Все новости
Экономика
18 Января , 11:15

Молочная формула

Для успешного развития животноводства аграриям необходим собственный генетический центр

Ринат РАЗАПОВ  Сегодня  надо брать на вооружение все новации племенного дела.
Сегодня надо брать на вооружение все новации племенного дела.Фото:Ринат РАЗАПОВ

«По итогам прошлого года нам есть чем гордиться, но он не стал поводом для радости», — такой, на первый взгляд, парадоксальный вывод сделал по окончании урожайного 2022-го вице-премьер — министр сельского хозяйства Башкирии Ильшат Фазрахманов. И действительно, сегодня аграриям региона есть над чем поломать голову.

Долгое эхо засушливого года

Специалисты уже не раз отмечали, что в Башкирии ставка в последние два-три года была сделана на растениеводство. Казалось бы, не зря — прошлый год порадовал рекордным урожаем. Но перед ним был слишком жаркий и солнечный 2021 год, который «напряг» аграриев не только отсутствием хлебов на полях, но и сорванной, по сути, во многих муниципалитетах заготовкой полноценных кормов. Как результат — в республике заметно пошло на убыль поголовье скота. Кормить который стало просто нечем.

Особенно это было заметно в деревнях, в личных подсобных хозяйствах. Такая тенденция, впрочем, сложилась по всей стране. Конкретно по Башкирии количество бычков и буренок в сельхозпредприятиях и крестьянско-фермерских хозяйствах составляет 410 тысяч голов за год, сократившись на 2,2 процента. Цифра выглядит, может быть, и не так тревожно, так ведь и прибавка в животноводстве Башкирии еще более скромная. Так что потери чувствительны. Тем более что сам процесс работы с крупным рогатым скотом долгий — от 3 до 7 лет. Так что пустить под нож коровку легко, а вот потом вернуться к прежним надоям…

В итоге молочная отрасль Башкирии чуть сдала свои позиции (по данным Росстата, в 2021 году в республике было получено 1614 тыс. тонн молока, в этом, по предварительным данным регионального минсельхоза, — 1582 тыс. тонн). Оставшись по этому показателю, правда, на втором месте в России. И одновременно начав серьезную структурную перестройку.

Размер имеет значение

Аграрии видят, что лучшие времена для привычных, оставшихся еще с советских времен стареньких колхозных ферм прошли. Они просто перестают быть выгодными.

Как следствие — если еще 10 лет назад крупные производства давали примерно треть всей продукции животноводства, то теперь их доля выросла в два раза.

— Да, мы сейчас делаем ставку именно на крупного производителя. Здесь и рентабельность выше, и, что не менее важно, совсем другие условия труда. Та же программа «500 ферм» сыграла в свое время важную роль, позволила удержаться от падения. Теперь же, если не получаешь в общей сложности до 5 тонн молока в сутки, то в плюс по финансам не выйдешь. И очень важная вещь — на старых фермах может возникнуть катастрофическая нехватка кадров, молодежь туда работать не пойдет. Все должно быть чисто, аккуратно, с соответствующей заработной платой, — считает Ильшат Фазрахманов.

Здесь у аграриев Башкирии амбициозные планы. К 2024 году в республике должна быть 21 крупная индустриальная ферма примерно на 1200 голов каждая. Сейчас 18 уже созданы или строятся, соглашения по возведению еще трех подписаны. То есть вроде бы все идет по намеченному. К тому же правильная организация заявок на такие фермы позволила получить федеральное финансирование, в прошлом году такую помощь получили два крупных животноводческих комплекса.

К 2030 году перед республикой стоит задача создать 50 индустриальных молочных ферм, где должно быть примерно 100 тыс. голов дойного стада, дающих в год миллион тонн молока. Значит, уже в ближайшие три года надо выходить на проекты для создания минимум десяти таких ферм ежегодно. И держать такой темп дальше.

— Мы поездили по всему миру, посмотрели, как работают крупные фермы, поняли не только алгоритм их строительства, но и как там организована работа по генетике, по племенному делу, — говорит Ильшат Фазрахманов.

Вот здесь-то и подстерегает аграриев еще одна проблема. Ибо времена, когда в животноводстве все решало количество тех же голов КРС, уходят в прошлое. А на первое место выходит качество.

Двойка за поведение

Годы, когда слово «генетика» было у нас в стране чуть ли не ругательным, давно прошли. Но и только. Потому что особых достижений по выведению эффективных пород скота в той же молочке, увы, особо не наблюдается. Это признают и специалисты, констатируя: пальму первенства сегодня держат Европа, Канада и США. Где 10 — 15 тысяч литров молока на корову за период примерно в 300 дней — так называемую лактацию — никого не удивляет. В Башкирии у профессионалов этот показатель — 8,1 тыс. литров. С учетом личного подворья в целом по региону поучается 6,6 тыс. литров. Отставание от мировых лидеров, увы, чуть ли не в два раза.

Что касается мясного животноводства, то здесь тоже генетикам есть над чем работать. О различиях между местными и элитными породами рассказали корреспонденту газеты «Абзелил» Тансулпан Юмагужиной фермеры из Абзелиловского района братья Сергей и Евгений Старцевы. Они начали с симменталов, но два года назад приобрели 60 голов нетелей породы герефорд. Парадокс: нежелательными персонами стали наши родимые животные, а не «подданные» Британии.

— Они плохо себя ведут, — улыбаясь, говорит Сергей Старцев. — Развиваются хуже, чем породный мясной скот. Вот сейчас вы сами увидите, на одних и тех же кормах, при одних и тех же условиях содержания даже только по внешнему виду симменталы проигрывают герефордам стопроцентно.

