Все новости
Cоциум
2 Ноября 2021, 22:15

Приплыли…

Как вернуть рекам экологическое равновесие?

Приплыли…
Приплыли…

Этим летом Белая на гидропосту Уфы побила исторический минимум. Вода упала на два метра, обнажив зеленые острова посреди реки и поставив крест на судоходстве. Казалось бы, снега зимой и осадков весной было достаточно, но куда они испарились в последний весенний месяц? Грунтовые воды ушли, лишив жителей сел, деревень и садоводов питьевой воды в колодцах. Чем грозит обмеление и какой выход видят специалисты?

Впервые за 130 лет

— Белую можно пешком перейти, — говорит белоречанка Ольга Мусалимова.

Многие, привыкнув к красоте широких рек, видят в мелководье прежде всего эстетичес­кую проблему. В то же время эксперты трубят о серьезном экологическом бедствии.

Так, начальник отдела гидрологии Башгидрометцентра Галина Зайцева подтвердила, что за 134 года наблюдений исторический минимум на Белой вблизи Уфы побит в начале сентября этого года — минус 167 см. Предыдущий относится к 2012 году с отметкой минус 161 см. В 2010-м был зафиксирован исторически низкий уровень на гидропостах Шакша (+75 см) и Бирск (-46 см). В октябре в Шакше уровень воды составил 70 см и перекрыл исторический минимум, в Бирске — минус 30 см.

— Весной было низкое половодье, оно завершилось на две недели раньше срока, — говорит Галина Зайцева. — Водность бассейна Белой уже в мае была на 54 — 80% ниже средних многолетних значений. В результате длительного засушливого периода, дефицита осадков и истощения водных масс в почвогрунтах и русловой сети бассейна реки Белой на территории республики сохраняются низкие уровни воды.

Водохранилища республики поддерживают устойчивую работу водозаборов и промышленных предприятий. Однако существуют трудности в работе организации «Камводпуть» — из-за низкого уровня воды суда идут с неполной загрузкой.

Засуха ударила и по обитателям речных глубин: несколько раз за лето МЧС сообщало о случаях гибели рыбы. Даже увеличение запуска мальков в водохранилища и озера не компенсировало эти потери.

— Очень много гибло рыбы в связи с аномальной температурой и размножением сине-зеленых водорослей в водоемах, особенно замкнутых — прудах, карьерах, — отметил старший госинспектор Росрыболовства по Башкирии Евгений Иванов. — Много сигналов поступило о заморе рыбы и раков в озерах Култубан, Графское.

Замруководителя Камского бассейнового водного управления Федерального агентства водных ресурсов, начальник отдела водных ресурсов по Башкирии Виталий Тюр говорит, что многие мелкие реки вообще пересохли, особенно в Зауралье. Это отразилось на биоресурсах и состоянии окружающей среды. Например, на озере Култубан в Баймакском районе сильно пахло сероводородом, гибла рыба. И на это повлияла не только хозяйственная деятельность человека, хотя канализационные стоки всегда губительны для обитателей водоемов. Первая причина — вода сильно прогрелась, и размножились сине-зеленые водоросли. То же самое наблюдалось в нижнем течении Белой, начиная от Стерлитамака и практически до устья.

Что спасёт реки?

По мнению Виталия Тюра, минимизировать риски можно только с помощью водохранилищ. Например, Нугушское и Юмагузинское помогают не допускать снижения уровня воды в реках.

— Чтобы поддерживать нормальную ситуацию, — говорит он, — с Павловского гидроузла мы должны сбрасывать 300 — 400 кубометров в секунду. А приток там всего 116 кубометров. При увеличении сбросов Павловское водохранилище опустеет через полтора месяца. Есть техрегламент и правила использования водных ресурсов, согласно которым мы должны сохранить воду до начала следующего половодья. А кто знает, какой у нас будет ситуация в декабре, январе, феврале? Уровень Белой нужно поддерживать.

— Недавно я принимал участие в совещании, где шла речь о строительстве системы мелиорации в Зауралье на 15 тысячах гектаров, — продолжает Виталий Тюр. — А где будут брать воду, если ее вообще нет? Еще с советских времен там есть малые водохранилища, но орошать такую огромную площадь они не способны. Вообще, по бассейну реки Урал ситуация крайне сложная — уже разработана программа экологической реабилитации. Казахские коллеги, как и оренбуржцы, челябинцы, пытаются обвинить нас в том, что мы воду задерживаем. Но ведь у нас такая же ситуация! Мы в этом году весной не наполнили четыре водохранилища. Но планов строить новые у нас нет.
Галина Зайцева уверена, что нужно бороться с образованием зеленых островков на реках.

