Все новости
Cоциум
25 Мая 2012, 14:43

Чисток не будет

Но требования к сотрудникам полиции станут жёстче

Министр внутренних дел Михаил Закомалдин.
Что изменится с приходом нового российского министра, почему граждане стали нападать на полицейских? На эти и другие вопросы журналистов ответил глава башкирских органов внутренних дел Михаил ЗАКОМАЛДИН.
— Михаил Иванович, в связи со сменой руководства МВД России ожидаются ли изменения в вашем ведомстве или все останется, как было?

— Владимир Колокольцев — хороший руководитель, это было видно по ГУВД Москвы, где с его приходом многое поменялось. Возможно, какие-то изменения произойдут и в масштабе страны. Конечно, «чистки» в рядах полиции не будет, она прошла в период переаттестации, тем не менее недобросовестные сотрудники кое-где еще остались. Но такие руководители долго не проработают.

Кстати, если говорить о нашем министерстве, то по результатам четырех месяцев этого года оно было признано лучшим в своей подгруппе и заняло второе место в России. Нас опередила только Смоленская область. Критерием обычно служит уровень раскрытия тяжких преступлений: коррупционных, экономических.

— Назовите, пожалуйста, самые резонансные преступления нынешнего года, которые удалось раскрыть.

— Убийство десятилетней девочки в Белорецке. Было задействовано очень много сотрудников полиции. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить волонтеров — простых граждан, которые ежедневно, по 300 — 400 человек прочесывали местность в поисках ребенка.

С самого начала расследования ряд улик указывал на отчима, но не было доказательств. Надо отдать должное руководителю Следственного комитета Алексею Касьянову. Он лично выехал на место, во всем разобрался, дал поручение задержать подозреваемого, и тот через сутки рассказал, где закопал тело.

— Будет ли привлекаться к ответственности мать Алены, ведь она не могла не знать, что произошло?

— Расследование ведет Следственный комитет, и комментировать его ход я не могу. А вот ее поведение как матери, на мой взгляд, довольно странное. Например, уже когда тело ее дочери нашли, она вдруг начала предъявлять претензии в адрес полиции, мол, мы что-то неправильно делаем.

— В марте вы подписали приказ о расформировании республиканского полка ДПС. По каким причинам было принято такое решение?

— Это решение было принято еще в прошлом году, и оно согласовано с Главным управлением безопасности дорожного движения МВД России. Вообще, номенклатуру, которая не занимается непосредственно оперативно-служебной деятельностью, мы должны были убрать еще в период сокращения штатов. Реорганизация полка в батальон позволила вывести на дороги дополнительно 58 сотрудников, которые раньше сидели по кабинетам. То есть у нас дополнительно появилось 29 экипажей ДПС. Вот основная причина решения.

Сегодня там идут серьезные кадровые изменения, поскольку к работе полка было слишком много претензий. От граждан постоянно поступали жалобы по поводу вымогательства, и большинство из них подтверждались. После реорганизации прошло полтора месяца, и пока не поступило ни одной жалобы на работу батальона.

— Михаил Иванович, как проходит профилактика правонарушений среди полицейских?

— Больной вопрос. По-моему, если человек окончил специализированное учебное заведение, надел офицерскую форму и пришел служить в ОВД, заниматься потом еще профилактикой, чтобы он не совершал правонарушений — неправильно. Тем не менее приходится. У каждого молодого сотрудника есть опытный наставник. Работа идет под контролем Управления по работе с личным составом ведомства.

Главное — нельзя не замечать даже самых малых проступков. Конечно, сразу жестко наказывать и увольнять за это тоже не стоит. Часто достаточно бывает указать на ошибку. Но делать это надо вовремя.

— Появились ли какие-то новые требования при приеме на работу в ОВД?

— Требования и раньше были довольно жесткими. Но из-за кадрового дефицита на работу брали по остаточному принципу, так в наше ведомство попадали не всегда добросовестные люди. Теперь требования жестче. Кроме того, в обязательном порядке кандидаты проходят исследование на полиграфе (детекторе лжи). Это самое серьезное нововведение. Жестче стал подход к физическому и психическому здоровью претендентов. Большинство как раз отсеиваются на стадии медкомиссии. К сожалению, люди приходят абсолютно неподготовленными. Для нас это большая проблема.

В настоящий момент в Уфе работают 3 тысячи 766 полицейских, в республике — более 19 тысяч человек. Недокомплект — четыре процента. Однако мы не торопимся его закрывать. С начала года из 1 тысячи 300 кандидатов испытания прошли только 16 процентов. Причем отсев идет на разных стадиях и по различным причинам. Например, если у человека проблемы с социальной адаптацией или интеллект недотягивает до среднего уровня, он не сможет пройти вступительные испытания.

— Может, в процессе реформы МВД полицейские начнут в обязательном порядке изучать иностранные языки?

— В первую очередь, надо нормально русский выучить. Когда выпускники вузов приходят к нам устраиваться на работу, иногда просто диву даешься, как они пишут заявления. А повышение грамотности для нас очень важно. Мы регулярно проводим курсы повышения квалификации, семинары. Если процессуальный документ будет написан с ошибками, его могут попросту не принять в прокуратуре или в суде.

— Как вы решаете проблему нападений на полицейских?

— Еще один очень серьезный для нас вопрос. Ни дня не проходит, чтобы кто-нибудь не обратился с жалобой на нашего сотрудника. Как правило, они не подтверждаются. В основном жалуются на «полицейский беспредел» граждане, задержанные за управление автомобилем в нетрезвом состоянии и которым грозит лишение водительских прав. Другая категория жалобщиков утверждает, что признательные показания из них выбили силой. То есть они вначале сознались в содеянном, потом посоветовались с адвокатами и пошли на попятную.

По своему опыту работы в Карелии могу сказать, что, когда мы все патрульные машины оснастили видеорегистраторами, жалобы на сотрудников прекратились. Это одно из решений проблемы. Невзирая на затраты, мы будем продолжать оснащать спецоборудованием наши подразделения: участковых, патрульные машины, дежурные части и так далее. Только на патрульно-постовую службу в прошлом году было потрачено 7,5 миллиона рублей. Половина денег федеральные, половина — республиканские.

С начала года у нас возбуждено 29 уголовных дел по статье «нападение на сотрудника полиции» и 22 — по статье «оскорбление». На самом деле подобных фактов гораздо больше, но их невозможно доказать, не везде еще функционируют видеорегистраторы. Потому по инструкции полицейский, если назревает конфликт и рядом нет свидетелей, должен все заснять на свой сотовый телефон. Это нам здорово помогает и сразу снимает много вопросов. Надеюсь, в скором времени ситуация изменится к лучшему.