Все новости
Cоциум
17 Апреля , 20:15

Сквер имени Блохина: между прошлым и будущим

В Ишимбае чтут память легендарного геолога

из открытых источников Нефтеразведчик Алексей Блохин (в центре) решает с коллегами очередную задачу.
Нефтеразведчик Алексей Блохин (в центре) решает с коллегами очередную задачу.Фото:из открытых источников

Любая историческая личность заслуживает памяти о себе. Тем более если это значимая фигура, которую не затронула даже современная переоценка былых событий.

В Ишимбае в последнее время снова высказывают мнения о том, что облик сквера имени Алексея Блохина нужно изменить, отыскать там останки выдающегося геолога. Насколько целесообразен такой возврат в прошлое и что он прибавит к памяти ученого?

Эта тема уже поднималась не только в печати (например, в газете «Республика Башкортостан» материал был опубликован в номере за 31 марта) и социальных сетях, но и на заседании депутатов городского совета. Напомним, что в сквере, названном в честь ученого и нефтеразведчика, в 1942 году был похоронен сам Алексей Блохин, над его могилой установили обелиск. В середине 2000-х власти пытались найти прах геолога, чтобы передать родственникам для перезахоронения.

Однако ни под монументом, ни в других частях сквера отыскать прах не удалось, хотя перекопали всю территорию. Существует версия, будто бы могила с обелиском изначально находились немного в другом месте — границы сквера за десятилетия тоже менялись. И в какой-то момент обелиск перенесли, а прах Блохина оставили — теперь уже никто и не скажет, почему. Поэтому найти его в пределах сквера не получилось.

На время, пока шли поисковые работы, обелиск увезли. Позднее были проведены капитальная реконструкция и обновление сквера. Там появился новый памятник, изображающий Алексея Блохина в полный рост. Монумент наглядно увековечивает память об ученом, чье имя неразрывно связано с эпохальными событиями по добыче первой башкирской нефти. Так нужно ли возвращать сюда прежний обелиск?

— Данный сквер является общественным пространством для тихого и уютного отдыха горожан. А надгробный камень — это ритуальный объект, и его возвращение нарушит целостность композиции сквера, — рассуждает главный архитектор Ишимбайского района Светлана Забелина. — Известна практика захоронения выдающихся деятелей в городских садах и парках. Но эти могилы в большинстве случаев удалены от жилой застройки. А здесь окна многоквартирного дома выходят непосредственно на сквер. Не думаю, что жителям будет приятно каждый день смотреть, выглядывая в окно, на ритуальный камень. В связи с тем, что захоронение Блохина давно утеряно и сейчас никто не знает точное место его могилы, целесообразности в установке надгробного обелиска я не вижу. Депутаты городского совета неоднократно рассматривали вопрос возвращения камня, однако каждый раз выступали за то, чтобы оставить сквер без изменений.

Современная концепция зон для отдыха диктует свою модель. И та же молодежь, увидев фигуру геолога на фоне панно с нефтяной установкой, получит больше наглядной информации, чем от обелиска. Отсутствие прежнего монумента вряд ли умаляет память об ученом или свидетельствует о недооценке его заслуг.

— Отметим, что у нас никогда и не забывали о вкладе Алексея Блохина в развитие Ишимбаевского месторождения и города, основанного неподалеку от буровых скважин, — говорит директор Ишимбайской картинной галереи Рафаэль Кадыров. — Кроме сквера имя геолога носит одна из старейших городских улиц, есть монумент напротив здания администрации НГДУ «Ишимбайнефть» на улице Геологической, а также экспозиция в историко-краеведческом музее. Помним мы и об Иване Губкине, предсказавшем залежи нефти на Южном Урале. В прошлом году исполнилось 150 лет со дня рождения Ивана Михайловича, и мы вышли с предложением установить бюст Губкина на территории Ишимбайского нефтяного колледжа. Надеюсь, эта идея воплотится в жизнь.

Между тем в истории ишимбайской нефтедобычи есть и другие, подчас совсем неизвестные герои. Недавно благодаря кропотливой работе сотрудников историко-краеведческого музея из небытия возвращено имя Варвары Ивановны Носаль — нефтеразведчика, главного геолога Ишимбаевского нефтепромысла первой половины 1930-х годов. Как раз Носаль трудилась непосредственно над тем, чтобы на знаменитой буровой № 702 забил первый фонтан «черного золота» в республике.

Может быть, в год 90-летия башкирской нефти стоит больше рассказывать о судьбе таких личностей? И стоит ли в очередной раз тревожить прах таких легенд, как Алексей Блохин, чья историческая значимость для Ишимбая не подвергается сомнению?

Автор:Альмира ТУКРЕЕВА
Читайте нас в