Все новости
Общество
2 Июля 2022, 20:15

Помощь придёт с неба

Когда счёт идёт на секунды, на крыло встаёт самое быстрое подразделение

предоставлено службой санавиации К самым тяжелым пациентам врачи летят на вертолете.
К самым тяжелым пациентам врачи летят на вертолете.Фото:предоставлено службой санавиации
предоставлено службой санавиации Феликс Сакаев.
Феликс Сакаев.Фото:предоставлено службой санавиации

О буднях и проблемах службы санитарной авиации, а точнее, отделения плановой и экстренной консультативной неотложной медицинской помощи РКБ имени Куватова, мы говорим с заведующим отделением, врачом высшей категории Феликсом САКАЕВЫМ. Девятнадцать лет он работает в республиканской больнице врачом-рентгенохирургом.

Звонков ждут круглые сутки

— Феликс Загирович, насколько мне известно, служба санитарной авиации Башкирии в прошлом году отметила 85-летие. Но далеко не каждый житель республики знает о ее существовании. Вы работаете по принципу скорой помощи?

— Не совсем так. В отличие от коллег мы не выезжаем на ДТП, пожары и другие ЧП и не работаем с колес. Хотя наши пациенты такие же тяжелые, нуждающиеся в экстренной медицинской помощи. У нас есть диспетчерский пункт, организовано круглосуточное дежурство фельдшеров, докторов и медсестер, без праздников и выходных. Но вызвать нас сами жители не могут. Это должен сделать либо главврач больницы, либо его заместитель, либо ответственный дежурный врач. То есть звонки в нашей диспетчерской принимают строго из больниц городов и районов республики. Мы даем консультации коллегам по телефону, подсказываем и корректируем лечение. Если это сложный случай, выезжаем на место, где проводим необходимые манипуляции — обследуем на своих диагностических аппаратах, проводим операции.

При необходимости перевозим пациентов в Уфу. Для этого в РКБ имени Куватова есть шесть реанимобилей, полностью оснащенных всем необходимым медоборудованием для безопасной транспортировки реанимационного пациента любого профиля. В основном выезжаем в населенные пункты в 150 — 200 и более километрах от Уфы. Это Нефтекамск, Октябрьский, Белорецк, Учалы, Сибай, Акъяр, Мелеуз, Мраково и другие.

— В каких случаях отправляется авиабригада?

— С начала года наше отделение выполнило 530 санитарных заданий, из них 56 — на вертолете. В год бывает до 1400 заданий. В месяц до 120. В день по три-четыре.

Вылетов примерно 10 процентов от общего числа вызовов (раньше было два процента). Если нелетная погода, конечно, двигаемся автотранспортом. В любом случае выезжаем.

Наши предшественники летали на самолетах АН-2, известных как «кукурузники». В 2019 году я пару вылетов на нем сделал. Потом на четырехместном R-44 Robinson.

Они специально не оборудованы для перевозки лежачих больных, поэтому использовались только для сокращения времени в пути. В 2020 году мы защитили четырехлетнюю стратегию развития санитарной авиации региона, в рамках ее реализации правительство закупило вертолет Ансат. Его можно назвать летающим реанимобилем. Во второй половине того же года мы уже начали его эксплуатировать: эвакуируем в клиники Уфы пациентов, находящихся в тяжелом состоянии.

Судите сами, до Сибая или Акъяра машина будет ехать шесть-семь часов, а на вертолете можно долететь за полтора часа. Мы в три раза быстрее оказываем медпомощь.

В 2018 году было совершено около десяти вылетов. В 2019-м уже 57. В следующем 97 пациентов транспортировали. В 2021 году был 171 вылет. Думаю, будет 170 и нынче.

Очень сильно выросла нагрузка в пандемийные годы. Наши специалисты постоянно выезжали в ковид-госпитали, где оказывали и консультативную, и практическую помощь — оперировали на месте. Санавиация ни на один день не прекращала работу.

Все случаи — сложные

— Какие вылеты вам особенно запомнились?

— Каждый наш пациент — особенный. Например, 15 июня выехали в Стерлитамак. На заводе произошел взрыв, 40-летний мужчина получил 80 процентов ожогов. На машине он бы дорогу не перенес. Наши реаниматологи вылетели туда и забрали его в Уфу, в республиканский ожоговый центр, где больной получает специализированную медицинскую помощь. К сожалению, он в крайне тяжелом состоянии.

Примерно две недели назад в Белорецке произошел взрыв на нефтебазе. Мы два дня туда летали — по очереди забрали троих пациентов в тяжелейшем состоянии.

Ожоги по 60 — 80 процентов. Все они сейчас на ИВЛ в республиканском ожоговом центре, идут на поправку.

Еще мне запомнилось, как летали в Туймазы к 78-летнему мужчине с геморрагическим панкреонекрозом. Местные хирурги сделали несколько операций, но, к сожалению, его состояние не улучшалось. По звонку забрали в Уфу, здесь прооперировали.