— Сначала на них вырастают кустарники, затем и деревья. Чтобы этого не происходило, нужно очищать русла. Кустарники и деревья на островках просто вырубать (они воду забирают), а песчаные отмели можно углублять.

Однако, по мнению Виталия Тюра, от расчистки русел рек воды в них не прибавится. За последние 60 лет уровень Белой в районе Уфы упал на два метра. Это произошло из-за добычи песчано-гравийной смеси, строительства и многих других причин. Кстати, добычу ПГС в водоохранных зонах запретили только в 2006 году.

— Многоводные и маловодные периоды чередовались каждые 13 — 15 лет, — говорит Виталий Артурович. — Среднее половодье на Белой было в 2007 году. Прошло 14 лет маловодья, и, по всей видимости, такие периоды будут повторяться.

Всем службам и органам исполнительной власти нужно быть готовыми к этим явлениям. В 2010 — 2012 годах распоряжением правительства республики было рекомендовано собственникам водозаборов провести их модернизацию и реконструкцию, чтобы меньше зависеть от низкого уровня рек. «Уфаводоканал», ТЭЦ-2 это сделали. А вот «Башнефть», у которой три водозабора, в полной мере эту работу не выполнила. Сегодня ситуация серьезная, может случиться кратковременная остановка производства.

Озёра превращаются в болота

Не первое лето специалисты бьют тревогу, говоря об экологическом бедствии голубой жемчужины Башкирии — озере Аслыкуль.

— Проблему заболачивания озера в Давлекановском районе будем поднимать на совете по экобезопасности при главе республики, — говорит директор Уфимского института биологии УФИЦ РАН, доктор биологических наук, руководитель общественного совета при минэкологии РБ Василий Мартыненко. — Там целый комплекс проблем. Например, речка Аслы-Удряк больше не подпитывает озеро, забиваются родники. Сначала надо провести серьезный анализ и понять, что именно там нужно делать. За семь лет уровень воды в озере упал на 83 сантиметра. Мы думали, что это связано с болотом Берказан-Камыш (самое большое в лесостепи, площадью около 700 гектаров), которое в 1970-х годах осушили и разработали.

Но благодаря программе ООН мы смогли его восстановить, сейчас оно потихоньку наполняется водой. Возможно, обмеление Аслыкуля и связано с осушением этого болота.

Мартыненко согласен и с тем, что в будущем маловодные и засушливые процессы продолжатся.

— Любые старичные озера, которые находятся в бывших руслах рек, однозначно будут превращаться в болота, — замечает он. — Допустим, в Финляндии, где очень много озер, предотвращают их заболачивание — откачивают со дна ил. Если этого не делать, вырастут камыши, потом они отомрут, станут органикой, которая создает благоприятную среду для развития растительности. Если озера промывные, то есть рядом проходит река, которая в паводок разливается, ситуация лучше. Например, как озеро Шамсутдин в Бирском районе. Но последние 10 лет уровня воды в Белой не хватает, и Шамсутдин не промывается, это грозит ему заболачиванием. Поэтому нужна республиканская программа по очищению всех наших водоемов от ила.

По мнению ученого, реки мелеют и из-за вмешательства в природу человека — например, вырубки лесов в верховьях рек. Деревья задерживают воду, постепенно дождевая и талая вода уходит в грунт. А если леса нет, осадки сразу попадают в реку, в итоге она быстро поднимается и потом так же быстро спадает.

— По новому законодательству водоохранные зоны — раньше они были 500 метров, и в них сохранялись леса — сократили до 200 метров, леса рубят. Потому реки будут мелеть и дальше. На правительственном уровне будем поднимать вопрос необходимости строительства Иштугановского водохранилища, — продолжает Мартыненко, — Юмагузинское находится в ущелье, оно меньше Нугушского. А Иштугановское должно было быть ниже, где река выходит из ущелья. Оно затопило бы огромную площадь, пришлось бы переселять несколько населенных пунктов. Но объем воды в десятки раз был бы больше. Считаю, что его обязательно нужно строить. В ближайшее время вода будет самым главным ресурсом. Мы должны пресной весенней водой наполнять водохранилища. Другого варианта просто нет.

