Все новости
Cоциум
9 Сентября , 13:15

Взрыв, спасший Уфу

Но город предпочёл его не заметить

Взрыв, спасший Уфу

Первую операцию, проведенную в 1991 году учрежденным при президенте России корпусом спасателей, внесли в Международную Книгу рекордов Гиннесса. Тогда еще ни в одной стране не было опыта ликвидации аварийных участков дымовых и железобетонных труб методом взрыва на высоте. Ювелирная работа по подрыву трубы на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе восхитила специалистов. Мировые информационные агентства взахлеб повествовали о том, как удалось избежать техногенной катастрофы. В Советском Союзе привычно поскромничали — и с освещением в СМИ, и с наградами.

Неделя потрясений

Сентябрь 1991 года. СССР доживает последние дни, словно оказавшись в жерле проснувшегося вулкана. Провозглашена Декларация о государственном суверенитете Крыма. Ассамблея горских народов Кавказа безоговорочно выступила в поддержку Д. Дудаева, который потребовал предоставить Чечне полную независимость от России. В Степанакерте провозглашена Нагорно-Карабахская Республика. Южная Осетия просится в состав России. Пятый (внеочередной и последний) съезд народных депутатов СССР принимает закон СССР о власти в переходный период. Признана государственная независимость прибалтийских республик. В Азербайджане избран президент. Армения готовится к референдуму о независимости.

Поразительно: все эти «тектонические» события в границах одного государства происходят в течение какой-то недели. Люди, населяющие шестую часть суши, всматривались в экраны телевизоров, вчитывались в газетные строчки, силясь понять, в каком государстве они могут проснуться завтра.

Уфимцы тоже задумывались о будущем, не подозревая, что завтра для многих из них могло и не наступить: над столицей республики нависла угроза, сопоставимая с Чернобыльской катастрофой. О возникшей ситуации власти страны были проинформированы. Но кремлевские чины пребывали в ступоре, не зная, как потушить политический пожар. Одна за другой, словно в половодье, откалывались «льдины» целых республик, а тут на кону судьба «всего лишь» города…

Обстановка в агонизирующем государстве в итоге не позволила по достоинству оценить бесстрашие небольшой группы альпинистов, спелеологов, военных специалистов, спасших крупнейший в стране комплекс по переработке нефти и жизни уфимцев. Лишь руководство нефтеперерабатывающего завода отблагодарило отчаянных парней, выплатив, по тем трудным временам, баснословные премии. Правительственных наград удостоили не всех, хотя об этом дважды ходатайствовал военком республики Владимир Трофимов. Какими соображениями руководствовался генерал?

Математика подрыва

В 1991 году Виктор Шестаков занимал должность главного инженера завода. Его воспоминания о событиях тридцатилетней давности несколько лет назад были размещены на сайте республиканского МЧС.

— 9 сентября около 18 часов 30 минут мне поступил звонок о том, что произошло разрушение дымовой трубы цеха ароматических углеводородов, — вспоминает Виктор Васильевич. — Визуально было обнаружено, что участок трубы общей высотой 150 метров на отметке 120 метров накренился и сместился к центральной оси. Возникла угроза обрушения. Главный вопрос: как ликвидировать чрезвычайную ситуацию, предотвратить катастрофу, не допустив обрушения трубы? Ведь если бы многотонный осколок упал вниз, возник бы масштабный пожар, который, разумеется, не ликвидируешь моментально. Кроме того, последствия от падения обломка весом 700 тонн соотносимы с разрушительным землетрясением. Поэтому было принято решение о немедленном развертывании средств безопасности пожаротушения, полной остановке производства и выводе его из режима работы.

Снять осколок с помощью вертолета или крана не представлялось возможным из-за огромного веса накренившегося участка. Единственный выход — подрыв дымовой трубы. Идея взрыва, казалось бы, проста, но трудноосуществима.

О случившемся было доложено руководству республики. Руководство приняло решение обратиться за помощью в Государственный комитет РСФСР по чрезвычайным ситуациям. Был выделен самолет, доставивший из Москвы в Уфу специалистов комитета во главе с начальником оперативного отдела полковником Сергеем Кудиновым, спасателей, альпинистов, спелеологов. Вместе с ними в Башкирию прибыла группа военных специалистов инженерных войск под руководством полковника Александра Аверченко, которые произвели расчеты и сообщили нам о возможности выполнения такой операции. Единственное правильное решение в этой ситуации — опрокидывание участка трубы в сторону эстакады направленным взрывом, сохранив при этом саму трубу и сведя до минимума возможный очаг разрушения. Опасность заключалась в том, что ежесуточно обломок трубы проседал на 15 — 20 см. Это создавало реальную угрозу разрушения конструкции. Для проведения взрывных работ специалисты комитета по ЧС были обеспечены всем необходимым: транспортом, техникой, оборудованием. Шли постоянные совещания, принимались решения, которые моментально исполнялись.

Рождённые в рубашке

В числе добровольцев-спасателей, закладывавших взрывчатку на высоте 120 метров, был уфимец Камиль Мухутдинов.

Он с восхищением вспоминает офицеров, взявших на себя ответственность за исход рискованной операции. Они провели сложнейшие расчеты, как серией направленных взрывов не просто срезать 700-тонный «осколок», но еще и развернуть его на 15 градусов, чтобы он «проскользнул» между производственными установками и ниткой нефтепровода и лег на специально подготовленную «подушку» из бревен и песка. В итоге все было разыграно как по нотам. Но в течение нескольких дней спортсмены-альпинисты, которых собирали с бору по сосенке, работали на 120-метровой высоте, выясняя возможность закладки зарядов, устанавливая крючья, на которые подвесили в общей сложности 350 килограммов взрывчатки, прикрыв их защитными мешками из мокрого стекловолокна.

Спасатели, можно сказать, родились в рубашках: все дни, пока они работали на трубе, ветер дул в нужном направлении. Иначе могло произойти непоправимое: по заключению специалистов, труба находилась в динамике, процесс отклонения шел постоянно, обломок весом почти 700 тонн мог рухнуть в любую минуту — землетрясение в 9 баллов было гарантировано…

— На высоте 120 метров группа работала во главе с легендарным спасателем-альпинистом Андреем Рожковым, покорителем многих горных вершин, участником целого ряда спасательных операций, — рассказывает Камиль Мухутдинов. — Он погиб в экспедиции по Северному Ледовитому океану, посмертно удостоен звания Героя России.

Об Андрее Рожкове в нашей газете опубликовал свои воспоминания известный писатель Михаил Чванов («РБ» от 13.07.2013 г.). В подзаголовке статьи он горестно вопрошал: «Уфа избежала участи Чернобыля. Благодаря Рожкову. Но благодарна ли она спасателю?» Вопрос повис в воздухе. О Рожкове и остальных участниках спасения города Уфа забыла…

Единственное правильное решение в этой ситуации — опрокидывание участка трубы в сторону эстакады направленным взрывом, сохранив при этом саму трубу и сведя до минимума возможный очаг разрушения. Опасность заключалась в том, что ежесуточно обломок трубы проседал на 15 — 20 см.

Фото: Вячеслав СТРИЖЕВСКИЙ.

Автор:Алексей ОГОРОДНИКОВ