На днях у пациента в Мраковской больнице открылся артериальный свищ, тромбоз шунта. Местные доктора провели ампутацию, потом позвонили нам. Наш врач немедленно вылетел. Вместе с прооперированным забрал больную с камнем в мочеточнике. Все решается экстренно. Может вылететь как один врач, так и бригада. Часто вместе с лежачим берем и пациента, который может сидеть, но дальнюю дорогу в машине не перенесет.

— А к детям часто выезжаете?

— В этом году из 64 наших пациентов было всего восемь детей. Из них половина — малыши до года. Например, из Нефтекамска 16 февраля забрали новорожденную с тяжелой асфиксией. Привезли в реанимацию РДКБ. Из Учалов 11 апреля доставили недоношенную девочку, выезжали детские специалисты-реаниматологи. Из Месягутово — восьмилетнюю девочку с перитонитом, в Уфе ее прооперировали. У четырехлетнего жителя Белебея было кишечное кровотечение, постгеморрагическая анемия. В Белорецке годовалый мальчик облился кипятком, ожоговый шок. Его принял республиканский ожоговый центр.

— Специалистов санавиации специально обучают?

— Нет, это сотрудники крупных больниц Уфы. Медработники отделения республиканской больницы имени Куватова оказывают экстренную специализированную помощь по всем профилям хирургии, терапии и акушерству-гинекологии. В 2016 году создано структурное подразделение санавиации в детской республиканской больнице, в 2020-м — в республиканском перинатальном центре.

Для обслуживания вызовов привлекаем до 250 врачей-консультантов по 44 специальностям из 53 республиканских лечебно-диагностических центров, развернутых в 11 лечебных учреждениях Уфы. Это челюстно-лицевые хирурги больницы № 21, комбустиологи и реаниматологи республиканского ожогового центра, специалисты республиканского кардиоцентра, инфекционисты больницы № 4, офтальмологи НИИ глазных болезней.

Узких специалистов привлекаем из специализированных клиник. Никому не отказываем в помощи. Чаще всего к нам обращаются за консультацией. Наши врачи предлагают алгоритм действий, который выполняют коллеги. Но если нет улучшения, врач выезжает на место. У нас организовано круглосуточное дежурство без выходных и праздников.

Нужны вертолётные площадки

— Кто оплачивает транспортировку больного из района в Уфу?

— Помощь оказывается бесплатно, к ОМС не имеем отношения. Час вылета в этом году стоит 180 тысяч рублей. Чтобы слетать в Белорецк и вернуться в Уфу, требуется полмиллиона рублей. Кто сможет оплатить такой полет? Поэтому деньги выделяются из консолидированного бюджета. Вертолет базируется в уфимском аэропорту, там же находится летный отряд. По заявке (летом в течение 30 минут, зимой в течение часа) летчики подают воздушное судно на вертолетную площадку в Уфе, забирают врачей и летят в район. Единственная образцовая вертолетная площадка построена в 2019 году на территории республиканского перинатального центра. Это место выбрано не случайно. Рядом находятся детская республиканская больница, боль-ница № 22, роддом № 4, республиканский кардиоцентр. В 15 минутах — РКБ имени Куватова и больница № 21. На этой площадке может приземлиться санавиация из других регионов.

— Куда садится вертолет в районах?

— В Белорецке на территории больницы переоборудовали под вертолетную площадку бывшую автостоянку. В Стерлитамаке место посадки находится на территории нового ковидного госпиталя. В Сибае вертолет садится на аэродром. Больше таких примеров привести не могу. В основном используем приспособленную территорию.

Поэтому просим глав муниципалитетов, чтобы в непосредственной близости от больниц они оборудовали вертолетные площадки. Хотим, чтобы у каждой медорганизации была своя. Надеемся, к 2024 году этот вопрос решится.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— В прошлом году республика закупила второй вертолет. Поскольку не хватает средств на его обслуживание, он пока работает в другом регионе. Мы же стремимся к тому, чтобы использовать сразу два судна: один будет обслуживать вылеты к взрослым, второй — к детям.

Также хотим закупить необходимое диагностическое и хирургическое оборудование — эндоскопическое, травматологическое, нейрохирургическое для выполнения экстренных хирургических вмешательств на месте. Необходимый минимум инструментов и материалов у нас есть. Планово обновляем оборудование и материально-техническую базу. Так, полностью заменили оборудование для сосудистых хирургов — приобрели два современных набора.

Сейчас у нас пять относительно новых реанимобилей. Тот, что отслужил 13 лет, планируем заменить.

— Нештатных ситуаций не возникало?

— Были небольшие ДТП с санавтомобилями. С вертолетами, к счастью, ничего не случалось. Что касается их технического состояния, за этим очень внимательно следят и постоянно проверяют надзорные органы.

Автор:Айгуль НУРГАЛЕЕВА
Читайте нас в