Все новости
Cоциум
13 Января 2012, 16:01

Бензин уступает по цене бутилированной воде

Существует большое подозрение, что нефть более не отвечает поэтическому статусу «чёрного золота»

Фонтан
Уместно напомнить специалистам по нефтедобыче, что сегодня в значительной степени благодаря их стараниям цена бутилированной воды превышает цену высокооктанового бензина. И если углеводороду альтернатива есть, то природной питьевой воде — нет.

Эта проблема стала основной темой разговора нашего корреспондента с профессором кафедры водоснабжения и водоотведения УГНТУ, доктором технических наук Владимиром НАЗАРОВЫМ.
— Владимир Дмитриевич, насколько тесно связаны качество питьевой воды и эксплуатация нефтяных скважин?

— Первые признаки загрязнения почв и водоемов стали наблюдаться в начале 60-х годов прошлого столетия при добыче почти безводной нефти. Ее обводненность составляла всего 2 — 3 процента. Загрязнение носило чисто нефтяной характер, но наблюдались случаи исчезновения родников при бурении.

В начале 70-х годов был сделан вывод, что загрязнение водных ресурсов происходит из-за разливов нефти и соленых вод главным образом вследствие коррозии герметичности нефтепромыслового оборудования и трубопроводов. В 80-х по мере роста обводненности нефти и снижения ее добычи отмечалось максимальное загрязнение рек хлоридами и нефтепродуктами.

Но основная опасность скрыта в недрах. Разработка месторождений ухудшает в первую очередь подземные воды. Из-за применения различных методов увеличения нефтеотдачи — обработки призабойной зоны, гидроразрыва пласта и других — в недрах возникают перетоки технологических жидкостей, приток высокоагрессивных рассолов в зону пресных подземных вод, в результате изменяется ее химический состав.

— Что, загрязнение водных ресурсов происходит совершенно бесконтрольно?

— Тут не все так просто. Есть ведомственный контроль. Для мониторинга поверхностных и подземных пресных вод в пределах деятельности «Башнефти» с 1974 года функционирует специальная наблюдательная сеть, которая включает в себя контрольные створы на реках, ручьях, озерах, а также сеть специально пробуренных скважин на пресноводные горизонты и комплексы, родники и колодцы, находящиеся в сфере воздействия нефтедобычи. Но, поскольку это все лишь ведомственный контроль, обнаруживается явное противоречие между декларированным эффектом системы мониторинга водных объектов «Башнефти» и фактическим состоянием этих объектов. Причина в том, что нефтяные компании относятся к системе поддержания пластового давления как к непроизводственному процессу, требующему определенных затрат. Раз она вне производства, то вкладывать в нее средства не обязательно. Ситуация с загрязнением водных объектов сложилась приблизительно одинаковая во всех нефтедобывающих регионах страны, с той лишь разницей, что «Башнефть» занимается производственной деятельностью 79 лет, а другие меньше. Поэтому негативные последствия нефтедобычи у нас проявились наиболее ярко.

— Нынешние руководители «Башнефти» так и говорят: дескать, досталось такое наследство, мы тут ни при чем. Но ведь нельзя совершенно не считаться с экологией. Производственная деятельность, ведущаяся сегодня, не имеет отношения к наследству.

— Совершенно верно. Приведу такие факты. Стоимость подготовки одного кубометра питьевой воды в Уфе равняется 20 рублям, в Краснокамском районе, где располагается Арланское месторождение, — 89 рублям. Затраты на водоподготовку включаются в квитанции квартплаты, то есть население платит за нефтяников.

В связи с критической ситуацией в водоснабжении летом 2010 года была создана депутатская рабочая группа. Установлено, что в республике накопились серьезные проблемы по обеспечению населения качественной питьевой водой, соответствующей установленным санитарно-гигиеническим требованиям. Так, в городе Октябрьском и Туймазинском районе население уже многие годы вынуждено использовать воду с превышением норм в два и более раза по жесткости, общей минерализации и содержанию хлоридов. Кроме того, в отдельных населенных пунктах Туймазинского района в водозаборных скважинах и колодцах полностью отсутствует вода. Люди вынуждены обеспечивать себя привозной водой. Так, в трех населенных пунктах организован круглогодичный подвоз воды. В летний период 2010 года привозной водой обеспечивалась потребность в девяти населенных пунктах района, в том числе в таких крупных, как Кандры, Старые Туймазы, Верхнетроицкий, в которых проживает несколько тысяч человек.

