Все новости
Культура
28 Августа , 13:15

«Писать стихи — моя суперсила!»

О творческих кладовых в цифровую эру

«Писать стихи — моя суперсила!»

Молодому стерлитамакскому поэту Яне Жигаловой 20 лет. Она выпускница детско-юношеского литературного объединения «Родник» во Дворце пионеров и школьников им. А. П. Гайдара, студентка филологического факультета филиала БашГУ.

Призер и победитель городских, республиканских, всероссийских конкурсов. Лауреат конкурса «Наш век, моя Родина…» в рамках IV Международного молодежного фестиваля литературы и искусств «КоРифеи». Номинант национальной литературной премии «Поэт года». Публикуется в республиканских стихотворных сборниках и литературных альманахах, в ежемесячном общественно-политическом и литературно-художественном журнале «Бельские просторы». Осенью планирует издать собственную книгу «Нарциссы? Желтые. Нате!».

Фаталист

— Яна, какая история в жизни дала понять, что писать стихи — это судьба?

— Моя мама любит рассказывать историю: когда я была маленькой, но у меня уже имелся компьютер, она зашла в комнату и задала риторический вопрос — чем я занимаюсь, а я ответила: «Книжку пишу». Так все и началось.

— Победы на поэтических конкурсах и фестивалях — счастливая случайность или что-то еще?

— Я скажу так: это события, которые происходят. Никакой счастливой случайности: я фаталист. Поэтому просто наблюдаю за цепью событий, которая ведет к чему-то большему, и принимаю все, будь то победы или поражения. Но когда на конкурсах отмечают стихотворения из цикла «Нарциссы? Желтые. Нате!» — я вдобавок ощущаю приятное чувство тайны, некого сотворчества. Ведь это заслуга наполовину моя — как автора, и наполовину — моей музы.

Кто будет читать?

— Как ты думаешь, какое будущее ждет людей цифровой эпохи: будут ли они читать?

— Тут действительно можно рассуждать бесконечно. Можно сказать: читать-то, конечно, будут, вопрос только в том, что (даже статья в пять абзацев — уже что-то пугающее для некоторых пользователей интернета) и как (канут ли в небытие бумажные книги?). Сейчас мир стремится к цифровизации всего. Конечно, это удобно. Таков прогресс! Но очень хочется верить, что печатные издания — книги, журналы, газеты — не изживут себя. Да, необходимую информацию можно найти в интернете в два клика. Казалось бы, зачем тратиться на бумажный носитель? Но возникает вопрос эстетический — приятно книгу или журнал полистать своими руками, ощутить бумагу. Вдвойне приятно, когда ты — автор и видишь на полках магазинов, киосков, в домашних библиотеках свое творение. С другой стороны, это лишь дело привычки и устоявшегося мировосприятия. В общем, время покажет.

— Кому и для чего сегодня нужна поэзия?

— Поэзия нужна всем! И авторам, и читателям. И даже тем, кто ею не интересуется. Потому что писательское творчество — это способ взаимодействия с миром.

Бессмыслица и жемчужины

— Как отличить поэзию от графоманства, хорошие стихи — от плохих?

— В поэзии я очень избирательный читатель. Мне сложно понравиться. Поэтому уже давно оцениваю стихи исключительно со стороны, причем технической: как произведение написано — какой создан образный ряд, рифмы, структура и логика, характер. Сейчас очень много разной поэзии. Индивидуален не только стиль и тематика, но и причины, по которым автор вообще пишет. Одни пишут, чтобы выплеснуть эмоции, другие живут фантазией своего превосходства, третьи никого из себя не строят, но мало к чему стремятся, а есть еще те, кто пишет, потому что не может не писать и относится к своему делу со всей серьезностью и пониманием непредсказуемости искусства. Поэтому среди многочисленной бессмыслицы всегда можно найти жемчужины. Для меня, например, поэтические эталоны — это «Как бронзовой золой жаровень» Пастернака и «Лиличка!» Маяковского.

