Все новости
Cоциум
7 Июля 2022, 13:15

Золотой возраст села

Славу ему куют мастера на все руки и патриоты малой родины

Александр ДАНИЛОВ  Вдоль березового колка струился ручеек чувашской песни.
Вдоль березового колка струился ручеек чувашской песни.Фото:Александр ДАНИЛОВ

Село Михайловка, что в Бижбулякском районе, в минувшие выходные отметило вековой юбилей. Биография у михайловцев рядовая — незвонкая, трудовая и честная. Так ведь не каждому громкая слава суждена, и не на ней мир держится. А держится он на надежных людях, на таких, как здешние селяне — сильных, достойных, сметливых, трудовых, честных, надежных. На праздник приехали гости со всех концов страны, из соседних сел и городов. Что происходило на огромной площади в центре села?

Награждение самых достойных, концерт, спортивные состязания, забавы и развлечения — все, как принято в таких случаях. Мы поинтересовались у местных жителей, в чем же их особинка? И едва ли не каждый отвечал: здесь живут талантливые мастера, у которых руки золотые, патриоты своей малой родины. Так кто же они?

Фамильная гордость Добрейкиных

Фамильную экспозицию Добрейкиных сложно обойти стороной. Василий, старший из братьев, с удовольствием посвящает в историю рода. Прадед большого семейства был удостоен приглашения на коронацию царя Александра III — волостной старшина считался грамотным и статным мужчиной. «Прием волостных старшин императором Александром III» — одна из немногих парадных картин Ильи Репина, передающих одно из важных событий в истории страны. А в семье сохранилась изрядно пожелтевшая фотография прадеда, датируемая началом прошлого века. На снимке, конечно, нет императора. И волостной старшина — рядовой гражданин Страны Советов.

В советское время по понятным причинам исторический факт Добрейкины не афишировали. Однако справедливо полагали: Александр III был один из наиболее сильных правителей России и даже получил прозвище Миротворец. Ему принадлежат многие крылатые фразы, например: «Когда русский царь удит рыбу, Европа может и подождать». Или: «У России есть только два верных союзника — ее армия и военно-морской флот».

Дед Добрейкиных тоже имел немало заслуг, неся офицерскую службу в Польше. О том, каким был отец Василия Добрейкина, говорят награды — орден Трудового Красного Знамени, орден «Трудовая слава», медали.

— 42 года крутил баранку — и ни одной аварии, даже прокола в правах о нарушении правил дорожного движения не было, — сообщает Василий и с гордостью подчеркивает: — Потому что за руль садился всегда на трезвую голову, был правильным. Отец никогда нас не ругал. Заметил как-то, что деремся. Разнимать не стал, не выяснял, кто прав, кто виноват. Огрел обоих, приложившись от души. О драках и забыли. А словесную брань тоже излечил по своему рецепту: заставил траншею выкопать. Вырыли, пошли докладывать, еле ноги волоча от усталости. «А теперь закапывайте!»— приказал. Такая педагогика по нынешним временам гневно осуждается. А я отцу благодарен за науку быть терпимым к близким людям.

— На отца зла никогда не держали, правильным был человеком, — подтверждает подошедший брат Василия. На руках дед держал свою копию возрастом лет пяти.

— И ты Добрейкин? — спрашиваю у довольного жизнью крепыша, с любопытством наблюдавшего за всем, что происходит вокруг. Он радостно хохочет и кивает головой.

— И я Добрейкина, — нетерпеливо информирует девчушка на пару лет постарше бутуза, до той поры терпеливо слушавшая повествование деда.

— А есть в вашей семье носитель иной фамилии?

— Нет. Дочери замуж выходят, а фамилию оставляют нашу.

В пику Хеллоуину

Кузнец Олег Андреев приметил наш интерес к его поделкам. Хотя какие это поделки — изваяния из металла! Баба-Яга, динозавр в человеческий рост…

Отстоять в неприкосновенности художественные шедевры, случись гоп-стоп, поможет артиллерийское вооружение — пушка образца Русско-турецкой войны позапрошлого века.

— Стреляет? — удивляюсь, заглянув в ствол антиквариата.

— А как же, — с готовностью подтверждает Олег. — Это не бестолковый макет.

Берет бумажный взрыв-пакетик (таких в пиротехнических бутиках немало), насыпает содержимое в дуло, подбрасывает из горна мобильной кузни огнедышащий уголек… К радости собравшейся детворы пушка едва слышно хлопает и выплевывает из ствола сноп дыма.

— Купить можно?

— Только то, что выставлено. Индивидуальные заказы не принимаю.

— Почему?

— У меня зарплата хорошая — кузнецом работаю. А все что видите — это для души, хобби. Кто-то бабочек коллекционирует, а я с железом вожусь.

— Где все это мастеришь?

— В гараже.

— Это какой же должен быть гараж, чтобы в нем разместились мифические монстры из Хеллоуина?