И действительно, упитанные герефордихи высокомерно осматривались вокруг. Симменталки по сравнению с ними были поджары и стройны. Конечно, они тоже выглядели очень даже ничего, но мощные, массивные особи представительниц британской породы были неотразимы.

— Работать в мясном животноводстве надо, безусловно, с мясными породами, к которым относятся герефорды, как на ферме Старцевых, с лимузинами или абердино-ангусами. Раньше этих пород в районе не было. Имелись одни симменталы, которые когда-то неплохо давали и молоко, и мясо. Но за последние десятилетия порода в районе практически выродилась. Хорошего симментала, добротного племенного стада сейчас у нас нет. И поэтому потенциал его развития многократно снизился. Есть ли тогда смысл заниматься в мясном скотоводстве симментальской породой, когда при одинаковых затратах заведомо получишь в два раза меньше продукции, чем имея герефордов?! Думаю, что нет, — выносит свой вердикт замглавы администрации Абзелиловского района Галим Султанов.

Дефицит на «вейсманистов-морганистов»

Генетика не стоит на месте, в ведущих странах постоянно появляется что-то новое. Удается ли в Башкирии приобретать молочный «хай-тэк»? Да, несмотря на санкции, сегодня удается находить зарубежные компании, продающие КРС высокого уровня. Другое дело — насколько аграриям республики стоит смотреть «на сторону» при решении такой проблемы?

Здесь есть хорошая новость и плохая. Хорошая в том, что в Уфе в Башкирском государственном аграрном университете сейчас создан Центр прогрессивных технологий в области генетики и эмбриологии. В нем 12 инкубаторов, где можно произвести до 2 тыс. эмбрионов в год. А плохая — нет индустриальных партнеров, готовых вкладываться в производство собственной генетики.

Этот вопрос, кстати, обсуждался на заседании профильного комитета Госсобрания республики. И депутаты резонно заметили, что вечно надеяться на закупку импортного генетического материала — недальновидно. Сегодня некоторые схемы поставок работают, но нет гарантии, что они не обрушатся завтра. В ответ на такие тревоги Ильшат Фазрахманов предложил парламентариям проработать подобную статью расходов в бюджете республики.

— Это не такие уж большие деньги, около 70 млн рублей в год. Зато мы сможем получить запас на несколько лет вперед, — считает вице-премьер.

Генетическая работа — процесс не быстрый. Специалисты отмечает, что в обычных условиях он может растянуться и на 20, и на 30 лет. Но если использовать инкубаторы, которые есть в БГАУ, то продолжительность разработки можно сократить на порядок — до трех лет. И здесь впору еще раз вспомнить о цене вопроса.

Депутаты считают, что она несоизмерима с возможностью получить полноценное импортозамещение на таком важном направлении.

— На мой взгляд, нельзя так ставить вопрос: что дешевле, а что дороже. А если нам завтра перестанут продавать генетический материал, мы в итоге останемся без скота? Поэтому нам сегодня нужно бить во все колокола и решать эту проблему, — уверена зампредседателя комитета по аграрным вопросам, экологии и природопользованию Госсобрания РБ Руфина Шагапова. Похожее мнение высказал и председатель комитета Флюр Уразметов, предложивший вообще вынести эту тему на отдельное обсуждение.

Государственный бизнес

Сейчас у аграриев на генетическом «фронте» есть три способа решать проблемы: завозить семя быка, покупать готовых буренок или быков-производителей. Первый вариант считается самым дешевым и технологичным, зато второй субсидируется государством.

Примечательно, что сегодня все крупные селекционные центры страны переходят на работу с коровами выведенной в США голштино-фризской породы. Раньше пытались экспериментировать и с нашими «пеструшками», но теперь от них отказываются. У местных буренок максимум по надою — 30 литров, иностранки уверенно обгоняли их сначала на 10 литров, а теперь и вовсе в два раза. Ученые, конечно же, в курсе такой конъюнктуры.

— Центр сейчас находится на балансе аграрного университета, у нас есть мысль создать крупную структуру совместно с теми агропредприятиями республики, которые присутствуют на нашем рынке, и уже вместе, с помощью государства развивать его дальше, — говорит Ильшат Фазрахманов.

Идея перспективна еще и тем, что если вновь созданная структура сумеет предложить генетические разработки по более низким ценам, чем зарубежные партнеры, то можно будет не только решить проблему импортозамещения, но и получить хороший источник дохода в тот же республиканский бюджет.

Кстати, генетическая проблема важна не для одной лишь молочной отрасли. Например, в части полюбившейся всем жителям республики индейки мы можем получать нормальное мясо только с помощью Канады. Других вариантов у аграриев Башкирии, признает министр, сейчас просто нет.

Возвращаясь к молочке, к перспективам ее развития, перестройке отрасли и стоящим за этим проблемам, можно привести только один факт. Сейчас в Аургазинском районе запланировано строительство мегафермы на 4600 голов дойного стада. С одной стороны, вроде бы целый завод получается. Да еще если сюда завезти самых «крутых» по надоям породы коров. Но и риски большие — а если какая болезнь к коровам прицепится, да еще заразная? Так у генетиков, как и у ветеринаров, появляется еще одно актуальное направление деятельности.

…Башкирия находится, как известно, в зоне рискованного земледелия. В какой-то части это касается и животноводства. Так что к постоянному изменению ситуации и новым вызовам аграрии республики привычны. Другое дело — свести к минимуму не только капризы природы, но и поведение не самых дружественных и надежных деловых партнеров. Такую задачу аграрии и депутаты, судя по всему, будут решать вместе.

Автор:Владимир ЛЕОНТЬЕВ
Читайте нас в