Все новости
Cоциум
16 Августа 2012, 16:09

Евроокна от краснодеревщика-самоучки

Рифат Шарипов из деревни Тунгатарово вырос без отца. Единственный ребенок у мамы. В деревне без мужчины — как без рук. Так что сызмальства пришлось становиться взрослым. До мальчишеских ли забав, когда сено еще не заготовлено и не припасены дрова на зиму… С благодарностью вспоминает он, как одна деревенская женщина им с мамой во всем помогала. Зато вырос Рифат не только трудолюбивым, но и ответственным. Многие его ровесники, юность которых пришлась на 90-е годы, попросту спились. Наш герой стал только еще крепче.

Рифат Шарипов за работой забывает обо всем.
Рифат Шарипов за работой забывает обо всем.
— Сейчас государство вроде бы помогает предпринимателям, начинающим свой бизнес, почему же вы никуда не обращаетесь?

— Узнавал, там мороки через край. Столько надо попусту ходить, уйму документов собрать. Вот и прикинул, чем обивать пороги, лучше посвятить это время работе, — говорит Рифат.

— Он же из своей столярной мастерской редко выходит, до глубокой ночи может провозиться, забыв о еде и питье, — говорит супруга Гульнара. — Мой Рифат даже из чурки такое сотворит, аж дух захватывает!

— Конечно, надо смотреть на «характер» любого материала. Даже обыкновенная доска, она «живая», если это не учитывать, вряд ли что-то путное получится, — согласился хозяин.
Столярному и плотницкому делу Рифата никто не обучал. Ко всему постепенно пришел сам. Через ошибки, иногда и через разочарования. Зато сегодня — известный мастер на всю округу. Можно сказать, краснодеревщик-самоучка.

Главное — нельзя останавливаться на достигнутом, всегда надо идти дальше. Совершенствоваться — таково кредо мастера.

Он и сам начинал с малого. Изготавливал оконные рамы, потом освоил производство дверей. Затем увлекся резьбой по дереву, а сейчас уже сам мастерит первоклассные евроокна. Говорит, ничего особо хитрого нет, главное — до мельчайшей подробности изучить и соблюдать требуемую технологию. А еще по заказам строит справные дома «под ключ». Но столярная мастерская — это его единоличное владение.

— Дом у меня пока маленький, как говорится, сапожник без сапог. Надо бы строиться, но все, что зарабатываю, пускаю на оборудование. Да и некогда сейчас — заказов очень много. Пришлось даже от скотины избавиться — уход слишком много времени отнимает, — признается мастер.

Изделия Шарипова в рекламе не нуждаются. За эти годы успел зарекомендовать себя только с лучшей стороны. Обзавелся токарным и фрезерным станками.

— В основном работаю только с сосной. У лиственницы древесина слишком уж твердая, не годится для тонкой работы. Да и дефицит. У березы же основной недостаток — трескается. По мне, лучше сосны дерева нет — и послушная, и долговечная, а как пахнет! — говорит мастер.

Сейчас и супруга начала ему помогать. Учится у мужа всем столярным секретам. Правда, пока не всегда все гладко получается.

— Иногда чувствую, не особо нравится, что под ногами путаюсь. К тому же четыре лобзика умудрилась сломать. Но ничего — пока терпит, — улыбается Гульнара.

Как знать, может, лет эдак через пять придется писать про краснодеревщика Гульнару.
Читайте нас в