— У меня два гаража. В одном из них обитают сказочные персонажи, никакого отношения к заморским монстрам — вампирам, демонам и вурдалакам — не имеющие.

Герои наших народных сказок добрее отвратительных западных монстров.

— Что потом с этими экспонатами будет? Никто пока ведь их не приобрел.

— Люди фотографируются. Селфи делают, как принято сейчас говорить. Им радостно. Мне тоже приятно. Разве этого мало?

— Сабантуй раз в год проходит. Выходит, сплошные затраты на покупку расходных материалов.

— Я по соседним регионам езжу, выставлялся в Челябинской области, Татарии, Удмуртии.

— Там свои кузнецы есть. Не страшна конкуренция?

— Помню, два десятка кузнецов приехали на кузюки-слет. Самая большая продажа у меня была — драконы, Ешкин кот влет ушли.

Тут уместно уточнить: кузюки — прозвище коренных златоустовцев. Говорят, это сокращение словосочетания «казенный уральский завод». То есть рабочие, имеющие дело с металлом, а среди них кузнецы — главные пролетарии. И среди златоустовских главных главнее (или востребованнее) оказался кузнец из Михайловки.

«Ветерок» унесёт под облака

По телефону нас обещали прокатить. Но когда мы приехали, объявили: бензин кончился. Может, оно и к лучшему. Одно дело с местным шумахером по шоссе рассекать, а другое — над землей парить. «Ветерок» — самодельный летательный аппарат. Его сконструировал и собрал Александр Герасимов. Зачем сельскому жителю самолет?

Не лучше ли мини-трактор иметь под рукой? Оказалось, рассуждения мои прозаичны до безобразия: была у человека детская мечта подняться в небо, к ней он шел долгих полтора десятка лет, а я — про трактор талдычу…

— Нет, — не унимаюсь, — мне все равно непонятно: почему именно в кабину самолета потянуло?

— Жили мы в Иркутской области, — рассказывает Александр, — а там до Братска или Железногорска 200 верст по глухой тайге. Как в песне: «Только самолетом можно долететь». Ан-2 и курсировал. Тот, кто за штурвалом, — почти божество. И я попытался податься в гражданскую авиацию. Не удалось. Зрение подвело. Потом мы вернулись на родину: родители сочли, что климат не подошел. Ну и я тут развернулся. На дельталетах стал летать. Собирал из всего, что под руку подвернется, — в ход шли двигатели мотоциклетные, от снегохода. Когда приступил к конструированию третьего аппарата, получил крыло в подарок.

— А «Ветерок» собирал по готовым чертежам?

— По большей части чертежи созревали в голове, образ самолета складывался из информации в литературе, из опыта. В качестве материала использовал и пластик, и металл. «Винегрет», в общем, вышел.

— Для чего конструировать самолет, собирая его «на коленке»? Чтобы воплотить детские мечты или человеком движут амбиции, попытка что-то доказать?

— Ерунда это. Ни с чем не сравнимое удовольствие от парения над землей, ощущение свободы — вот и все.

— А как односельчане относятся к твоему увлечению?

— С пониманием. Участковый даже на буксире таскал, когда ломался. Пролетаю — он «цветомузыку» включает, приветствуя. Экс-глава района Наиль Гатауллин со мной летал.

— Нестрашно ему было?

— А чего бояться? На моем самолете два двигателя, в случае чего парашютная система сработает.

— А если подведет парашют — не раскроется?

— Спланирую. Лишь бы на земле препятствий не было.

Тут солнце кажется светлей

…Официальная часть праздника близилась к концу. Завершающий аккорд — вечерний салют — был намечен на поздний вечер. Мы прощались с новыми знакомыми, как вдруг подумалось: отношение взрослых к юбилею своего села понятно и объяснимо, а как молодежь воспринимает вековую дату?

Девушка в национальном костюме, приехавшая из Белебея на родину предков, не раздумывая ответила стихами:

Как не любить мне эту землю?
Мой друг! Что может быть милей
Бесценного родного края?
Там солнце кажется светлей,
Там радостней весна златая,
прохладней летний ветерок,
Душистее цветы, там холмы зеленее,
там сладостней звучит поток,
Там соловей поет звучнее…

— Кто автор стихотворения? И как тебя звать?

Вопросы утонули в звуках песен, льющихся со сцены, громкой музыки не щадящих свою акустику водителей легковушек. Девушка зарделась и затерялась в праздной толпе.

Александр ДАНИЛОВ
Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Шутливый выстрел — без команды «пли!»
Шутливый выстрел — без команды «пли!»Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Размер не имеет значения, когда за дело берется мастер.
Размер не имеет значения, когда за дело берется мастер.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Ветераны — золотой фонд Михайловки.
Ветераны — золотой фонд Михайловки.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  «Не дрейфь, парень, судья страхует».
«Не дрейфь, парень, судья страхует».Фото:Александр ДАНИЛОВ
Автор:Владимир Огородников
Читайте нас в