Все новости
Cоциум
23 Мая , 13:15

Бороться с преступностью научила война

История о том, как прокурорский характер в окопах ковался

из семейного архива Рашит Зайнетдинов.
Рашит Зайнетдинов.Фото:из семейного архива

Наш отец, Рашит Абулхаерович Зайнетдинов, родился 5 февраля 1924 года в деревне Кулле-Кулово Абраевской волости Уфимского кантона (теперь это Благоварский район). В семь лет он пошел в школу, затем поступил в Уфимский мукомольный техникум. Образование, несмотря на отличные оценки, завершить не смог — учеба стала платной. В семье денег не было, так что приходилось еще самому помогать родителям.

На заметке у дочери Вышинского

Свою карьеру юриста Рашит Зайнетдинов начал в семнадцатилетнем возрасте, когда стал секретарем народного суда Чишминского района. Летом 1941 года его направили в Куйбышев (ныне Самара) на курсы Наркомата юстиции СССР. Руководила курсами Зинаида Вышинская, дочь бывшего прокурора СССР и одного из самых влиятельных деятелей сталинской эпохи Андрея Януарьевича Вышинского. Зинаида Андреевна обратила внимание на способного юношу и даже попыталась добиться для него брони от призыва в армию.

Однако все пошло своим чередом, и в августе 1942-го Рашита Зайнетдинова в составе запасного полка отправили на фронт пулеметчиком. Фронтовыми дорогами он прошел путь от Волги до Вислы, участвовал в Сталинградском сражении, битве за Сандомирский плацдарм, воевал в составе Юго-Западного, 4-го Украинского, 1-го Украинского фронтов. Был награжден медалями «За отвагу» и «За победу над Германией».

Как и большинство фронтовиков, отец не любил вспоминать войну. О том, насколько трудно ему приходилось, с какими опасностями приходилось сталкиваться, можно было судить лишь по отдельным репликам и очень скупым рассказам. В нашей памяти осталось два эпизода.

Сны наяву и мешок с грушами

В 1944 году во время наступления на Украине пехота сильно отстала от ушедших вперед танков. Был получен приказ двигаться форсированным маршем. Шли с короткими передышками день и ночь. По словам отца, переход оказался невероятно изнурительным, люди буквально выбивались из сил. Сам он во время этого марша несколько раз засыпал на ходу и даже видел сон. Зато часть вовремя успела к назначенному месту.

Второй случай произошел в Польше. Ночью во время форсирования реки (название забылось) немцы накрыли их минометным огнем. Плот, на котором переправлялся и отец, перевернулся, многие погибли. Поскольку отец вырос на берегу большого озера, он прекрасно плавал. Так с несколькими бойцами они сумели добраться до небольшого островка на середине реки. Немцы их заметили и начали буквально поливать шквальным огнем. Трое суток пришлось им лежать практически без движения.

Ночью немцы включали прожектора и пускали осветительные ракеты. Было светло как днем. Один раз лодке с нашего берега удалось подойти к островку и перебросить бойцам несколько мешков с грушами. Этим и питались, пока не началось общее наступление.

Подлая месть бандеровцев

Запомнился еще один рассказ отца, не связанный непосредственно с боевыми действиями, но очень хорошо характеризующий, в какой обстановке приходилось жить и сражаться в годы войны.

Действие происходило на Западной Украине. После длительного периода тяжелых, кровопролитных боев их часть отвели в ближайший тыл на кратковременный отдых, разместили в небольшой деревушке. Местные жители встретили наших солдат очень радушно. Отца определили на постой к одной пожилой супружеской паре (их сын тоже сражался в Красной армии). Хозяева отнеслись к нему как к родному. После всех тягот фронта, постоянной опасности, изнурительных марш-бросков, скудного солдатского пайка и окопной грязи жизнь в теплой, чистой избе, горячая баня, наваристый украинский борщ с полагающимся в таких случаях стаканом первача и другими вкусностями показались настоящим раем.

Но солдатское счастье было недолгим. Дня через четыре пришел приказ выдвигаться на передовую. Жители деревни тепло проводили наших солдат. А через несколько дней пришла печальная весть. На следующую ночь после ухода нашей части в деревню нагрянули бандеровцы, убили всех жителей, а их дома сожгли дотла…

Война после войны

Осенью 1944 года ефрейтора Зайнетдинова направили во Второе Астраханское пехотное училище, находившееся в городе Бузулук Оренбургской области. Обучение и здесь завершить не удалось: война кончилась, и училище расформировали.

После победы нашего отца направили следователем-стажером в прокуратуру Татышлинского района. Вскоре он был переведен в следователи, затем — назначен помощником прокурора района. После его назначили прокурором Бакалинского, затем Шаранского районов, а позже перевели прокурором Ждановского района Уфы.

