Все новости
Cоциум
12 Июля 2012, 04:28

Зашились максимально, или Почему нефтекамская швейная фабрика «Максима» не может отдать долги

Предприятие уже второй год в должниках у девятнадцати инвалидов, которые не только не могут получить свою зарплату, но и потеряли работу. Они были уволены с учебно-производственного предприятия «Труд» «по собственному желанию» в конце прошлого года. По решению теперь уже бывшего председателя общества инвалидов Манурова «Труд» почил в бозе, а на его месте зародилась «Максима».

Событие предваряли необходимые процедуры: решение суда на арест имущества УПП и его распродажа. Вырученные деньги было обещано пустить на погашение долга по зарплате. Однако люди денег не получили по сей день и трудоустроиться им также не удалось. Учредитель предприятия Башкирская республиканская организация Всероссийского общества инвалидов (БРО ВОИ) и нынешнее руководство фабрики «нас просто обманули», пишут инвалиды в своей жалобе на имя председателя общественного совета при президенте республики Петра Бобылева.

Решение о создании ООО «Максима» было принято господином Мануровым единолично, а вовсе не президиумом БРО ВОИ, заметил в свою очередь Петр Бобылев. Во всяком случае, когда он показал этот документ членам президиума и поинтересовался, кто из них принимал участие в заседании, никто не отреагировал. Из чего следует, что решение президиума — фальшивка, считает председатель общественного совета. Потому разбираться в законности данного документа должны правоохранительные органы.

Мало того, официально УПП «Труд» не ликвидировано, и хотя не ведет ни коммерческую, ни хозяйственную деятельность, тем не менее числится в реестре налоговой инспекции параллельно с ООО «Максима». Причем последнее сдает полученные от учредителя площади — это три административно-производственных здания в центре города — в субаренду, выручка от которой свыше 800 тыс. рублей в год. Минус текущие расходы, чистой прибыли остается около 300 тысяч. За два года вполне реально было отдать долг по зарплате, который составляет почти 800 тыс. рублей, сделали вывод по итогам проверки члены комиссии общественного совета. Причем, сама фабрика платит за аренду помещений тысячу рублей в месяц за тысячу с лишним «квадратов».

Как заметил Петр Бобылев, если предприятие не может расплатиться с долгами, оно объявляется банкротом. Назначается конкурсное производство, в конкурсную массу входят все здания, рыночная стоимость которых, к слову, 60 млн рублей. Вырученных денег хватило бы не только с инвалидами расплатиться. Но вместо этого на базе одного предприятия создается другое, во главе обоих ставится новый руководитель, которому в субаренду фактически бесплатно передаются фонды. И все под благовидным предлогом — реанимировать производство. А ведь «схема дурно пахнет», заметил председатель общественного совета.

«Она начала «пахнуть» еще в 2010 году. Тогда вышел «медведевский» закон, который предусматривает за невыплату зарплаты тюремное заключение, соответственно, после многочисленных проверок и административных взысканий у меня оставался лишь один путь — за решетку. Или уйти, — вспомнил былое бывший директор «Труда» Степан Кошелев. — В таком случае часть производственных мощностей и аренды должна была отойти непосредственно в управление БРО ВОИ как учредителя, который бы возместил задолженность. Или ввел другое предприятие, что в итоге и сделали». Кстати, проработал Степан Валентинович директором восемь лет, но сказать, кто же является собственником трех зданий в центре города, не смог. Сейчас — вроде бы общество инвалидов. И зарплату ему тоже не выплатили, но С. Кошелев не собирается ее требовать, да и сроки подачи иска уже давно прошли.

Короче говоря, было одно предприятие, а стало два. Их возглавила индивидуальный предприниматель Светлана Цыбуленко, которая с 2000 года обеспечивала Нефтекамск мягкими игрушками. Как видно из справки, представленной комиссией членам общественного совета, на момент проверки в «Труде» числился один работник — директор, а в «Максиме» — восемь. И если у председателя общественного совета сложилось впечатление, что швейная фабрика в нынешнем ее варианте — фикция, то сама Светлана Филипповна категорически с этим не согласна. По ее словам, сейчас ведется набор сотрудников, планируется взять на работу 50 человек, инвалидам в трудоустройстве она не отказывает. А поскольку имущество принадлежит обществу инвалидов, то распоряжение им не в ее компетенции. «Я выходила с антикризисным планом, чтобы без налогообложения погасить долг по зарплате. Но тогда председателя общества инвалидов сняли. Сейчас назначили нового, и я снова выйду со своим предложением», — заявила Светлана Цыбуленко. Новый — Олег Ротов, назначен председателем БРО ВОИ 15 июня, и, по его признанию, пока занят процессом передачи документов и имущества. Потому планы на будущее в отношении фабрики он еще не обсуждал, но проблему пообещал решить.
Комментарии

Петр Бобылёв, председатель общественного совета
при президенте республики:

— До конца года мы вернемся к этому вопросу и проследим, чтобы инвалидам выплатили зарплату. Надо решать и судьбу самой фабрики: не могут до бесконечности «висеть в воздухе» два дублирующие друг друга предприятия. Одно из них должно быть либо ликвидировано, либо возвращено в исходное положение.

Лилия Зайнуллина, заместитель главы администрации Нефтекамска:

— На мой взгляд, один из выходов — перечислять арендную плату, которую сегодня собирает «Максима», в виде членских взносов в БРО ВОИ, чтобы она как учредитель рассчиталась с УПП «Труд». Надо, чтобы руководители общества инвалидов и швейной фабрики пришли к единому решению по данному вопросу. В любом случае необходимо найти способ расплатиться с долгами, который соответствовал бы налоговому законодательству.