Вдохновляться и вдохновлять

— Расскажи о мечте: откуда черпается энергия, берутся силы?

— Если смотреть глобально, чтобы быть в тонусе, нужно постоянно пополнять творческую кладовую, радовать своего внутреннего писателя. То есть делать то, от чего получаешь удовольствие: вдохновляться. И вдохновлять. А если смотреть более фокусно, то в преддверии выхода моей собственной книги меня безумно мотивирует мысль как можно скорее вручить книгу тому, кому она посвящена. В это на самом деле сложно поверить, потому что обычно я быстро перегораю к масштабным писательским идеям, и многие из них остаются незаконченными. Но сейчас все по-другому: ради момента вручения книги работа над ней и идет полным ходом.

— Представителем какой профессии себя видишь?

— Слово «профессия» вообще вряд ли подойдет в моем случае... Что я имею в виду? Писательство вряд ли можно забросить: это образ жизни. Но стишками сыт не будешь. И тут стоит упомянуть другие хобби: английский язык, любовь к дизайну и верстке журналов. Сейчас я разрабатываю проект, совмещающий эти мои увлечения. Надеюсь, в будущем он станет для меня основным видом деятельности, профессиональным.

Воспрянуть духом

— Правда ли, что «пишет каждый в 19 лет», и стихи — это болезнь роста, которой желательно переболеть каждому? Могут измениться отношения с поэзией через 10 лет? Через 20?

— Это зависит от многих обстоятельств. Поэзия может выполнять разные функции, для каждого автора — свои. Но недавно даже я допускала такие мысли в отношении себя: у меня был довольно продолжительный творческий кризис, и я по-настоящему испугалась, что больше ничего никогда не напишу, что поэзия — лишь пройденный этап в жизни... Но весной этого года случилось нечто такое, что заставило воспрянуть мой поэтический дух. Я поняла, что писать стихи — это моя суперсила, которая никуда не денется ни через 10 лет, ни через 20: она со мной навсегда.

г. Стерлитамак.

Фото из открытых источников.

Яна ЖИГАЛОВА

Снова Крым
Снова Крым.
Зеленое забвенье
здесь мерно дышит морю в унисон;
воздух мнимою прохладой веян,
баюкая в дневной короткий сон.
И неясно, был он или не был…
А потом — сиреневое небо
обнимает улицы и плечи;
и уж все равно! свежей и легче.

* * *

Небылицы
И промелькнет зарница,
и уже;
пушит осенняя лисица,
и ты читаешь Беранже,
сидя в платьице из ситца
средь осенних миражей.
Клен-императрица
поднимает свой фужер;
разодет как дьяволица —
божество божеств.
Солнца луч — то наши лица
суждено ему обжечь
и оставить золотиться
копотью блаженств.
Скачет бойко кобылица:
скоро красить гжель;
все и станет небылицей,
превратится в муляжи.

* * *

Волны влеченье —
это голос ваш.
Виолончелью
ластятся слова.
Вальс ли это? Да.

* * *

А вы, пожалуйста, спойте
в это чудесное утрецо!
И старый вяз разгонит тучи,
пуская листья в пляс.
Когда яркое солнце —
то люди жмурятся.
Но от вас почему-то
не отвести глаз.

* * *

Ветка сирени в дождливое майское
Ветка сирени грустно глядит на небо:
Бледные звездочки там появятся скоро.
Покрыта столешница скатертью белой;
Холодны в ожиданье светлом приборы.
В серебристо-дрожащем молчании дня
Веранду листва все тесней обнимает.
Что-то в тайне хрупкой неустанно храня,
Ветка сирени грустно вздыхает маем.
Ты погладь ее, милая, нежной рукой,
Приласкай стороною ладошки тыльной,
Пусть засладится в лимонной неге с тобой;
Румяной щекой прикоснись к ней, милая,
И шепотом мягким ароматно укрой,
Пусть засверкает она переливами
В дождливое майское, за каждой строкой.

Автор:Екатерина ЯКОВЛЕВА