Все новости
Cоциум
12 Мая , 09:15

Исцелить добротой

Они дарят людям главное — здоровье

Вячеслав СТРИЖЕВСКИЙ  Быть медсестрой — это призвание.
Быть медсестрой — это призвание.Фото:Вячеслав СТРИЖЕВСКИЙ

Профессия медсестры когда-то считалась престижной, даже дамы из высшего общества шли трудиться в госпитали. Неслучайно раньше их называли сестрами милосердия — они лечили пациентов еще и теплом своих сердец.

Сегодня роль медицинской сестры в лечебном процессе возрастает: она становится не столько исполнителем назначений, сколько партнером врача и главным помощником пациента. И это объяснимо: в здравоохранении нет второстепенных, малозначимых ролей — успех борьбы за жизнь и здоровье человека зависит от каждого специалиста. Весомую долю медицинских услуг оказывает именно сестринский персонал на приеме в поликлинике, у операционного стола, в процедурном кабинете или в стационаре…

Случайные люди в штате среднего медперсонала не задерживаются: физические и моральные нагрузки, риск для жизни и здоровья, огромная ответственность и, увы, мизерная зарплата не оставляют шансов тем, кто не готов дарить людям самое ценное — здоровье, без которого и жизнь не в радость.

В последнее время отношение к труду медсестер и сестринскому делу стало меняться. Приходит понимание, что медсестра — не просто сотрудник, который выполняет все указания врача, а важный и единственный посредник между врачом и больным. Задача врача — поставить диагноз и назначить лечение, в то время как задача сестры — обеспечить пациенту внимательный и грамотный уход. Именно она проводит с больным больше всего времени, следит за его состоянием, объясняет важность выполнения врачебных рекомендаций, общается с его родственниками.

Александра СУХОВА: Невероятное чувство, когда новая жизнь у тебя на ладонях

Оптимистичные будни акушерки, влюблённой в свою профессию

Уфимский восьмой роддом известен многим — и тем, кто здесь появился на свет, и их родителям.

Но проходит время, и в памяти стираются лица тех, кто слышал первый крик новорожденного, кто приносил в палату к мамочкам малышей.

Сегодня мы напомним об одной из них — акушерке родильного блока Александре СУХОВОЙ.

— В чем главный принцип, которого придерживаются сотрудники вашего роддома?

— У нас современные принципы оказания помощи при родовспоможении. Важен индивидуальный подход к каждой пациентке. Нас так учили. Начмед Язиля Шевченко подчеркивает: «Каждому оказывайте помощь так, как хотели бы получить ее сами». Мы любим всех женщин, которые к нам поступают.

— Как бы пафосно это ни звучало, но медицина требует призвания. Как вы попали в профессию?

— Все началось с излеченных кукол (Александра, кажется, шутит. — Авт.), с готовности помочь, позаботиться о ком-то. Конкретно про акушерство никогда не думала, но после красного диплома медколледжа сразу попала в родильный блок. В самое пекло, как шутят коллеги.

— И сразу роды принимать?

— Такое только в сериалах бывает. Нас вели «бабушки», как мы называли акушерок со стажем, поначалу были, по их словам, «на подносях»: принеси-подай.

— Помните первого принятого новорожденного?

— Помню. Мне звонят, торопят: «Ты где? Быстрее — мы уже рожаем!» Трусливо думаю: «Господи, может, без меня?» Но тут же метеором мчусь... Страшновато было, но все прошло замечательно.

— Это чувство, когда в руках новая жизнь, на что похоже? С чем его можно сравнить?

— Ой, это всегда ощущение невероятного счастья! Мурашки по всему телу, эмоции захлестывают. Такие ощущения ни на что не променяешь. Мне даже кажется, что настоящий акушер переживает гораздо больше самих рожениц.

— Не припомните самое большое количество рождений, случившихся в вашу смену?

— Лет восемь назад мы с напарницей приняли двадцать пять детишек. У меня с тех пор фотка на телефоне, где две совершенно бледные, но довольные акушерки позируют на фоне палаты с роженицами. Сейчас рекорд будет трудно побить: открылся перинатальный центр, и родов стало меньше.

— Как ведут себя первородящие женщины?

— Благодаря доступности информации в интернете женщины более подготовлены, на мой взгляд. Паники нет. Если женщина не подготовлена, мы в любом случае с ней в родблоке находимся, беседуем, поддерживаем.

— Мужчины в обморок не падают, находясь рядом с рожающей женой?

— Разное бывало. У кого-то руки тряслись, кто-то воодушевлялся, кто-то плакал — от счастья, думаю: когда слышишь первый крик своего ребенка, трудно сдержать эмоции. Правда, в связи с ковидом партнерские роды запретили, а они очень важны для женщин. Я сама была в числе скептиков, но пересмотрела свои взгляды после того, как понаблюдала за пациентками.

