Все новости
Cоциум
23 Июня 2012, 13:00

Семь процентов надежды

Пить или нет пить? — вот в чём вопрос...

В последние годы трезвенническое движение в республике приобретает все больший размах. Оживилось оно и в Туймазинском районе. Самой крупной организацией сегодня является «Трезвые Туймазы». В нее входит свыше тысячи человек, еще с полсотни составляет ядро ее активистов.
— Я 14 лет работаю хирургом и могу утверждать: у нас, медиков, было бы меньше работы, если бы люди правильно оценивали опасность спиртного, табака и наркотиков, — говорит руководитель движения Вадим Муфаррахов. — Мне не так уж много лет, но примерно 30 процентов моих друзей уже погибли из-за дурных привычек. Так что организация движения «Трезвые Туймазы» — мой осознанный выбор. Уверен: победить наркотическую и алкогольную мафию нам, простым гражданам, вполне под силу.

— Тем не менее предыдущие антиалкогольные кампании благополучно провалились. Не в последнюю очередь потому, что не были поняты и поддержаны народом. А вы как несете свою идею в массы?

— На первоначальном этапе нам здорово помог интернет, благодаря которому мы и прирастали единомышленниками. А когда движение сформировалось и стало делать первые шаги, руководители организаций, предприятий и учреждений, где мы выступали, стали рекомендовать нас другим руководителям. Если бы мы шли на заводы и в школы только для того, чтобы полюбоваться собой на сцене и заработать дешевую славу, нас бы закидали помидорами (смеется). Но мы говорим людям правду, какой бы неприятной она ни была. Это их и подкупает.

— И что вы им говорите?

— По большому счету, мы не открываем Америку. Упор делаем на то, что этиловый спирт — это типичный наркотик и яд, который наносит мощнейший удар по человеческому организму. Кстати, это подтверждали еще советский ГОСТ и выкладки Всемирной организации здравоохранения, которая в 70-е годы прошлого века назвала этиловый спирт наркотиком № 1. Алкоголь — это действительно наркотик. И люди, употребляющие даже слабоалкогольные и якобы не очень вредные напитки — пиво, вино, шампанское, — по сути, наркоманы. Эту правду мы и стараемся донести до людей: распространяем диски, делаем рассылки по интернету, создаем сайты, выступаем с лекциями. Причем лекции читают не только медики, но и те, кого вряд ли назовешь специалистом в этой сфере или публичным человеком: рабочие, студенты… Радует, что нам все активнее помогают педагоги, руководители предприятий, организаций и учреждений. Не последнюю роль играют и СМИ. На мой взгляд, это справедливо: на любом канале сегодня ведется скрытая и явная пропаганда пьянства. А вот рекламировать трезвый образ жизни мало кто удосуживается.

— Мне кажется, вы бы добились большего эффекта, приглашая для выступления тех, кто опустился на самое дно и все-таки нашел в себе силы завязать и выкарабкаться на поверхность этого «болота».

— Такие приемы смотрятся выигрышно только в кино. На деле же люди, долгое время злоупотреблявшие алкоголем, теряют интеллект и не способны вести просветительскую работу. Беда алкоголизма в том, что упавший на самое дно человек наверх уже не поднимется никогда. Поэтому в нашу команду входят большей частью бывшие «культуропитейщики», которые когда-то пили умеренно, культурно и только по праздникам. Сейчас они не пьют вообще.

— Тем не менее, я не раз слышал высказывания медиков, что понемногу пить даже полезно: снимается стресс, чистятся сосуды, активизируется работа головного мозга... Кто прав?

— Советуя пить умеренно и культурно, такие слуги Гиппократа оказывают населению медвежью услугу: в фармакологии, патологической физиологии, другой научной литературе приводятся убедительные доказательства того, что даже в малых дозах алкоголь вреден. Нельзя быть «чуть-чуть наркоманом» — ты или пьешь, или нет.

— Мне кажется, что население к такой постановке вопроса еще не готово.

— Однако число наших последователей растет. Конечно, мы бы хотели, чтобы в нашей стране был сухой закон. Но понимаем, что добиться этого не удастся. А потому ставим целью ввести сухой закон хотя бы для молодежи. Эту идею поддерживают и родители, и педагоги, и даже сами учащиеся.

— В чем ее суть?

