Все новости
Экономика
5 Сентября 2012, 16:53

Земли много, денег мало

Из-за бесхозных гектаров казна теряет миллиарды

Только за землю под многоэтажными домами бюджет Уфы ежегодно недополучает около миллиарда рублей.
Завершена или нет в Башкирии регистрация земель — этот вопрос на очередном заседании общественного совета при президенте республики задавали неоднократно. Разговор шел об эффективности использования земель. Однако прежде чем говорить о доходах, желательно знать, сколько конкретно в республике этой самой земли. Как выяснили члены рабочей группы совета, в каждом ведомстве на сей счет свои данные. К примеру, только по лесному фонду разночтения составляют до 300 тысяч гектаров. Причина, по признанию самих представителей министерств, — в отсутствии взаимодействия и единого банка данных. Несмотря на то, что Башкирия попала в пилотный проект по созданию инфраструктуры пространственных данных и существует положение о региональном операторе.
По мнению директора ГУП «Башземоценка» Раиля Еникеева, система управления земельными ресурсами в республике практически отсутствует. Зато присутствуют ведомственные интересы. «Мы не имеем информации о фактическом состоянии наших земельных ресурсов, их использовании, потенциале. В итоге принимаются «узкие» решения, без комплексного анализа», — считает он. Хотя система управления как раз и призвана объединить данные различных министерств и ведомств, что позволило бы осуществлять любые тематические расчеты. К примеру, создать демографическую карту республики или карту ее инвестиционной привлекательности.

Соседские щи гуще

Республиканский бюджет собирает земельного налога в 2,5 раза меньше, нежели соседние регионы. А чтобы налоговые сборы проводить в нужном объеме, необходима строгая регистрация земельных ресурсов, то есть — все земли должны быть поставлены на кадастр. Кстати, ежегодно на это республика выделяет десятки миллионов рублей. Ответственные за процесс лица на заседании заявили, что кадастровый учет у нас организован хорошо. Конечно, деньги выделяются большие, но и объем работ здесь немалый.

Тем не менее, как выяснила аналитическая группа, 43 процента земель — это свыше 6 млн га — не разграничены. То есть — бесхозные, а стало быть, республика ими не может распорядиться по-своему усмотрению. Сколько при этом теряет казна, остается только догадываться.

Территориально, в сравнении с Татарстаном, Оренбургской и Челябинской областями, наша республика больше. Однако суммы земельного налога, поступившие в муниципальные бюджеты, существенно ниже. По данным за прошлый год — соответственно в 3,5, в 1,3 и в 3 раза меньше, чем в упомянутых регионах. По мнению рабочей группы, причина тому — мало земель находится в собственности юридических и физических лиц. Следовательно, земельный рынок в республике плохо развит. Если в Татарстане доля частной собственности на землю составляет около 47 процентов, то в Башкортостане — 16. Причем у соседей разгосударствление земель происходит не только за счет передачи в частные руки паевых участков, но и за счет продаж государственных и муниципальных земель.

С паями тоже не все так просто. В составе каждого третьего земельного участка, который находится в общедолевой собственности граждан, имеется так называемая невостребованная доля. Таких бесхозных земель около полумиллиона гектаров, утверждает заместитель министра земельных и имущественных отношений (МЗИО) Рафит Ягафаров. А значит, по ним никто не платит налогов. Средняя кадастровая стоимость гектара — 27 тысяч рублей, если умножить на максимальную ставку 0,3 процента — получается налог, который республика недополучает ежегодно. Это четыре миллиона рублей с лишним. Сейчас МЗИО консультирует сельские поселения по поводу невостребованных земельных паев, на которые дольщики до сих не предъявили права. Это должно подстегнуть людей начать оформление земель в собственность. «В некоторых районах граждан намеренно вводили в заблуждение, пытаясь сделать так, чтобы эти участки попали под обслуживание конкретных сельхозпредприятий», — добавил чиновник. В итоге многие сельчане до сих пор не знают, что такое земельные паи.
Кроме того, на полноту налоговых поступлений негативно влияют льготы, которые предоставлены огромному количеству юрлиц. Вплоть до полного их освобождения от земельного налога. «Почти пять тысяч юрлиц пользуются у нас льготами. Это госучреждения, которые вообще не платят земельный налог. В том же Татарстане органы исполнительной власти платят его по пониженной ставке, в итоге казна все равно пополняется. И льготами в соседней республике пользуются только две тысячи налогоплательщиков, а 19 тысяч юрлиц исправно платят налог за землю. В Башкирии это соотношение — пять к шести», — заметила представитель Федеральной налоговой службы России по республике.

