Все новости
Cоциум
24 Июля 2012, 15:13

Земский врач — миллионер «на час»

Кадровую проблему решит не разовая поддержка, а достойная зарплата

Земский доктор ХIХ века имел высокую оплату за труд, собственный выезд — рысаков, кибитку, держал кучера, гувернантку и управляющего имением. Каждые два-три года стажировался в Германии или в Австрии, отдыхать с семьей ездил в Карловы Вары или в Баден-Баден. Если бы так было сейчас, не заманивали бы врачей на село, а брали по конкурсу.
Средняя температура по больнице

Весной «РБ» в нескольких номерах опубликовала материалы, посвященные проекту «Земский доктор» наших дней: районы республики приглашали в свои больницы специалистов с высшим образованием. Были обозначены оклады — 4 тысячи 990 рублей, и социальные гарантии — место в детском саду или бесплатный земельный участок. Однако с такой зарплатой врач должен трудиться на благо модернизированной, высокотехнологичной медицины без жилья, без продуктов, без одежды.

Предвижу возражения: средняя зарплата врачей у нас превышает 20 тысяч рублей. Для непосвященного звучит солидно. Но невдомек большинству, что она получается такой с учетом зарплаты чиновников от медицины в сотни тысяч рублей, дополнительных нагрузок и дежурств. Чтобы хирург заработал 15 тысяч, он должен не менее 12 раз в месяц круглосуточно дежурить в больнице. Только так можно заработать добавку к окладу.

В хирурги идут единицы

Более 45 лет преподаю в медицинском институте. Последние десять лет лишь единицы среди студентов собираются стать хирургами. Многие вплоть до окончания вуза не знают, какую специальность выбрать. Для того, чтобы представить себе будущего «земского врача», проследим его путь от школьной скамьи до операционной.

Половина студентов пришла в медицинский потому, что у них родители, родственники — врачи. Другие — потому, что не сильны в математике. На первых трех курсах студенты изучают фундаментальные науки — химию, биологию, анатомию, физиологию. Считается, что это основа медицины. Но зачем хирургу знать всю химию, санитарному врачу — связки голеностопного сустава, стоматологу — кровоснабжение органов малого таза? Для каждого факультета должна быть своя программа по каждому предмету.

Студент понимает: то, чему его учат, на практике не понадобится. Потому его цель — получить «тройки» и перейти на следующий курс. С «тройками» не дают стипендию? Да она ему, как мертвому припарка, эти несчастные 1 тысяча 700 рублей. Возмущаться суммой бесполезно — выгонят из института, и куда потом — к «дедам» в полк?

Наконец, на четвертом курсе студенты начинают изучать четыре предмета, на которых базируется диплом врача: акушерство и гинекологию, хирургию, терапию и гигиену. Казалось бы, теперь надо тщательно готовиться к занятиям, сидеть по вечерам в читальном зале, изучать монографии. Ан нет: единственная подготовка — успеть до занятий просмотреть устаревший учебник, чтобы ответить опять же на «тройку». Но если студент — завтрашний врач будет лечить по этому учебнику, его надо судить: эти методы давно устарели и нигде не применяются. Учебник необходимо переиздавать хотя бы каждые пять лет, но — нет денег!

Во время врачебной практики после четвертого курса минздрав СССР официально приравнивал студента к дипломированному среднему медработнику. Большинство городских больниц держались именно на студентах, которые сочетали работу и учебу. Сейчас без пяти минут пятикурсникам не хотят узаконить сертификат медбрата или медсестры. Отсюда выпускники-врачи, не умеющие ставить банки, клизму, сделать внутривенную инъекцию, принять роды.

Преподаватель — играющий тренер

В развитых странах студенты-медики учатся производить диагностические исследования, делать операции не на людях, а на фантомах. Сегодняшние технологии позволяют воссоздать любой орган человека, мышцы, сосуды, сухожилия, мозг — то есть фантом почти не отличается от живого человека. А у нас таких учебных пособий нет. Нельзя тренироваться и на трупах. Ну кто хочет, чтобы его после смерти раскладывали по частям?

Врач-преподаватель — профессор, доцент, ассистент, имеющий степень доктора или кандидата наук, — это играющий тренер. Его святая обязанность — показать студентам методы обследования, лечения больных. Поэтому он вел палату, проводил консультации, обходы, оперировал самых сложных больных и получал за это соответствующую зарплату. Сегодня благодаря стараниям министерства здравоохранения преподаватель — никто! У него нет врачебного стажа, он не имеет права оперировать, делать обходы, перевязывать со студентами больных.

Оклад заведующего кафедрой биологии медуниверситета на 1 тысячу 700 рублей меньше, чем у терапевта. А право оперировать профессора получают после того, как обратятся к своим ученикам — главным врачам с заявлением, чтобы их приняли в штат больницы врачами-дежурантами на четверть ставки.

Между тем цена сложным операциям — десятки, сотни тысяч рублей. И потому сегодня уважающий себя специалист никогда не пойдет в преподаватели. Отсюда годами пустующие ставки, или врачей учат преподаватели, которые плохо представляют то, чему учат.

Ассистент, хирург от Бога, кандидат наук, опытный преподаватель не может на 9 тысяч содержать семью. Он идет в охранники за 14 тысяч — сутки работает, двое отдыхает. «Возьму несколько дежурств в больнице, тысяч двадцать наскребу, — рассуждает он. — Потом научусь кирпичи класть, буду зарабатывать 30 тысяч. А докторскую писать не буду, что толку!»

В доктора идёт каждый пятый
Выступая в прошлом году перед медиками республики, президент Рустэм Хамитов высказал озабоченность тем, что из 700 выпускников Башгосмедуниверситета на работу устроились... 17 процентов. Я бы еще добавил: в России на 800 тысяч врачей приходится 800 тысяч знахарей, обеспеченность врачами в стране составляет 60%, из них больше половины пенсионеры.

Мой друг, районный главврач, чуть не угрозами заставил сына поступить в мединститут. Отпрыск с горем пополам окончил вуз, интернатуру, поработал реаниматологом месяц и… пошел подальше от медицины. Закончил курсы, уехал в Нарьян-Мар трактористом-грейдеристом. Зарабатывает 50 тысяч в месяц.

Так что не ждите земских врачей в районной больнице, не решат кадровые вопросы ни миллион рублей, ни место в детском саду, ни участок земли, ни распределение, предполагающее предоставление бесплатного жилья, ни возврат потраченных на обучение денег — что взять с голодранца?

Кадровый вопрос решит достойное вознаграждение за труд, который во всем мире считается самым престижным как гражданами, так и руководящей элитой.