Одной из главных проблем, с которой столкнулись не только правоохранительные органы, но и все общество в первые послевоенные годы, был бандитизм.

Организованная преступность, махровым цветом расцветшая в период войны, не собиралась сдаваться и после ее окончания. Приходилось действовать максимально жестко, часто вступая в открытую перестрелку с бандитами.

Однажды отцу, который на тот момент был прокурором Бакалинского района, пришлось ехать зимой ночью через лес. Где-то в самой середине чащи он нарвался на засаду, устроенную членами одной из таких банд. Пригодились навыки, полученные на фронте. Сделав несколько ответных выстрелов из маузера, отец хлестнул лошадь и сумел оторваться от нападавших. Однако вскоре попытка покушения повторилась: ночью через окно его кровать обстреляли. Снова выручила фронтовая смекалка, он тогда спал не на кровати, а на полу под окном.

Карьера в рост, преступность — тоже

С 1954 по 1978 год Рашит Зайнетдинов работал заместителем прокурора Башкирской АССР. В его ведении находился сложный и ответственный участок — следственная работа. Новому зампрокурора поручили руководить действиями правоохранительных органов по пересмотру дел репрессированных в годы террора. Огромному числу несправедливо осужденных было возвращено честное имя, многие из них смогли вернуться к нормальной жизни. А посмертная реабилитация погибших стала несомненным благом для членов их семей.

После воссоздания городских прокуратур в 1978 году Зайнетдинова назначили прокурором Уфы. Стоит отметить, что в период с 1970 по 1980 год в стране усилились коррупция, приписки, должностные злоупотребления. Преступность, в том числе экономическая, приобретала не только значительные и постоянно увеличивающиеся масштабы, но и организованные формы, проникала во все звенья управленческой системы. Не стала исключением и наша республика.

С заседания горкома партии в автозак

В середине 1970-х в следственном аппарате прокуратуры БАССР накопился большой материал о преступной деятельности директора одного из промышленных предприятий Стерлитамака. За несколько лет он «приватизировал» если не весь завод, то значительную часть получаемой прибыли. При этом было известно, что фигурант не только является членом бюро горкома КПСС, но также имеет большие связи в обкоме партии и даже в Москве. Арестовывать пионера нарождавшейся «экономики» поехал зампрокурора БАССР Рашит Зайнетдинов.

В этот день проходило заседание бюро горкома. В обеденный перерыв директора, теперь уже бывшего, пригласили в городскую прокуратуру, где предъявили ордер на арест, тут же посадили в автозак и этапировали в Уфу. Для завершения дел отцу пришлось задержаться в городе еще на сутки. В целях безопасности в эту ночь в его номере дежурил милиционер.

В начале 1980-х с нарастающей силой шел процесс разложения системы и, как следствие, прогрессировал паралич власти. Все самое отвратительное, что тогда было в нашей жизни, полезло наверх, преступность заявляла о себе открыто и нагло. Последнее обстоятельство в полной мере прочувствовала и наша семья.

Дети гуляли под присмотром оперов

Зимой 1982 — 1983 годов отцу стали поступать телефонные звонки с угрозами его убить. За долгие годы работы в прокуратуре он насмотрелся всякого, поэтому поначалу не воспринял их всерьез. Однако через несколько дней ему позвонил один из руководителей КГБ республики и сказал, что это не пустые угрозы.

Для обеспечения безопасности прокурора города во дворе дома установили строительный вагончик, где постоянно дежурили два оперативных сотрудника МВД. Отец крайне редко пользовался служебным транспортом, но в данной ситуации на работу и с работы стал ездить на машине. Охрану приставили даже к членам семьи, которые проживали с отцом. К примеру, жену и дочь старшего сына во время прогулок также сопровождали оперативники. Примерно через неделю тот же руководитель КГБ позвонил снова и сказал, что ситуация стабилизировалась. Охрану сняли.

Работа Рашита Зайнетдинова в органах прокуратуры была отмечена орденом Дружбы народов, ему присвоили звание «Заслуженный юрист РСФСР». Но едва он достиг 60-летнего возраста, невзирая на расцвет творческих сил и возможностей, его отправили на пенсию. И все же, несмотря ни на что, наш отец всегда оставался жизнелюбивым человеком, готовым прийти на помощь и охотно передававшим свой богатый профессиональный опыт молодежи. В том числе и нам, его сыновьям.

Автор:Рамиль ЗАЙНЕТДИНОВ, старший советник юстиции, заслуженный юрист РБ, Шамиль ЗАЙНЕТДИНОВ, доктор исторических наук, профессор БГПУ имени М. Акмуллы
Читайте нас в