Из-за льгот республиканский бюджет, по оценкам специалистов, ежегодно теряет по 2,7 млрд рублей.

Пуповина советского наследия

Вернемся к теме разнобоя данных о гектарах лесов и полей. Оказывается, проблема зародилась еще в советские времена, когда при создании совхозов нужно было соблюдать нормативы по земельным участкам. Так реальный лес попал в разряд угодий, а населенные пункты — в разряд лесов. Потому на деле одно, а в бумагах министерств и ведомств совсем другое, пояснил ситуацию заместитель министра земельных и имущественных отношений
Р. Ягафаров. И добавил, что создана рабочая группа по приведению в соответствие всех земельных участков и лесного фонда. В качестве пилотного проекта был избран Бурзянский район, где совместно с Рослесфондом определяются границы населенных пунктов.

«Росреестр ведет работу, чтобы все учитывалось по единой системе. Тогда мы сможем по кадастровым участкам конкретно определиться, где у нас что находится. Кроме того, создается опорная межевая сеть. Во всех населенных пунктах будут установлены столбы, от которых и начнут делать замеры. Раньше они велись из разных точек, что и приводило к путанице», — добавил замминистра.

Но ведь у нас есть еще и кадастровая палата, напомнил участникам заседания руководитель управления Росреестра Игорь Шеляков. Она имеет в каждом районе свой территориальный отдел, программно-техническое обеспечение, серверы. «Лучше направить средства на уже имеющуюся систему учета, а не создавать какую-то новую структуру. Нужно просто направить усилия на наполняемость кадастра, чтобы охранные зоны, предприятия и прочие предоставляли свои данные. Любой орган власти может бесплатно получить в кадастре необходимую информацию, а любой гражданин имеет возможность зайти на наш сайт, на котором есть публичная карта земельных участков по кадастровым номерам, заплатить по электронке 150 рублей и выяснить площадь участка, его конфигурацию и стоимость не выходя из дома. Ничего не надо придумывать, инструмент есть, надо просто его использовать», — считает руководитель Росреестра.

В Уфе — миллионы, в Казани — миллиарды

И вновь болезненные сравнения: по словам замминистра финансов Лиры Игтисамовой, за последние годы поступление земельного налога в республике не превышает 1,2 млрд рублей, и, как уже было сказано, в этом смысле наши соседи далеко впереди. К примеру, сборы в Уфе меньше, чем в Казани, в семь раз. В прошлом году башкирская столица собрала 321 миллион, а татарская — 2,2 миллиарда рублей. Причем, Уфа получает доход, в основном, от аренды, а Казань — от налога на землю.

Как было сказано на совещании, в Уфе только четверть земельных участков облагается налогом, то есть столько находится в собственности. Много земли зарезервировано по принципу «пусть лучше будет в аренде, так проще изымать для государственных и муниципальных нужд». Хотя потенциал для получения налоговых платежей у столицы немалый.

Взять землю под многоэтажными жилыми домами. Здесь, по мнению директора ГУП «Башземоценка» Р. Еникеева, уфимская казна ежегодно теряет миллиард рублей. В качестве примера он привел квартал в районе улиц Зорге, 50-летия СССР, Шафиева и проспекта Октября. С учетом количества жилых домов, их площади, кадастровой стоимости и минимальной ставки земельного налога в 0,1 процента, земельный налог под всеми этими домами составил бы около миллиона рублей. Если учесть, что в Уфе приватизировано 80 процентов жилья, с одного квартала можно собрать примерно 800 тысяч рублей.

На платежах собственников жилья это скажется следующим образом — для однокомнатной квартиры площадью 32 кв. метра при ставке 0,1 земельный налог составил бы 172 рубля в год. Для трехкомнатной квартиры в 71 кв. метр — 377 рублей. То есть даже при минимальной ставке миллиард рублей налогового дохода для Уфы — вполне солидная цифра. Не считая объектов промышленности, индивидуального жилого сектора и огромного количества металлических гаражей.

