Все новости
Cоциум
26 Февраля 2014, 15:58

Сын двух отцов

Русский по рождению, он считает себя истинным башкиром

Эдуард Смирнов: «Жизнь была трудна, но это история наша»
Эдуард Смирнов: «Жизнь была трудна, но это история наша»
Из далекого Туркестана двухлетним малышом привез Эдуарда Смирнова на свою малую родину башкирский джигит Низам. Он не мог бросить сына своего командира и друга, погибшего от рук басмачей, и его маму-польку на произвол судьбы.
— Вы смотрели фильм «Тринадцать»? — с порога спросил меня хозяин дома.

Художественная баллада режиссера Михаила Ромма рассказывает о подвиге тринадцати советских пограничников, погибших в 20-е годы прошлого столетия в Средней Азии в борьбе с бандой басмачей. Эта кинолента имеет самое непосредственное отношение к жителю села Акъяр Эдуарду Смирнову.

Мы вместе разбираем его фотоархив. Он осторожно берет в руки две пожелтевшие фотографии, датированные 1926 и 1927 годами. На одной — пограничники, посередине — их командир с полугодовалым сыном на руках — это он, Эдик. На второй — пять гробов, на заднем плане — красноармейцы, между ними — его мама, супруга командира.

Мама, обрусевшая полячка, сбежавшая от революционных страстей из белорусского Гродно в Среднюю Азию, любовь нашла в сердце пламенного защитника идей революции.
Но недолго длилась семейная жизнь Веры Садовской и Дмитрия Смирнова. Сыну только-только исполнился год, когда случилось столкновение, показанное в фильме «Тринадцать».

— Конечно, фильм — это лишь художественный взгляд режиссера, но именно последний бой отца лег в основу сюжетной линии киноленты, — говорит Эдуард Дмитриевич. — Мой отец был командиром эскадрона Башкирской кавалерийской бригады на Туркестанском фронте в 1925 — 1927 годах. Единственным русским среди башкир. Этот бой должен был быть его последним перед отправкой на учебу, но оказался последним в жизни…

Жену командира не оставили в беде. Друг отца Низам Бухарбаев женился на вдове и увез ее с сыном к себе на родину — в Башкирию, в Хайбуллинский район.

— Мне тогда было два года, — говорит Эдуард Дмитриевич. — Здесь я пошел в школу.
Башкирскую. Потом у меня появился брат Айрат. Теперь, признаюсь честно, я уж и подзабыл русский язык.

В год начала Великой Отечественной войны Эдуард Смирнов как раз окончил восьмилетку. У него был выбор: учиться в ФЗО или идти работать. Решил — не до учебы сейчас. Устроился трактористом на машинно-тракторную станцию. Уже через год его назначают бригадиром.
Было ему всего 16. А зимой 1943-го его призвали в действующую армию.

— Я мог воспользоваться бронью механизатора, — говорит ветеран, — но мне не терпелось попасть на фронт. Как когда-то моему отцу… Конечно, сразу громить врага не пришлось.
Сначала был курсантом стрелкового полка Уральского военного округа и лишь в октябре 1944 года наводчиком стрелкового полка принял боевое крещение в составе 1-го Украинского фронта в боях за Восточную Пруссию. Первое ранение получил в Польше, при освобождении Кракова. Контузия…

Фронтовые пути-дорожки Эдуарда Смирнова пройдут по земле Белоруссии, Венгрии, Германии, Австрии.

— В Австрии я встретил победу, — вспоминает фронтовик. — Правда, домой попал не скоро.
Еще когда лежал в госпитале, прознали, что я тракторист, и отправили на учебу в танковую школу. Говорили, что готовят «запасниками» на штурм Берлина. Но не пришлось. Потом в Японию чуть было не попал, но пока три дня в Саратове «мух кормили», война с Японией кончилась. Отправили проходить службу в Среднюю Азию.

Так волею судьбы Эдуард Смирнов вновь оказался в Туркестане. Пять лет он здесь прослужит механиком-водителем в военном округе. Занимал офицерскую должность, не будучи офицером. Только зимой 50-го вернулся в Акъяр.

— А ведь я во время военной службы родных по отцу нашел, — вспомнинает Эдуард Дмитриевич. — Как-то приехал на побывку, случайно у матери нашел письмо.
Оказывается, общалась она с родным братом отца. Но никому об этом не говорила. Я написал дяде. Через месяц, уже в военную часть, пришел ответ. Он сообщил мне, что мой дед умер. А чуть позже мы с дядей, Иваном Васильевичем, все-таки встретились. Съездил я к нему домой. И он ко мне приезжал. Вот этот дом мне дядя помог поднять.

Вернувшись домой, Эдуард Смирнов продолжил то дело, которым занимался до войны — возглавил тракторную бригаду. 36 лет посвятит кавалер ордена Ленина, заслуженный целинник и почетный гражданин Хайбуллинского района сельскому хозяйству.

— И здесь пришлось мне быть инженером без диплома, — говорит ветеран. — Раньше опыт и навык больше ценили. Потом, конечно, я прошел курсы в Уфе, и уже инженеры после института ко мне учиться приходили.

Сын двух отцов нет-нет да вздохнет, что жизнь была трудна и горя было много. «Но это все — история наша», — говорит он…

Восемьдесят восемь лет исполнится Эдуарду Дмитриевичу в первый день весны.
Восемьдесят шесть из них он привязан к Акъяру. Был порыв уехать, на старости лет пожить в столице. И жилье купил на ветеранский сертификат в Уфе. Но вернулся солдат в свой родной степной Акъяр. Говорит, что здесь дышится легко.
Читайте нас в