Все новости
Cоциум
23 Ноября , 09:20

На пьяном вираже

В республике увеличилось число смертей в ДТП

На пьяном вираже

Глава Башкирии Радий Хабиров признал, что республика провалила план по снижению смертности людей в ДТП.

— Количество аварий снизилось, но число смертей возросло, — заявил он на недавнем совещании в правительстве РБ. В список районов и городов, где в нынешнем году произошло больше всего происшествий со смертельным исходом, попал и Туймазинский район. Также здесь наблюдается небольшой рост «пьяных» ДТП — в нынешнем году их было девять (за аналогичный прошлогодний период — 7). Чтобы увидеть ситуацию изнутри и попытаться составить портрет среднестатистического нарушителя правил, наш корреспондент отправился в рейд с сотрудниками местного ОГИБДД.

Нарушителей на дороге меньше не стало

В семь часов вечера инспектор по пропаганде безопасности Алсу Халиуллина, инспектор по исполнению административного законодательства Дмитрий Хабиров и госинспектор дорожного надзора Марсель Галимов получают оружие, мы усаживаемся в служебный «Форд Фокус» и выезжаем на маршрут. Пока неспешно катим по стылым улицам, которые совсем недавно покрылись первым снегом, допытываюсь, каков он, типичный туймазинский нарушитель.

— Сложно создать собирательный образ по возрасту, полу и уровню доходов. В равной мере попадаются молодые и пожилые, мужчины и женщины, — после недолгого раздумья говорит Халиуллина. — К примеру, сегодня мы задержали молодого парня, который гонял на старой «девятке» без прав, а завтра это может быть солидный мужчина на «Тойоте-Прадо» или мама троих детей за рулем «Хендай-Солярис».

— А самые распространенные проступки можно назвать — это выезд на полосу встречного движения, управление транспортным средством без водительского удостоверения, — включается в разговор Хабиров. — Но основной акцент все-таки делается на водителей, которые сели за руль в состоянии опьянения.

По словам полицейских, ежедневно они задерживают от одного до трех любителей пьяных покатушек.

— За последнее десятилетие наказание за подобные «шалости» ужесточили — к лишению прав был добавлен штраф в размере 30 тысяч рублей, а водителей, которые были повторно пойманы в состоянии алкогольного опьянения, ждет уголовная ответственность и штраф от 200 тысяч до 300 тысяч рублей. «Это помогло?» — интересуюсь у них. Те лишь грустно улыбаются в ответ:

— Не изменилось ровным счетом ничего. И раскаяния в глазах задержанных мы не видим. Они жалеют только об одном — что попались.

По мнению моих собеседников, выход из ситуации один: максимальное ужесточение административного и уголовного наказания.

— С наступлением тепла настоящим бедствием становятся молодые ребята, часто несовершеннолетние, которые покупают за 20 — 25 тысяч рублей старые отечественные автомобили, гоняют на них без прав и часто под градусом. Случись попытка задержания, они ее бросают и исчезают в неизвестном направлении. Потому что купить новую колымагу выгоднее, чем платить штраф, — рассказывает Халиуллина. — Был случай: мы пытались остановить ВАЗ-2112. Автомобиль на огромной скорости носился по всему городу, по которому после рабочего дня гуляло много народу. В его поимке было задействовано три экипажа. И когда нам удалось его догнать, водитель, недавно лишенный прав, сожалел только об одном — что так и не сумел оторваться.

«Это не дети — племянники!»

За разговорами выезжаем за пределы города, за окном проплывает несколько деревень. Видимо, похолодание вынудило остаться дома даже завзятых кутил: на улицах, как и на проселочных дорогах, — ни души.

— Сейчас, с наступлением осени, световой день короткий. И пешеходов, которые передвигаются по проезжей части без светоотражающих элементов от деревни к деревне, практически не видно. Чаще всего это сельчане, которые уже приняли на грудь и идут к родственникам, друзьям и знакомым, чтобы продолжить веселье, — говорит Хабиров. — Вне населенного пункта они не имеют права находиться на проезжей части без отражателей. За это полагается административный штраф — 500 рублей. А вот в городе крепить эти элементы к одежде только рекомендуется. Хотя пешеходы одинаково часто гибнут как за городом, так и в Туймазах. Восемнадцатого октября на пешеходном переходе в центре города сбили 60-летнюю женщину. Были утренние сумерки, шел дождь, и водитель попросту ее не увидел. С тяжелыми травмами пострадавшую доставили в больницу. К счастью, она осталась жива.

Другой случай произошел месяцем ранее. На улице 70-лет Октября 41-летняя туймазинка переходила дорогу в семи метрах от «зебры». Опять же стояли сумерки, и водитель ВАЗ-21099 заметил ее в последний момент. Медики в течение недели пытались спасти жертву ДТП, но она все равно умерла.

