Все новости
Политика
24 Февраля 2012, 11:51

Президентская гонка: экстрим или преемственность?

Перемены стране нужны. Не нужны потрясения

Рафик ХАЖИПОВ, кандидат философских наук
Нынешняя гонка кандидатов в борьбе за высший государственный пост в стране примечательна во многих отношениях. С одной стороны, расклад политических сил классический. На левом фланге мы видим социалистов-коммунистов и патриотов-державников с явно выраженными, но непонятно как реализуемыми популистскими и великодержавными лозунгами. Правый спектр пытается сфокусироваться на неких адаптированных к непростым российским реалиям неолиберальных идеях и ценностях. Посередке — своеобразный политический центр, аккумулирующий наиболее ценные инициативы с обеих сторон и позиционирующий себя в качестве единственного носителя стабильности и гаранта будущего процветания. Россиянам предложен вполне известный и незамысловатый выборный пасьянс: куда они хотят двигаться — «назад в будущее» вместе с Зюгановым — Мироновым — Жириновским, к высотам либерально-капиталистического рая с Прохоровым во главе или к достаточно постепенному переустройству общества при сохранении статус-кво в союзе с Путиным.

Расклад, традиционный для новейшей истории России, все это мы наблюдали и на прошлых выборах. С другой стороны, специфика момента и главное отличие от предыдущих президентских кампаний в том, что нынешняя проходит в достаточно непривычных условиях острого противостояния и углубляющегося раскола внутри общества. В недрах общественного организма сформировалась довольно разношерстная, но весьма активная сила, которая стала центром притяжения протестных настроений. Недовольные властью заполонили интернет, телеэкраны и радиоэфиры, улицы и площади городов, заявили о себе как о реальной политической силе. Одни видят в активизации уличной демократии сугубо позитивные начала формирования политического самосознания и гражданского общества, другие с опаской предупреждают о возрастании угрозы «оранжевой революции» и ее гибельных последствиях для страны.

Как бы мы ни относились к митинговой демократии, надо понимать, что она взялась не из воздуха, объективно ее питает и взращивает сама власть. Люди разуверились в ее способности решать их проблемы, они устали от бюрократического прессинга, обмана и попрания своих конституционных прав. Россияне гораздо больше хотят правды и справедливости, нежели эфемерной свободы. Высокие идеалы демократии обычного среднестатистического россиянина волнуют мало, он хочет элементарного порядка в тех сферах, с которыми ему приходится сталкиваться ежедневно — в жилищно-коммунальном хозяйстве, обеспечении жильем, детскими садами, медицине, образовании.

Словом, критиковать власть есть за что. Недовольство жизнью активно используется всеми претендентами на президентское кресло. Кандидаты изощряются и, словно соревнуясь друг с другом, дружно выносят на суд общественности рецепты по спасению страны. Зюганов предлагает программу национализации природных ресурсов и превращения их в общенародную собственность, ласкает слух планами создания «народного правительства», совмещения постов президента и премьер-министра и пр. Жириновский, призывая спасать Россию, грозно предупреждает, что если не он, «то будет хуже». Миронов обещает резко увеличить социальные выплаты, поднять жизненный уровень на невиданную высоту, кардинально перестроить политическую систему, обновить Конституцию. Прохоров объявляет о планах демократизации и либерализации всего, что можно.

Действительно, власть сегодня зачастую недееспособна, чрезвычайно отчуждена от народа. Перемены нужны, они жизненно необходимы. Но экстрима тоже не хочется. Не хочется быть свидетелем и участником очередной ломки и перестройки. В кои-то веки что-то в стране начало налаживаться, в кои-то времена экономика более или менее успешно функционирует, острых социальных потрясений нет, государственные институты худо-бедно работают. И что, опять все переделывать и перекраивать?

Будем откровенны, система, созданная Путиным за последние десять с лишним лет, не вполне адекватна возросшим ожиданиям общества. Однако правда и то, что сегодня в России сложился реальный консенсус политических сил, именно он является гарантом будущей стабильности и развития без скачков и потрясений. Этот баланс олицетворяет именно Путин. Убрав его с политической сцены, мы рискуем снова ввергнуть общество в новый раздрай и хаос. Преемственность и последовательность в политическом процессе не менее важны, чем безудержное реформаторство. Пример Китая с очевидностью это подтверждает.

Да и какова, собственно, альтернатива? Где он, спаситель отечества? Симпатии у многих вызывает Прохоров — успешный, молодой, умный, довольно деликатный, не крикливый и здравомыслящий бизнесмен и политик. Но Михаил Дмитриевич еще молод, у него нет серьезного политического багажа, он еще не сложился как полноценный и авторитетный лидер. О других личностях и говорить не хочется, все, что они предлагают, так или иначе мы уже проходили.

Программные статьи Путина свидетельствуют, что он не хуже других осознает болевые точки общества, видит способы их решения. В своих обещаниях вполне конкретен, в анализе проблем компетентен, знает реальные нужды людей. При этом ни разу не сказал плохо о своих оппонентах. Складывается ощущение, что он настроен больше на реальные дела, чем на пустопорожнюю болтовню. Мы видим меняющегося Путина: тот, который был бескомпромиссным и даже авторитарным руководителем, уступает место человеку, способному к диалогу и компромиссу. Он понимает, что общество сегодня ушло вперед, что запросы людей выросли, что их требовательность к государству совершенно иная, нежели раньше.

Теперь Путин и его команда должны выступить реальными реформаторами и обновленцами, сохраняя при этом социально-экономическую и политическую стабильность в обществе. Задача архитрудная, но вполне выполнимая. Сегодня люди хотят видеть принципиально новую модель взаимоотношений с государством, когда властные структуры из непогрешимого и безраздельного хозяина общества постепенно превратятся в его слугу. К слову, «вливание» свежей струи в политическую систему уже началось. Важнейшие политические реформы инициированы. Производят впечатление и планы по социальному переустройству и подъему жизненного уровня населения. Говорить на этом фоне о том, что Путин боится перемен и при нем страна будет стагнировать, вряд ли правильно.