— Как ведут себя женщины и мужчины, мы выяснили, а как новорожденные?

— Дети всегда чувствуют состояние мамы: если женщина билась в истерике — малыша трудно успокоить. Есть такое правило трех «т»: тепло, темно, тихо. Минимум света, минимум шума, сразу кладем ребеночка на живот маме, сохраняем тепловую цепь.

— За время вашей работы что-то изменилось в профессии?

— Изменились медицинские протоколы. Раньше делали очень много пустых назначений. Сейчас в основном мы опираемся на немедикаментозные методы обезболивания: обу­чаем массажу, приобрели специальные мячики, на которых женщина лежит, меняет позу, слушает любимую музыку. Есть такой термин «акушерская агрессия», обозначающий активное медицинское вмешательство в процесс родов. Об опасности такого вмешательства предупреждали специалисты мирового уровня. В итоге бездумная химическая стимуляция родовспоможения была признана опасной и протоколы изменились. Роды стали безопаснее. Об этом говорит и ежегодное снижение детской смертности.

— Мы в этом смысле не отстаем от западных технологий и мысли?

— Я подписана в соцсетях на одного американского доктора и вижу, как выглядит их клиника. Да, оборудование современнее: реанимационная консоль, подача кислорода, подвижные кровати. Но в принципе мы работаем так же, наш персонал ничуть не хуже по своему профессиональному отношению к работе. Стандарты такие же, но к пациенткам мы относимся с большей любовью — это факт. И это важнее, чем замена одной родильной кровати на кровать следующего поколения.

Алексей ОГОРОДНИКОВ.

С лёгкой руки Луизы

— А что обо мне писать-то? Я самая обычная медсестра, — Луиза Аетбаева, узнав, что именно ее кандидатуру предложило руководство больницы для статьи в газету, искренне удивилась.

По ее мнению, никаких подвигов она не совершала. Но сколько среди нас таких «тихих» героев, которые умело, честно и скромно делают свою работу. А ведь в данном случае «обычная» работа связана с сохранением здоровья, а то и жизни людей!

В 1989 году после окончания Сибайского медицинского училища Луиза Аетбаева пришла работать в детское отделение Бурзянской районной больницы. До сих пор в ее трудовой книжке только одна запись. Вот уже 33 года она из небольшой деревни Кургашлы ездит на работу в районный центр, село Старосубхангулово, чуть ли не каждый день. Тридцать километров туда и столько же обратно.

— Уже лет десять сама за рулем езжу, так что легче стало. А раньше в основном на попутках добиралась. Автобусы же не всегда ходили, а порою и пешком приходилось возвращаться, всякое бывало, — вспоминает она.

Почему не переехала жить в райцентр, поближе к работе? В семье не было сыновей, поэтому хранить родительский очаг пришлось именно нашей героине. Дети ее, две дочери, выросли, сейчас она живет вдвоем с сестрой. Та — инвалид третьей группы с детства, так что и за ней присмотр нужен.

— Мамина сестра была медсестрой, и мама хотела стать медиком, но отец был против ее поступления в медучилище, и она не стала перечить. Сейчас у нас в деревне нет ФАПа, к сожалению. Когда мы росли, еще был. И мы, дети, повадились ходить во двор медпункта. Раньше ведь ампулы от лекарств не собирали отдельно, бросали в общий мусорный бак. И вот мы подбирали пустые использованные стекляшки и играли в «больницу». Куклам уколы делали и все такое, — со смехом рассказывает она.

Сейчас как постовой медсестре детского отделения ей приходится делать и внутримышечные, и внутривенные инъекции. Интересно, за тридцать три года сколько уколов она сделала? Думаю, наберется десятки тысяч…

— Мне нравится работать именно с детьми, — говорит она. — Дети, конечно, боятся инъекций, но лечить же все равно надо. А ситуации в нашей работе бывают разные. Помню, только начала работать, опыта мало. И тут привезли девочку лет одиннадцати с сахарным диабетом. Ребенок в коме. Врач на обеде, нужно срочно принимать решение. В такие моменты все решают даже не минуты — секунды. Не будешь же ждать, когда кто-нибудь возьмет на себя ответственность — ни за что себе не простишь, если случится самое страшное. На свой страх и риск поставила девочке систему. К счастью, врач, когда подошел, сказал, что я все сделала правильно.

Все родители ее пациентов утверждают: их медсестра умеет находить общий язык с детьми. Говорят, у нее мягкие руки. И действительно, Луиза Равиловна — из таких специалистов, которые не только досконально знают свое дело, но и душой болеют за каждого пациента. Спрашиваю: а во время ковида, когда все только начиналось, не страшно было контактировать с больными? Ведь никто в мире тогда еще не знал, чем может обернуться эта зараза.

— Это же наша работа, — отвечает она коротко.