Возвращаемся к окраине города. Останавливаемся близ постройки, больше известной среди местных жителей как шаранский КПМ. В считаные секунды движение становится образцово-показательным: все едут «чинно-благородно», соблюдают дистанцию, никто не идет на обгон. Трое полицейских споро принимаются за работу: взмахом жезлов тормозят авто, представляются, просят предъявить документы… Одни водители относятся к этому с философским спокойствием, другие начинают возмущаться: «Я что-то нарушил? Тогда почему вы меня остановили?» За полчаса проверку проходят около полусотни автомобилей. Госинспекторы действительно находят немало нарушений, но на тяжкие большинство из них не тянет: некоторые водители забыли дома водительское удостоверение или полис ОСАГО, пассажир не пристегнулся ремнем безопасности… Вот инспектор взмахом жезла пытается остановить Toyota RAV4, но престижная иномарка внезапно увеличивает скорость и быстро скрывается из виду. Уже через пару секунд за ней устремляется наш «Фокус». А через несколько минут «рафик» под конвоем «Форда» возвращается к месту дислокации экипажа ДПС. Его водитель, женщина средних лет, выговаривает полицейским: «Так темно же. Ваши яркие бляхи на груди я увидала, а поднятый жезл — нет!» Правоохранитель молча выписывает нарушительнице 500-рублевый штраф. И это вполне по-божески: за неостановку по требованию инспектора ГИБДД запросто можно схлопотать до 15 суток ареста.

Некоторые диалоги инспектора и водителя впору записывать как образчик народного юмора. Вот возле полицейского останавливается габаритный Nissan X-Trail. Тот заглядывает в салон:

— Женщина, вы почему перевозите детей без удерживающих устройств?

— Это не дети — племянники.

— А племянники не дети, что ли? — усмехаемся мы. Хотя в принципе тут не до смеха.

Немного погодя другой инспектор тормозит подержанную «десятку». Девушка за рулем не может найти полис ОСАГО, потом вспоминает: «Он у мужа, в борсетке». Инспектор предлагает позвонить супругу, чтобы он привез документ. Девушка машет руками: «Лучше штрафуйте. Если он узнает, что я без спроса выехала в гололед, мало мне не покажется!»

«Бутон» расцвёл в других краях?

Ближе к полуночи перебираемся в город. Пока едем к месту следующего назначения — стоянке напротив крупного банка, интересуюсь у своих собеседников их отношением к главному, по мнению многих обывателей, раздражителю полицейских:

— Как вы относитесь к тому, что во время вашего дежурства на дороге многие водители начинают мигать фарами встречным, сигнализируя: «Работает ДПС!»

— Если людям так хочется — пусть мигают, — пожимает плечами Галимов. — Но надо понимать, что таким образом они помогают и пьяным водителям. Где гарантия, что, проскочив нас, через пару километров он не собьет насмерть их родителей, дочь или сына? Другой вариант — за рулем находится преступник, который везет похищенного или убитого человека. И вы становитесь его невольным пособником. Те, кто соблюдает ПДД, не боятся проверки на дорогах. Им сигналы не нужны.

На часах полночь. Время позднее, поэтому меняется и контингент, с которым общаются инспекторы: за рулем автомобилей в основном 18 — 22-летние. Вот из дочерна затонированной «девяностодевятки» выбирается паренек в одной футболке.

Следующий автомобиль — та же ситуация: наглухо затонированный салон, а из окошка выглядывает парень, которому нет и двадцати. Еще одна машина — у молодого человека нет и никогда не было полиса ОСАГО. Он спокойно смотрит, как инспектор заполняет штрафную квитанцию. Позже инспектор мне поясняет: «Молодежь предпочитает уплатить штраф и ездить без страховки — это намного дешевле. И с этим что-то нужно делать».

К двум часам ночи рейд заканчивается, и мы собираемся возвращаться к зданию госавтоинспекции. Но тут внимание полицейских привлекает ВАЗ-2107, который неспешно катит к подъезду одной из пятиэтажек. Инспектор останавливает автомобиль, просит водителя дыхнуть. Тот мнется, отводит глаза в сторону, затем честно признается: «Еду из бани, выпил там немного пива». Продувка через алкотестер дает однозначный ответ — водитель пьян, продолжать движение за рулем дальше не может. В итоге составляется протокол, машина отправляется на штрафстоянку, а любитель бани, отказавшийся проходить дополнительное медосвидетельствование в стационаре, — к себе домой. В ближайшее время ему точно будет не до парилки.

Пора и нам по домам. Пока едем, разговор продолжает вертеться вокруг пьяных водителей. Спрашиваю:

— Еще в 2011 году федералы обещали обеспечить сотрудников ДПС алколазерами «Бутон», которые дистанционно выявляют пары алкоголя в салоне движущегося автомобиля.

— О чем вы говорите?! — иронично улыбаются полицейские. — Как и прежде, в своей работе мы используем алкотестеры. А алколазер для нас — это что-то из области фантастики.

О сложностях своей работы мои собеседники говорят крайне неохотно. Лишь на следующий день из других, не менее достоверных источников узнаю, что весь район обслуживают три автомобиля ДПС, каждый из которых прошел не одну сотню километров. Что за минувшие 15 лет число инспекторов сократилось вчетверо и в подобные рейды теперь отправляются не три, как прежде, а только один экипаж.

— Зато «увольняют» нас чуть ли не каждый день, — смеются полицейские. — Только и слышим от нарушителей: «Знаешь, кто мои друзья? Завтра же останешься без погон!» Если бы за каждое увольнение нам давали по рублю — ездили бы на «мерседесах». А мы продолжаем работать. И будем делать все от нас зависящее, чтобы порядка на дорогах было больше.

Автор:Алексей ШИЛЬНИКОВ