Все новости
Cоциум
29 Августа 2012, 16:34

«Старый соболь» с крыши собора Святого Петра в Риме родом из... Тирляна

Производство железа в Башкирии имеет шведские корни

Шведы в гостях у тирлянцев, 2010 год.
Началось с того, что житель Тирляна Андрей Пудинов купил дом. Взялся за ремонт и решил избавиться от старого хлама. В чулане натолкнулся на картину-репродукцию, коими в прежние времена принято было украшать свои жилища. Так уж получилось, что новоявленный хозяин случайно обронил находку. Стекло разбилось вдребезги, на пол упала фотография, которая была прикреплена к картине с обратной стороны. Ее для надежности даже почему-то закрепили еще и газетной бумагой. Именно благодаря этой фотографии 1890 года и стал разматываться тугой исторический клубок переселения специалистов из далекой Швеции...

Сегодня в поселке Тирлян Белорецкого района есть улица Ярмоловская. Название как название — вполне типичное для русского селения. Но корни у него оказались отнюдь не российские. Так было увековечено имя шведа Ярмола Адамсона, который погиб, защищая советскую власть во время Гражданской войны. Но откуда в далеком уральском поселке появился настоящий скандинав?

Оказывается, первые шведы-переселенцы попали в Тирлян в конце XIX века. Тогда это был крупный промышленно-металлургический центр. Еще в 1802 году там был основан железоделательный завод (в 1940 году он стал листопрокатным). Кстати, своим листопрокатным производством завод тоже обязан шведскому специалисту. В 1874 году иноземный инженер Аксель Гассельблат руководил работами по монтажу специальных станов «Дуо». А чуть позднее в Тирлян прибыла целая группа шведских переселенцев: Ларсон, Адамсон, Стреммерс, Квист… 20 мастеров-металлургов из города Дегерфорс были наняты для модернизации металлургического завода Пашковых. Производство железа в Тирляне и размах-то такой получило во многом благодаря шведским специалистам. Говорят, что даже собор Святого Петра в Риме был крыт тирлянским кровельным железом марки «Старый соболь».

Приглашенные мастера имели блестящие познания в металлургии, отличались к тому же большим трудолюбием и спокойным нравом. Трудились сталеварами, литейщиками, прокатчиками, мастерами на железной дороге. Любили столярничать, чинили часы, ружья. И бережно хранили традиции далекой родины. Увы, советская власть особо не жаловала иностранные фамилии. Вот и тирлянские шведы были вынуждены скрывать свое происхождение. Да и сама история с иностранными специалистами и их потомками была подзабыта. Вспомнили ее только 15 лет назад благодаря учителю-подвижнику, большому патриоту своей малой родины Борису Оглоблину.

Борис Анатольевич работал тогда учителем истории и со своими учениками очень серьезно занимался краеведением. У каждого класса была своя тема, которую ребята под руководством педагога изучали особенно подробно. Учащихся интересовал, например, Тирлян во время Гражданской войны, в годы Великой Отечественной войны, в другие периоды истории. Казалось бы, все уже изучили юные краеведы, никаких «белых пятен» не осталось. Но у Бориса Анатольевича случайно оказалась в руках та самая старинная фотография со служащими Тирлянского завода, о которой мы рассказали в начале материала. Среди запечатленных на фото работников было много иностранных специалистов, больше всего — шведов. Начав поиск, краеведы узнали много интересного, нашли потомков скандинавских мастеров. Оказалось, многие из них с коренными тирлянцами жили бок о бок.

— Неоценимую помощь в те годы оказали старожилы поселка, с которыми шведы работали на различных производствах. Все они говорили: иностранцы не только на своих рабочих местах, но и в быту были примером для подражания. Любили свои семьи, даже в тяжелые времена имели много детей, — рассказывает Борис Анатольевич.

Шведская сторона также проявила большой интерес к судьбе сородичей. Уже в 1996 году состоялся первый визит в Тирлян неофициальной делегации шведов из Миссии католической церкви. В следующем году здесь побывал корреспондент шведского телевидения Пер Энеруд. С 2001 года шведы приезжали почти каждый год. Гостил у тирлянцев даже внук бывшего управляющего местного завода Акселя Гассельблата. Два года назад наши земляки встречали официальную делегацию представителей Карлстадтского университета, общественных организаций Дегерфорса и народной школы Карлскога. Прошли тогда встречи с тирлянцами шведского происхождения, желающие ознакомились с краеведческим материалом, различными документами, фотоархивами, гости побывали в педагогическом университете имени Акмуллы, Магнитогорском государственном университете. Обе стороны договорились дружить и подписали даже соответствующее соглашение о развитии взаимовыгодного сотрудничества в таких областях, как образование, культура, этнография, спорт, туризм.

— Мы занимаемся важной для нас, но очень трудной работой. Поиск материалов осложняется понятием: за давностью событий... Многие документы безвозвратно утрачены, да и людей, знавших что-либо о скандинавском десанте на башкирскую землю, остается все меньше и меньше, — отмечает Борис Оглоблин. Ему сегодня важна любая деталь. Восстанавливая прошлое, мы строим настоящее, — считает педагог.