Между тем сама она дважды переболела коронавирусом. В первый раз, два года назад, не успела привиться, заболела всерьез, попала в ковид-госпиталь. Но даже после этого не ушла с передовой.

— В первый год дети редко болели, а вот осенью прошлого года начали поддаваться. Зима была тоже тяжелой, — вспоминает она. — Заходили в «красную зону», уколы же нужно делать.

В феврале этого года еще раз перенесла ковид. Но уже была с прививкой, поэтому отделалась легко.

По стопам мамы пошла и младшая дочка Алсу. Она оканчивает Уфимский медколледж, сейчас проходит практику в РКБ имени Куватова. Старшая дочка — менеджер по туризму, окончила нефтяной университет.

Одобрила ли Луиза Равиловна решение дочери стать медсестрой?

— Конечно! Что может быть лучше, чем лечить людей? — таков ее ответ.

Что тут добавить? Низкий поклон всем, кто стоит на страже нашего здоровья. Это не только и не столько работа, это служение людям в самом высоком смысле слова.

Аниса ЯНБАЕВА.
Бурзянский район.

Сегодня работа — в радость

Сорок лет медсестра из Калтасов помогает людям вернуть здоровье.

...Этот случай очень многое значил в жизни Натальи Мустафиной. Молодая медсестра проводила декретный отпуск в родной деревне Калмаш. Стояла морозная зима 1983-го. Ночного стука в дверь не ожидал никто. На пороге, чуть не плача, стоял сосед:

— Жена рожает. Помогите, вы же медик.

— Где жена?

— Да вон, в санях. Скорую вызвали, но когда она еще приедет!

— Подхожу я к саням, — вспоминает Наталья Гавриловна, — а там женщина, укрытая одеялами и тулупами, еле шепчет: «Я, похоже, уже родила...» Завели ее в дом, я смотрю, а ребенок, весь синий, висит на пуповине. Сказала сама себе: «Если не спасешь его — значит, никакой ты не медик». Сделала все как надо: вскоре ребенок закричал, а тут и скорая подоспела. Мужчина этот и сейчас жив-здоров. Как и многие из моих пациентов. Знаете, что приятнее всего? То, что при встрече люди останавливаются, благодарят, говорят добрые слова. Видимо, не зря работаю.

Такой стресс, как тогда, пришлось пережить разве что в разгар пандемии, признается собеседница. Война с коронавирусом шла самая настоящая. Работали без выходных, не считаясь со временем.

— Я ведь медсестра прививочного кабинета, нагрузка выпала небывалая, — вспоминает она недавние события. — Даже не представляла, что такое может быть, когда решила стать медиком.

...А тогда, сорок с лишним лет назад, три веселые подружки-хохотушки приехали поступать в медучилище номер один Уфы. Поступили, успешно закончили, да так и трудятся на своих постах по сей день.

— Конечно, в те годы медицина была совсем другой, — рассуждает Наталья Мустафина. — Сейчас появилось столько аппаратуры, значительно облегчающей труд. Не говорю уж о шприцах — тогда их кипячение занимало половину рабочего времени. Так что молодым сегодня работать только в радость. Да и я рада, что идет к нам молодежь. Коллектив у нас в центральной райбольнице сложился на славу. Я помню, сколько сделали для меня мои первые наставники, сколь многому у них научилась. Поэтому сама никогда не откажу никому из начинающих, помогу советом, а если надо — покажу, как что делается. И еще: очень здорово, что в районе активно строятся современные фельдшерско-акушерские пункты. Я по-доброму завидую тем, кто в них работает. Прежде о таком и мечтать не приходилось.

А еще Наталья Гавриловна — представитель своеобразного интернационала. Мама у нее русская, отец — мариец, муж Дамир — татарин. Сыновья Артур и Айрат уже успели подарить двух внучек и двоих внуков. Да и наградами она не обижена:

почетные грамоты правительства республики, благодарственное письмо правительства Российской Федерации дорогого стоят.

Муж у Натальи Гавриловны давно уже на пенсии и жену уговаривает к нему присоединиться. Свой дом, целое хозяйство — забот хватает. Но она говорит: сначала должна подготовить себе достойную смену. А в конце беседы наша героиня очень-очень попросила поздравить с праздником всех коллег и пожелала им всего самого доброго и светлого.

Андрей НИЧКОВ.
Калтасинский район.

Александр ДАНИЛОВ  Разделившая счастье с мамой.
Разделившая счастье с мамой.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Луиза АЕТБАЕВА  Луиза Аетбаева.
Луиза Аетбаева.Фото:Луиза АЕТБАЕВА
Лариса ИЖБУЛАТОВА  Наталья Мустафина.
Наталья Мустафина.Фото:Лариса ИЖБУЛАТОВА
Автор:Алексей ОГОРОДНИКОВ, Аниса ЯНБАЕВА, Андрей НИЧКОВ
Читайте нас в