приучение к труду, и, в первую очередь, патриотическое воспитание, это помогает им почувствовать любовь к своему краю.

В первые дни они себя не в своей тарелке чувствуют, но потом раскрываются, с остальными участниками начинают общаться. После восьми часов работы у них еще и остаются силы в волейбол поиграть.

А вообще, такая работа приносит свои плоды: мы же следим, как после школы складывается жизнь наших подопечных, и видим, что рецидивов преступлений становится меньше.

Вот 7 августа раскопки закончатся, а ребята мои уже грустят, что уезжать придется.

Та самая янтарная бусина.
Та самая янтарная бусина.
Фрагмент пиалы с лотосом.
Фрагмент пиалы с лотосом.
Александр ДАНИЛОВ  Цифровая технология — новый тренд.
Цифровая технология — новый тренд.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Автор:Мария СНЫТКИНА
Читайте нас в