В мае прошлого года с ответным визитом в Швецию выезжали представители администрации Белорецкого района и Магнитогорского университета. Среди участников поездки была и представительница рода Ларсонов — Марина Калиниченко-Ларсон. Занимаясь в поисковом клубе «Ностальгия», она увлеклась историей своих предков. Многое ей рассказала бабушка — Людмила Владимировна, внучка Карла Ларсона. Собранный материал отправили на шведское телевидение. «Когда Карл Ларсон приехал в Тирлян из Швеции, он и не предполагал, что останется здесь навсегда, — написала Марина в своей работе. — Ему хотелось подзаработать денег и вернуться на родину. Но судьба распорядилась по-другому: высокий голубоглазый швед влюбился в красивую русскую девушку Ульяну Мурылеву. В 1894 году Карл Ларсон принял русское подданство, молодые поженились. Швед был хозяйственным: умел делать колбасы, варить сыры. Семья жила дружно. Один за другим появлялись дети. Из тринадцати в живых остались шестеро. Возвращение на родину все оттягивалось, а после Октябрьской революции и вовсе стало невозможным… Дед-швед учил внучку Людмилу родному языку, она запомнила несколько детских считалочек. В январе 1943-го Карл Иоанович, потерявший к тому времени зрение на горячем производстве, скончался».

Два года назад я встречалась с Марией Гусевой — другой внучкой Карла Ларсона. «Дедушка до конца своей жизни плохо знал русский, оставался верен своему народу и своему языку», — поведала мне тогда собеседница. Ее племянник, Анатолий Ларсон, еще в юности получил кличку Викинг за свой независимый нрав. Его главным правилом было: сказал — сделал.

«Мой дед по материнской линии, Григорий Мальков, был чернорабочим. Когда жена умерла, он остался с двумя малолетними детьми на руках. Во второй раз дед женился на шведке из многодетной семьи Августа Адамсона, тоже рабочего завода. Едлинка Адамсон, совсем еще молодая и красивая, была очень доброй и мягкой по натуре, но в то же время мужественной, хорошей женой. Осиротевшие дети любили ее. В 1913 году родилась в семье дочь Валентина — наша мама. К сожалению, бабушка умерла рано», — а это уже из воспоминаний Григория Комарова.

Побывав в Дегерфорсе, наши земляки подписали со шведами три перспективных соглашения о сотрудничестве гуманитарного направления. Планируется, например, издать совместный научный труд: «Развитие металлургии на Урале — роль шведских переселенцев в работе Тирлянского железоделательного завода».

— Я очень рада, что мне довелось съездить в Швецию, побывать на месте, где стоял дом нашего прапрадедушки Карла Ларсона. То, что я ощутила, не выразить словами! Гордость, чувство единения… Все вокруг было свое, до боли родное. Да и природа там очень похожа на нашу. Моя бабушка была бы очень рада за меня — это счастье для всей нашей семьи, — Марина Калиниченко-Ларсон отметила: повсюду в Швеции их встречали очень радушно. Хочется верить, что связи между странами будут крепнуть день ото дня.

Этим летом, во время празднования 250-летия Белорецка, в очередной раз мне удалось пообщаться с Гораном Петерсоном — в составе шведской делегации он уже несколько раз приезжал в Тирлян.

— Башкортостан стал для нас по-настоящему родным. Дружба и сотрудничество двух народов очень важны: нам, шведам, интересно, как жили наши соотечественники в России, а россиянам хочется воссоздать историю жизни их предков в Швеции. Очень приятно было узнать, что потомки наших сородичей не затерялись, смогли состояться в жизни, стать достойными людьми. Мы много делаем, чтобы больше узнать о наших земляках-переселенцах, изучаем все сохранившиеся материалы, ищем у себя потомков «тирлянских шведов». Привлекли для этого центр миграционных исследований. В октябре мы опять посетим Тирлян — будем налаживать более тесное сотрудничество с местной школой, — отметил в разговоре мой собеседник.

Вот такое удивительное продолжение имела история с фотографией, обнаруженной когда-то домовладельцем среди старых вещей. Мне кажется все это далеко не случайным: очищая от времени свои корни — будь то семейные или связанные, как в данном случае, с историей целого производства в Тирляне, мы готовим опору для будущих поколений. Нам важен каждый человек, потому что из личной истории любого из нас складывается общее полотно жизни целой страны: России, Швеции — Земли...
Кстати
  • «Дни Швеции» пройдут в Башкортостане впервые с 5 по 9 сентября.
  • Ожидается, что Уфу посетит делегация Швеции, в состав которой войдут сотрудники посольства, представители ведущих шведских компаний, деятели культуры и искусства, рестораторы и ди-джеи. В рамках Дней состоятся открытие визового центра, «Неделя шведского кино» в кинотеатре «Родина». «Дни Швеции» пройдут и в Торговом центре «МЕГА».
  • В Уфе 7 сентября состоится семинар SymbioCity, посвященный концепции устойчивого развития городов. Своим опытом и наработками поделятся шведские компании, которые давно работают в сферах энергосбережения, повышения энергоэффективности, биоэнергетики и управления отходами.