Конечно, возникает масса вопросов. Например, будет ли налоговая ставка для малоэтажной застройки выше? Как выяснилось, кадастровая стоимость для многоэтажных и малоэтажных застроек разная. «Устанавливать ставки земельного налога — прерогатива советов, и есть возможность сделать так, чтобы не налагать большое обременение на собственников жилья», — пояснил Р. Еникеев.

То есть, ситуация такова, что по закону земля под многоэтажными домами госрегистрации не подлежит, поскольку право на землю возникает автоматически с правом собственности на квартиру. И если собственник жилья не подает заявку на регистрацию земли, то сведений для исчисления земельного налога у соответствующего органа нет. Кроме того, необходимо, как говорилось выше, прежде рассчитать, какая доля земли, допустим, приходится на трехкомнатную квартиру в девятиэтажном доме. На сегодняшний день есть сведения о кадастровой стоимости земельного участка, о собственности квартиры, а вот о земельной доле в общедомовом имуществе — нет. У Росреестра полномочий делать такие расчеты тоже нет. Скорее всего, этим должны заняться органы местного самоуправления, так как они обязаны представлять сведения в налоговую службу.
Кстати
  • С 2003 по 2011 год из бюджета республики на создание системы кадастра недвижимости было выделено 488,82 млн рублей.
  • На создание опорно-межевой сети на территории населенных пунктов с использованием спутниковых систем запланировано потратить 44,3 млн рублей.
  • Расходы на актуальные электронные карты республики составят 97,2 млн рублей.
  • Из федерального бюджета для финансирования создания системы кадастровой недвижимости в республике на 2012 год предусмотрено выделить 141,3 млн рублей.
Послесловие

Игорь Шеляков,
руководитель управления Росреестра:

— Относительно 43 процентов неразграниченных земель в населенных пунктах надо посмотреть, что это за земли. Может, речь идет об улицах, парках, дорогах, скверах. А они под налогообложение не подпадают. У них минимальная кадастровая стоимость, и они ни за кем не закреплены, соответственно, и налог за эту землю никто не платит.

И еще, начать разграничение земель нужно с муниципальных образований (МО). Два года назад был принят закон о МО, но описание к нему до сих пор не утверждено.

Радил Мухаметдинов,
профессор БАГСУ:

— Чем берут в Татарстане — они по полям ходят ногами, визуально ведут контроль за эффективностью использования земель, а в нашей республике управленческие органы ограничиваются хождением документов внутри ведомства.

Во времена моего студенчества шел процесс освоения целинных земель. Теперь пашня попросту исчезает. В России сегодня 120 млн га пашни, из них почти половина уже не обрабатывается. То же самое происходит и в нашей республике. Полтора миллиона гектаров пашни признаны деградированными. Причем без особых документов и экспертиз. Хотя, чтобы это утверждать, нужен целый пакет обстоятельной документации. На самом деле эти земли попросту заброшены. Заметьте — не сельхозугодий, а именно пашни — самой ценной части земли.

Почему так происходит? Правом распоряжения 40 процентами нашей земли пользуется РФ, 60 процентами — республика и муниципальные органы. Кто же контролирует этот процесс? По сути — никто, все контролирующие органы выполняют лишь свои узковедомственные задачи. В итоге контроль за использованием земель — на нуле. Хотя, на мой взгляд, ответственность за положение вещей должны нести конкретные должностные лица на всех уровнях.

Рим Султанбеков,
член общественного совета при президенте:

— Во многих районах земли зарастают лесами, поскольку находятся в аренде у лиц, которые в свое время были председателями, директорами, сотрудниками управлений, администраций и так далее. Они арендовали эти качественные земли на 60 лет и никак их не используют. Конечно, с этим надо что-то делать.

Относительно получения земельных паев. Этот вопрос зависит не только от рядовых сельчан. Мы прекрасно понимаем, что дело тормозится прежде всего органами управления, районными администрациями. Поэтому проблемой земель в республике должно вплотную заняться правительство.