— Сделать алкоголь и табак (не говоря уже о наркотиках) недоступными для человека, пока ему не исполнится 21 год. Для этого необходимо ограничить число торговых точек, а продажу алкогольных и табачных изделий разрешить только по предъявлении документа с фотографией, который будет фиксироваться при каждой покупке этой продукции. Это позволит отследить — кто совершил покупку, когда и в каких объемах. На мой взгляд, 21 год — минимальный «порог вхождения во взрослую жизнь». У 18-летних еще гуляет ветер в голове. Нередко они покупают спиртное, сигареты и тут же перепродают их своим 15 — 16-летним друзьям. Другой вариант развития ситуации, свидетелем которого становился не раз: 15-летний верзила, прикинувшись совершеннолетним, приобретает алкогольные напитки и разливает их даже восьмилетним пацанам. А в 21 год человек созревает морально и физически. И принимает уже осознанное решение — пить или не пить.

— В зарубежных фильмах люди, попавшие в алкогольную трясину, собираются в клубы, где выносят свои проблемы на всеобщее обсуждение. Помните: «Здравствуйте, я Стив, я — алкоголик»? Для нас приемлем такой вариант решения проблемы?

— Люди среднего и старшего возраста на это вряд ли пойдут. А молодежь — почему бы и нет? Но такой подход актуален, когда человек уже идет ко дну и всеми способами пытается выкарабкаться на поверхность. А мы в первую очередь стремимся вообще не допустить алкоголизации общества. То есть боремся с причинами, а не с последствиями. Впрочем, наше движение помогает и оступившимся индивидам. Так что у людей, которые не могут выбраться из алкогольного или наркотического дурмана, есть шанс увидеть свет в конце тоннеля. Хотя, на мой взгляд, лучший выход для наркомана — его изоляция хотя бы на один год. Это спасет общество от распространения заразы и самих наркоманов: когда они покидают места лишения свободы, с удивлением узнают, что половины их друзей уже нет на этом свете. Получается, таким образом общество если не спасает, то хотя бы продлевает их жизнь.

— Нередко приходится слышать: что вы носитесь с этими наркоманами-алкоголиками — пусть поскорее перемрут, и общество здоровее будет. Насколько справедливо подобное суждение?

— Если не заниматься этой проблемой, на смену взрослым придет молодежь. Что мы и наблюдаем сегодня. А последствия такого замещения будут непредсказуемыми. Вспомним: в годы строительства социализма даже при предрасположенности человека к алкоголизму ему не давали быстро скатиться на дно. В первый раз он пробовал выпивку лет в 16, не раньше. Вернувшись из армии, такой человек был лишен возможности активно выпивать — на это были направлены все силы общества и государства. Так что даже потенциальный алкоголик становился таковым лишь к 40 годам, когда у него уже были дети, профессия и так далее. То есть он успевал реализовать себя в жизни и оставить потомство. А сегодня, попробовав спиртное в раннем возрасте, к 16 годам дети частенько переходят не на водку, а на наркотики. В итоге уже в 20 лет такие ребята становятся законченными наркоманами, у которых нет заработанного ими жилья, друзей, профессии, детей... А значит, они не оставят никакого следа на земле.

— И все-таки, наше общество все сильнее алкоголизируется или проблема понемногу теряет свою остроту?

— Как врач могу утверждать, что алкоголизация общества понемногу снижается. Когда я только начинал работать хирургом, в праздничные дни в наше отделение поступало до десятка пациентов, которые пострадали из-за алкоголя и наркотиков и у которых не было никаких шансов выжить. Сегодня многие поняли — ну нельзя так дальше жить! И сделали соответствующие выводы.

— Часть населения неоднозначно реагирует на такие акции ваших коллег, как «Трезвое село», «АнтиАлкогольный фронт»... Не может случиться так, что излишнее педалирование темы оттолкнет народ от благого начинания?

— По большому счету, здесь действительно перемешались и народное движение, и пиар-компания. Но инициатором большинства акций чаще всего становятся обычные люди. Видимо, действительно наболело. А в том, что мы пиарим наши идеи в СМИ и несем их в массы, ничего предосудительного я не вижу. Спаивание населения уже достигло своего максимума: 98 процентов взрослых россиян принимает алкоголь. Да, большинство из них — культуропитейщики, которые гордятся тем, что они пьют культурно, умеренно и по праздникам. Их психологию довольно сложно изменить. А потому наша деятельность в первую очередь направлена на подрастающее поколение. Подсчитано, что прослойка наиболее развитой интеллектуально молодежи не превышает семи процентов. Именно они поступят в вузы и впоследствии станут руководителями. Вот на них-то — вся наша надежда.