Основная причина проблем с водоснабжением населения в Туймазинском районе связана с влиянием на подземные воды объектов нефтедобычи, когда из-за применения непродуманных технологий подземные воды оказались перемешанными со сточными водами нефтепромыслов. По экспертным заключениям, подземные воды с большинства скважин водозабора можно использовать только на техническое водоснабжение. При этом качество воды с каждым годом только ухудшается.

Аналогичная ситуация наблюдается в Чекмагушевском, Белебеевском, Краснокамском и некоторых других прилегающих районах.
Серьезные проблемы имеются в Нефтекамске и Краснокамском районе, где наряду с повышенной жесткостью населению подается вода с высоким (до 10 ПДК) содержанием марганца. При этом эффективные методики очистки воды от марганца сегодня отсутствуют. Наряду с проблемами качества воды в ряде населенных пунктов Краснокамского района вода подается только в определенное время по графику. На сегодняшний день вопрос поиска альтернативных источников водоснабжения в Нефтекамске и Краснокамском районе не решается.
— Если экологический ущерб от эксплуатации месторождений столь очевиден, то куда смотрят надзорные органы: Росприроднадзор, прокуратура?..

— Вся хитрость в том, что нефтяным компаниям России удалось доказать, будто они не относятся к природопользователям, и поэтому не пускают представителей надзорных органов на месторождения и к своим документам. Дескать, закачка воды в пласт происходит строго по замкнутому циклу, ни одного кубометра ее в сторону не уходит. Но это не так. По сведениям самих же нефтяников, на один кубометр извлекаемой из скважины жидкости им приходится закачивать 2 — 3 куба воды, то есть половина и более того попадает за скважины.

По известным санитарным правилам степень влияния нефтедобычи на качество подземных вод определяется как «опасная». Согласно этому документу, основными загрязнителями признаны нефтепродукты, хлориды, фенолы, СПАВ, ртуть, марганец, железо. К приоритетным загрязняющим веществам следует отнести еще бор, бром, йод, цинк, хром, стронций, литий, свинец, медь, цезий, рубидий. Многие из них находятся в промышленной концентрации, позволяющей осуществить комплексную переработку пластовых вод. Известен способ переработки попутных вод нефтяных месторождений, заключающийся в предварительной очистке вод от механических примесей и нефти с последующим последовательным извлечением магния, лития, бора, йода и брома, причем первоначально из воды экстрагируют бор, затем извлекают магний и литий, затем ионообменной сорбцией извлекают йод, а воздушной десорбцией — бром. После этого воду вновь направляют в систему поддержания пластового давления для закачки в пласт.

Есть комплексы очистных сооружений. Они, конечно, стоят немалых денег. Нефтяники, ссылаясь на несовершенное законодательство, отказываются их приобретать. За них расплачивается опять-таки население — здоровьем, оплатой разных услуг ЖКХ.

Нефтяные месторождения превратились в биогенные генераторы сероводорода, причем концентрация сероводорода увеличивается с каждым годом независимо от того, эксплуатируется месторождение или законсервировано.
Отсюда следует, что в существующих системах мониторинга неверно выбраны приоритетные загрязняющие вещества. Контроль качества поверхностных и подземных пресных вод должен вестись по сероводороду и названным выше элементам таблицы Менделеева.

Кстати, в Татарии, Самарской и Оренбургской областях широко внедрены различные модификации аппаратов очистки сточных вод, основанные на процессах флотации. Они относятся к инновационным технологиям водоподготовки.

Или вот другой пример. Когда с Учалинского горнообогатительного комбината вода из отвалов стала попадать в реку Урал, это тут же стало известно надзорным органам. Делом занялась прокуратура. Были наложены миллионные штрафы. Предприятие было вынуждено построить очистные сооружения стоимостью 1 миллиард рублей. Нефтяники же сами себе устанавливают «стандарты» воздействия на экологию.

— Напрашивается вывод, что такое поведение нефтяников обусловлено отчасти отношением государства к ним — они пользуются неоправданными преференциями.

— И это выражается в несовершенной законодательной базе. Да и надзорные органы могли бы вести себя в вопросах экологии более последовательно и настойчиво. Устарела нормативная база, определяющая требования к качеству вод, используемых для закачки в пласты. Как ни парадоксально, результат этого — снижение коэффициента извлечения нефти. Если в проектах предусматривается 60 процентов добычи нефти из пласта, то на самом деле удается извлекать только 35 — из-за плохого качества закачиваемой жидкости в скважины. Теряют сами нефтяники.

— Владимир Дмитриевич, жизнь не раз убеждала нас, что там, где нет гармонии между экономикой и экологией, там начинаются всеобщие потери в геометрической прогрессии.

— Согласен на все сто.