Все новости
Cоциум
14 Марта 2012, 00:56

В электронных сетях истории найдутся на любой вкус

Теперь живу в Италии, хотя, скажу честно, никогда об этом не мечтала. Просто так вышло.

Журналисты нашей газеты довоенной поры вспоминали: в отсутствие телефонной связи они ходили обычно по утрам на рынок и узнавали от съезжающегося в Уфу со всей республики торгового люда о том, что происходит в глубинке. Сегодня добывать информацию можно не сходя с рабочего места — просторы интернета предлагают ее на любой вкус. Время от времени мы будем отправляться в путешествие по электронным сетям, чтобы знакомиться с их возможностями, получать необходимые консультации, встречаться с интересными людьми. Об особенностях зарубежной жизни, например, сегодня, благодаря сайту UFA.RU, мы узнаем из заметок нашей землячки Лауры.
Кусочек пиццы как штрих к портрету

— Когда-то я жила в Уфе. Иногда кажется, что это было в прошлой жизни — столько перемен произошло у меня за последние годы. Теперь живу в Италии, хотя, скажу честно, никогда об этом не мечтала. Просто так вышло.

Я люблю путешествовать. Природу люблю больше, чем городскую архитектуру — наверное, потому, что насмотрелась на нее уже вдоволь. Очень хочу побывать в Уфе, особенно Новый год встретить — по-нашему, по-русски! Здесь праздники отмечают иначе. Как, впрочем, и многое происходит совсем по-другому. Вспомнился случай. Года четыре назад мы с мужем поехали на поезде в Швейцарию. До этого ели пиццу — остатки, примерно половину ее, сложили в коробку. Просто жаль было выбрасывать продукт, поэтому мы и взяли в дорогу.

Едем в тамбуре. Поезд переполнен. Рядом с нами расположилась пожилая итальянка, всю дорогу ворчащая на молодого немца. Он сидел на полу среди груды ее чемоданов и пил пиво прямо из бутылки. Итальянка вспоминала послевоенное время, как всем жилось тяжело «из-за таких вот гадов». Муж мой по инерции кивал головой, потом ему это надоело, и он, видимо, для того чтобы занять чем-то говорливую пассажирку, неожиданно для меня предложил ей остатки пиццы. На что я шикнула в страшном смущении: «Разве можно человеку надкусанные продукты давать?» Но муж, не обращая внимания на мои слова, протянул итальянке коробку с наполовину съеденной пиццей. Мне стало очень неудобно от возникшей ситуации. Но больше никому это не показалось неприличным. Итальянка схватила пиццу обеими руками и стала буквально пожирать ее. Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами.

Когда мы приехали в Лугано, то нашу спутницу с огромным грузом никто не встретил. Пришлось остаться охранять ее тяжеленные чемоданы с провизией (в Италии продукты дешевле, и многие, живущие в Швейцарии, специально ездят за ними в соседнюю страну). Итальянка пошла к телефонному автомату звонить сыну (похоже, сотового у нее не было). Выяснилось: загулявший отпрыск находится в это время совсем в другом городе. В результате мамочка потащила чемоданы домой на себе — такси брать она явно не собиралась. Жизнь, как говорится, она везде жизнь. И если кажется кому-то, что есть на планете уголки с какими-то идеальными людьми и устройством бытия, то это великое заблуждение.

Пообещал — не значит «сделал»

Живем мы на севере Италии, у границы со Швейцарией. Расскажу немного об итальянцах. К ним я уже привыкла. Поначалу странно было — в ресторанах чувствовала себя как где-нибудь на вокзале в закусочной. Все галдят, и для того чтобы быть услышанным, надо перекричать целую ораву крикунов.

Народ в Италии, в общем-то, дружелюбный, но себе на уме. Любят много болтать, обещать, но это не значит, что сделают так, как сказали. Вот простейший пример. Одна знакомая пригласила меня к себе на чашечку кофе. Хорошо, что я знала уже: она сделала это только из вежливости. И если бы действительно пришла к ней, то знакомая удивилась бы очень. Надо сказать, что весь этот дежурный обмен любезностями обязательно сопровождается улыбками, и в целом люди настроены вполне позитивно. И еще заметила такую особенность: пенсионерки здесь стараются одеваться хорошо, ходят в норковых шубках, на каблуках, при макияже и с прическами. В молодости, мол, работали — пора отдохнуть. Считаю, что это правильно — в любом возрасте нужно сохранять интерес к жизни.

Реклама за горло берёт руками детей

В современной Европе много таких людей, которые за всю свою жизнь ни разу не вступали в брак. И не жалеют об этом. Они предпочитают заводить собачек и кошечек, нежели детей. Дети, считается, дорого стоят. Да и хлопот с ними не оберешься. Поражает реклама на ТВ «Италия 1» — она призывает детей буквально терроризировать своих родителей с требованием купить все, что там предлагают. Канал рассчитан именно на юное сознание, у ребятишек фактически разжигается страсть к потреблению. По-моему, в России пока такого канала нет. И не надо. Иначе в мире появятся еще тысячи людей с психическими расстройствами. Типа тех, что ходят ко мне из секты «Свидетели Иеговы». Читают проповеди. А я, когда они меня посещают, начинаю разговоры на житейские темы — о проблемах, политике, детях и кулинарии. Так время и проходит. Главное — не терять критического настроя по отношению ко всему, что выходит за рамки нашей привычной жизни. Мне кажется, люди именно поэтому всегда и держатся за свои традиции, корни — чтобы не утратить ориентиры, а если попросту — не сойти с ума.
Пять строк, а за ними — судьба

Пенелопа:

— Мне 47 лет. Я родом из Башкирии. Увы, толком не знаю своего языка, культуры. Изрядно подзабыла к тому же русскую грамматику, ибо за семнадцать с половиной лет жизни в Израиле не прочитала ни одной книги, не написала ни одного письма на русском языке. Хочу призвать: девушки, выходите замуж за своих соотечественников и не рвитесь в заоблачные дали. Если бы знала, чем все кончится, соломку бы подстелила. Многие рассчитывают — мол, богатых людей за границей много. Но на всех их, все-таки, не хватает. Да и менталитет у нас разный. Не думайте, что нашего брата ждут везде с полными ложками меда — дегтя тоже достаточно. Надеялась, что с годами будет легче, но нет — все больше тянет на родину. Я башкирка, муж еврей, а дети у нас русские! Мне деваться теперь уже некуда — дети любят Израиль. Им 20 и 21 год. Все у них связано с этой страной. Вот такая грустная история: пять строк, а за ними — целая судьба!