Все новости
Экономика
14 Марта 2012, 03:53

Исторические хроники.

Март 1992 года. За 15 минут до подписания Федеративного договора. Делегация Башкортостана волнуется: в зале до сих пор отсутствует республиканское руководство — до самого последнего момента шли напряженные переговоры с Борисом Ельциным.

За 15 минут до подписания Федеративного договора. Делегация Башкортостана волнуется: в зале до сих пор отсутствует республиканское руководство — до самого последнего момента шли напряженные переговоры с Борисом Ельциным.
Этим материалом наша газета открывает серию публикаций, посвященных становлению и развитию Башкортостана в течение минувших 20 лет. Сегодня мы обращаемся к событиям начала весны 1992 года и к тем общественно-политическим и экономическим реалиям, в которых оказались жители нашей республики после распада Союза Советских Социалистических Республик.

К началу весны 1992 года в стране, в связи с идущей либерализацией цен, наблюдается резкое падение уровня жизни населения и рост социальной напряженности. В Башкирии особо резких возмущений, кроме глухого роптанья в очередях, не отмечалось. Тем не менее организованный 15 марта Социалистической партией Башкирии митинг протеста против ухудшения условий жизни и развала страны (так говорилось в объявлении о его проведении) собрал примерно 1,5 тысячи человек. Требования, выдвигаемые лидерами Социалистической партии, заключались в установлении строгого рабочего контроля за распределением материальных благ и проведении чистки Советов.

В марте 1992 года резко выросла угроза безработицы для большей части населения. На грани закрытия находятся многие республиканские предприятия. Башкирское республиканское управление по занятости выступило в эти дни с прогнозом, в котором указывалось, что к концу года на рынке труда будет насчитываться 220 тысяч безработных, причем самостоятельно смогли бы найти работу не более 140 тысяч трудоспособных граждан, а оставшиеся 80 тысяч вынуждены искать работу через службу занятости.
Был и обнадеживающий факт — в Башкирии имелась сильная учебная база и 17 тысяч человек реально могли рассчитывать на переподготовку.

Одновременно с этим, противостояние между различными ветвями власти в республике приняло вполне определенные черты. Так, президиум Верховного совета отменил принятое ранее постановление Совета министров о роспуске нерентабельных колхозов и совхозов и развитии фермерских хозяйств. Ожидалось, что на внеочередной сессии Верховного совета по аграрному вопросу колхозно-совхозное лобби попытается закрепить свой успех и окончательно торпедировать аграрную политику правительства.

Параллельно шло формирование властных структур на местах. Президиум Верховного совета 10 марта назначил глав администраций 15 городов и районов республики. Все они — бывшие председатели исполкомов одноименных городов и районов, почти все ранее являлись секретарями райкомов и горкомов КПСС. Неделей позже, 17 марта, главой администрации города Уфы назначен Михаил Зайцев, а уже на следующий день уфимский горсовет преобразовал горисполком в мэрию, и М. А. Зайцев стал первым мэром столицы республики. Лидер центра украинской культуры «Кобзарь» В. Я. Бабенко назначен советником мэра Уфы по вопросам межнациональных отношений.

К весне 1992 года достигает своего пика и противостояние между республикой и федеральным центром в вопросе обретения суверенитета. 10 марта президиум Верховного совета Башкортостана принял специальное заявление, посвященное обращению Верховного совета Российской Федерации к народу, президенту и парламенту Татарстана. Это обращение расценивается как политика вмешательства в подготовку и проведение референдума в Татарстане и как свидетельство того, что «руководство России по-прежнему придерживается административно-командных форм отношений с республиками в составе Российской Федерации».

Внеочередная (XI) сессия Верховного совета 28 марта приняла постановление «О проекте Федеративного договора», которым поручила подписать договор полномочной делегации Башкортостана лишь в том случае, если будет принят ряд условий.
Среди них — собственная налоговая, бюджетная, законодательная, судебная, внешнеполитическая и внешнеэкономическая системы в республике, ее исключительная собственность на свою землю, недра, воды, экономический и научно-технический потенциал, природные и другие ресурсы.

Кроме того, внеочередная сессия Верховного совета Башкортостана приняла постановление «О неправомерных действиях Конституционного суда Российской Федерации в связи с референдумом в Республике Татарстан», в котором Конституционный суд обвинялся в том, что, вмешавшись в политический вопрос, нарушил закон РСФСР «О Конституционном суде РСФСР». Этим же постановлением приостановлено распространение компетенции КС на территории республики до подписания двустороннего российско-башкирского договора об основах межгосударственных отношений.

31 марта Федеративный договор и приложение к Федеративному договору от Республики Башкортостан, в которое вошли вышеизложенные условия, были подписаны Борисом Ельциным и Русланом Хасбулатовым — от Российской Федерации, и Муртазой Рахимовым и Маратом Миргазямовым — от нашей республики.

Также март 1992 года запомнился всплеском активной деятельности различных национальных движений и объединений. Например, башкирские и татарские национальные организации совместно выступили в защиту референдума в Татарстане, несмотря на существующее до той поры противостояние. Было проведено даже два совместных митинга — 15 и 18 марта.

Учредительное собрание общественного объединения «Русь» 28 марта 1992 года приняло свой устав. В учредительном собрании принимал участие сопредседатель Русского национального собора А. Н. Стерлигов, который специально для этого приехал в Уфу.

Также в марте было создано еще одно объединение — «Республиканский центр национальных культур». Первый форум был созван по инициативе Уфимского центра национальных культур «Дружба». Он должен был рассмотреть программу национально-культурного развития народов Башкортостана, что, по мнению организаторов мероприятия, способствовало бы сохранению и укреплению межнационального согласия. Однако публичное обсуждение национальных проблем прошло не так гладко. Остро встал вопрос о государственных языках. Столкнулись два мнения. Первое — в Башкортостане должно быть три государственных языка: русский, башкирский и татарский. Другое мнение — должно быть два языка: русский и башкирский. Сторонникам двуязычия удалось отстоять свою точку зрения.

Несмотря на разногласия в вопросах о государственных языках и других проблемах, лидерам Башкирского народного центра «Урал» Марату Кульшарипову и Татарского общественного центра Кариму Яушеву удалось найти общую точку соприкосновения и перейти от конфронтации к согласию и единению. Объединяющим фактором послужил референдум в Татарстане. 18 марта в Уфе состоялся митинг в поддержку независимости Республики Татарстан, который закончился рукопожатием лидеров национальных объединений.

Основным итогом прошедшего форума явилось принятие программы национально-культурного развития народов Башкортостана и образование на базе «Дружбы» Республиканского центра национальных культур.