Нарушения пресекать

Ученый-гидролог, доктор географических наук, профессор, заслуженный работник водного хозяйства РФ Ауфар Гареев считает, что обмеление рек и озер, высыхание болот обусловлено наложением ряда факторов. Среди них — влияние цикличес­ких колебаний тепловлагообеспеченности, стока рек, которые происходят через каждые 40 — 50 лет.

— Так, 40 — 50-е годы прошлого века были засушливыми, реки обмелели, резко снизился их уровень в Предуралье и Зауралье, — говорит он. — Несколько озер превратились в болотные комплексы — это Северные и Малые Улянды. По моим ориентировочным прогнозам, так будет еще минимум 10 — 15 лет. Затем начнется многоводная фаза на 40 — 50 лет. Наши водные объекты постепенно будут восстанавливаться.

По мнению Ауфара Гареева, сложно проводить исследования по данным Башгидромета, который использует устаревшую программу прогноза максимальных расходов воды. Кроме того, за оперативную гидрометеорологическую информацию сейчас нужно платить. А на ее приобретение у научно-исследовательских организаций нет средств. Ученый считает, что исследованиями изменения водности рек должна заниматься специализированная организация. Например, лаборатория водохозяйственных исследований и экологии БашГУ. На ее базе можно создать центр оперативного анализа гидрометеорологических условий, климата.

— Сейчас к нам обратились из минэкологии по поводу озера Ургун, — говорит Гареев. — В прошлом году поднимался вопрос относительно рек Карагайлы и Худолаз в Зауралье, озер Каракуль (в пойме Белой) и Таукуль (Альшеевский район). По каждому водному объекту провели исследования. Везде причины обмеления разные: где-то это хозяйственная деятельность, где-то — цикличес­кие колебания. Так, доказали влияние Сибайского ГОКа на реки Карагайлы и Худолаз, дали рекомендации, что необходимо сделать для их спасения. Нарушения нужно однозначно пресекать.

Как жить?

Все лето жители многих сел и деревень, в том числе и тех, что под Уфой, жаловались на перебои с питьевой водой. Конечно, где-то причина была в некачественных коммунальных услугах, где-то водоканал не рассчитал нагрузку, но факт остается фактом: летняя нехватка воды повторяется не первый год.

Житель деревни Кутлинка Краснокамского района Ринат Камалов даже обратился к главе республики: «У нас по всей улице в колодцах ушла вода. Как жить?»

Рустем Шайахметов, кандидат экономических наук, уверен:

— Дефицит воды крайне негативно скажется на всех аспектах нашей жизни. Например, в Зауралье это главная проблема. Мы планируем развивать мелиорацию, но для этого нужна вода. А если источника не будет, то и все дорогие системы будут закуплены впустую.

Прежде всего, считает ученый, необходимо бороться с нарушениями природоохранного законодательства в части незаконной добычи песчано-гравийной смеси, вырубки лесов.

Нет воды — нет судоходства?

Прогулки по Белой от пристани на монументе Дружбы в Уфе сегодня остались лишь в воспоминаниях работников речного флота и старожилов. А ког­да-то отсюда провожали теплоходы в Казань, Москву, Астрахань. Теперь обмелели водные артерии, потому-то судоходство и закрылось, уверены некоторые. Но есть другое мнение.

Так, гендиректор судостроительного завода «Агидель» Павел Юрченко считает, что сваливать крах речной отрасли на обмеление — это стандартное заблуждение людей, работавших на реке в советское время, когда государство обеспечивало грузопотоки, а основной проблемой было невыполнение планов.

— Давайте предположим, что следующей весной паводок не спал, воды в Белой — пять метров в черте Уфы, столько же в Уфимке, вплоть до Павловки, в Деме дно может достать только мастер спорта по нырянию. Мечта сбылась… И? Что изменится для водного транспорта республики? Допустим, теплоход «Русь Великая» за лето сделает в Уфу аж шесть рейсов. Это радикально улучшит бюджет? Водный транспорт — это комплекс понятий «груз — водные пути — флот». Именно в такой последовательности, — продолжает Юрченко. — В республике нет понимания, что именно нужно перевозить по воде. Поэтому такая неразбериха с дорожными картами развития судостроительного завода, где основной источник дохода — добыча ПГС, а вовсе не судостроение и судоремонт.

Хочется верить, что весь этот клубок проблем с водой в регионе будет профессионально распутан. У наших специалистов есть идеи и предложения, они знают, как вернуть экологическое равновесие водным объектам. Сейчас главное — не упустить время.

Автор:Айгуль НУРГАЛЕЕВА
Читайте нас в