Все новости
Здоровье
16 Июня , 13:15

Найти и довериться

За «своим» врачом пойдёшь хоть на край света

Александр ДАНИЛОВ  Ирина Казакова умеет успокоить и убедить: мы справимся.
Ирина Казакова умеет успокоить и убедить: мы справимся.Фото:Александр ДАНИЛОВ

Народная мудрость гласит: доктора делятся на три категории — врач от бога, врач «ну, с богом!» и врач «не дай бог». Увы, специалисты из первой группы нам встречаются не так часто, как хотелось бы.

И те, кому посчастливилось найти «своего» врача, держатся за него крепко и с благодарностью вспоминают всю свою жизнь.

И психолог, и диетолог

Ирину Казакову я впервые увидела в уфимской больнице № 22, куда нас с дочерью привезли на «скорой»: ребенок уже не в первый раз задыхался и кашлял. Лечение, назначенное в поликлинике, не помогало. Заведующая педиатрическим отделением стремительно шла по коридору, обгоняя коллег, и все невольно оборачивались ей вслед; она парадоксальным образом всегда куда-то спешила и при этом находила время и внимание для всех страждущих.

«Ой, она такая классная!» — единодушно восклицали даже самые привередливые мамы в детском отделении. В чем секрет «классности», я поняла довольно скоро: после общения с Ириной Валерьевной приходит уверенность, что ничего страшного с ребенком не случится и назначенное лечение непременно поможет. Это дорогого стоит, ведь когда твой ребенок попал в больницу — это всегда чрезвычайное происшествие, выбивающее из колеи: за здоровье детей мы переживаем больше, чем за свое собственное. Зачастую паникующей матери помощь требуется не меньше, чем маленькому пациенту: объяснить, убедить, успокоить. И когда этот доктор взялась за лечение дочки, у меня, несмотря на поставленный ребенку диагноз «бронхиальная астма», появилась уверенность: мы справимся!

Не зря говорят, что хороший врач должен быть психологом, и этим искусством Ирина Валерьевна обладает в полной мере. Отзывчивая, деликатная, грамотная, она всегда умеет понятно объяснить, что и почему происходит с ребенком, развеять сомнения и страхи, убедить довериться врачу. Последнее особенно важно: в наш век информации мы порой воображаем себя не меньшими специалистами в области медицины, чем доктора — ведь есть же интернет, в нем все написано и про болезни, и про лекарства.

Астма у детей, как правило, носит чисто аллергический характер, и анализ выявил у дочери целый букет аллергенов, в том числе на белок коровьего молока и пшеницу. Я была в шоке: чем, собственно, прикажете кормить малыша, если ему нельзя ни творожков, ни молочных каш, ни любимых макарон, ни кусочка хлеба?

Порой в такой ситуации аллергологи неделями держат ребенка на диете типа «гречка-капуста-индейка», чтобы полностью исключить все аллергены. Чадо обычно объявляет забастовку столь скудному меню, ноет, худеет и выпрашивает вкусненькое, надрывая материнское сердце. Но у Ирины Валерьевны совсем другой подход: питание при аллергии должно быть максимально разнообразным. В идеале, ни один продукт не должен появляться на столе ребенка чаще чем раз в три дня — тогда аллергены не будут успевать накапливаться в организме. Она на долгие годы стала для нас не только педиатром и аллергологом, но и диетологом, подсказывая непривычные, но доступные продукты и рецепты блюд. Так в нашу жизнь вошли продукты из козьего молока, макароны и выпечка из ржаной и кукурузной муки, мясо кролика, гуся и многое другое.

Не радикально, а консервативно

Несколько лет удавалось держать аллергию и астму в узде одной диетой, благополучно избегая не только гормональной терапии, но даже антигистаминных средств. Мы бежали к ней и с другими детскими недугами, и она терпеливо возилась с нами, подбирая наиболее щадящие препараты. А ее советы и рекомендации на тему образа жизни ребенка порой помогали больше, чем лекарства.

«Лечение ребенка должно быть не радикальным, а очень консервативным. Нельзя залечивать, не надо спешить давать сильнодействующие средства», — запомнила я ее слова.

Увы, в младшем школьном возрасте приступы астмы вновь участились: это нередко случается в период гормональной перестройки организма. Прежние лекарства уже не помогали. И тогда заведующая педиатрией вновь пришла на помощь, убедив меня попробовать терапию инновационным препаратом ксолар.

В Москве им успешно лечили детей с 2008 года, но широкой известности в стране препарат не получил. Больница скорой медицинской помощи в 2016 году стала первым медучреждением в Уфе, закупившим ксолар и начавшим лечить им маленьких пациентов. Было страшновато решиться на лекарство, о котором мало что известно — даже немногочисленные отзывы в интернете были противоречивыми. Но я в очередной раз доверилась мнению Ирины Валерьевны и не пожалела:

после трех-четырех уколов ребенок вновь смог гладить кошек, заниматься спортом и даже есть все подряд: аллергия тоже куда-то испарилась. Один укол в месяц позволяет держать астму под контролем.

Вот уже четыре года ребенок ежемесячно получает ксолар, а мы все реже посещаем Ирину Валерьевну. И не потому, что она сменила место работы: за лучшим в своем деле врачом пойдешь хоть на край света, просто становится все меньше причин к ней обращаться. Но разве это не лучший комплимент искусству врача — когда пациент вспоминает его не для того, чтобы в очередной раз пожаловаться на не отступающую болезнь, а лишь чтобы высказать свою безмерную благодарность?

Автор:Жанна МИРОНОВА
Читайте нас в