Все новости
Cоциум
19 Апреля 2012, 05:57

В этой деревне огни не погашены

Восемь населённых пунктов исчезли с карты Аургазинского района в 80-е годы прошлого столетия

Острая нехватка заботы и внимания — беда сельских стариков.
От них на карте остались одни названия: Канаш, Девятияровка, Куганак, Березовка, Константиновка, Новоабсалямово, Индома, ж. д. Барак. Они исчезли еще в конце прошлого века. Тихо и незаметно.

Неперспективные деревни есть в районе и сегодня. Например, в Борисовке, Дарьевке осталось по три жителя, в деревнях Игенче, Сабанчи — по восемь, Хасаново — 12, Вязовке — 15 человек. Почти все — пенсионного возраста. Молодежь покинула родительские дома. Уехала туда, где есть детсад, школа, больница, магазин.
Две беды — с водой и дорогами

В деревне Волково Тукаевского сельпоселения живут всего три семьи. Дворов, конечно, больше, но к ним не ведут тропинки. Мы постучали в дом, над крышей которого струился дым. Хозяевами оказались супруги — пенсионеры Лукьяновы. Василий Алексеевич родился, вырос здесь. Работал шофером.

— У нас ведь тут колхозная ферма была: свиньи, лошади. Работы всем хватало, — вспоминает он.

Мария Николаевна работала и продавцом в магазине, и свекловодом.

— Нам много не надо, ведь мне 73, а мужу — 77. Сын с дочерью помогают. У нас сегодня две проблемы: вода и дороги, — признались пенсионеры.

Деревня от центра сельпоселения находится на расстоянии более десяти километров. Здесь есть колонки, и вода в них была. Но в прошлом году старые трубы прорвало. Есть и два колодца, но вода в них для питья не пригодна. Сюда ее привозят во флягах на лошади.
Местные власти обещали, что вопрос с водой нынешним летом будет решен.

Один раз в месяц доставляют газовый баллон. Пенсионеры считают, что он слишком подорожал — 600 рублей.

Что касается дороги, то до Волково нужно заасфальтировать всего-то два-три километра. А пока проехать в непогоду — просто беда.

— Приезжают к нам иногда и сомнительные люди, — рассказывает хозяйка. — Как-то два молодых человека предлагали нам какой-то недешевый чудо-аппарат, который лечит болезни. Я им говорю, что денег нет. А они: «А сколько у вас есть?».

Два раза в месяц Лукьяновым привозят журнал «ЗОЖ».

— И «районку» читали бы. Да кто ж ее нам доставит три раза в неделю? — говорят они. — Зато приходят какие-то странные письма. Родственник Иван Лукьянов уже три года на том свете, а чиновники до сих пор ему казенные бумаги с печатью отправляют. Как они там работают?

Супруги прожили вместе 53 года. И не думали, что когда-то их родное Волково придет в запустение.

Была бы работа

Оставшиеся одиннадцать жителей деревни Белогорское Бишкаинского сельпоселения уезжать тоже не собираются. У кого — годы, у кого — обстоятельства. Например, 80-летняя Мария Ивановна Макарова считает, что здесь и земля своя, и воздух родной.

— Я эту землю еще трактористкой пахала. Тут детей вырастили с мужем, — говорит она. — Мне мои земляки как родственники. И отношения тут другие, нежели в городе. Мне, например, как-то и неудобно предлагать соседям семена лука, которые выросли у меня на участке, за деньги. В чем-то я им помогу, в чем-то — они мне. Так и живем. Люди честные. Никто чужого не возьмет.

Бабушке помогает 27-летний внук Дмитрий. И лекарства из райцентра привезет, и продукты. Правда, в непогоду сюда не проедешь, зимой дороги заметает. Поэтому самым надежным транспортом остается лошадь.

В Белогорском семь мужчин трудоспособного возраста. Например, в семье Петровых — отец и три взрослых сына. Но ни у кого нет постоянной работы. Кто у фермера немного на жизнь заработает, кто — в лесничестве.

Некоторые белогорцы переселились в другие места. И теперь на месте их родительского дома одиноко стоят лишь ворота. Как укор.

Тоскливо жить одному

Доехать до Ермолаевки не так-то просто. Далековато она от главной дороги, в лесу. В деревне остался всего один дом. В 1997 году, когда Виктор Федоров вернулся на родину, было еще пять дворов. А сегодня он со своей спутницей Надеждой — одни на всю округу.
— Нас спасает работа. Ведь мы целый день заняты по хозяйству, — рассказывает Надежда. — Вот на днях корова отелилась, теперь за теленком смотреть надо. В сарае полно скотины. Ее нужно вовремя кормить.

В сезон семья трудится в летнем лагере.

— Работа работой, но человеку тоскливо жить одному. По себе знаю. Ведь до знакомства с Надей я тут был один-одинешенек. Знаете, иногда хочется утром просто хороший сон рассказать, а некому… Вдвоем, конечно, веселей. Хотим в этом году построить новую баню. Продадим бычков — деньги будут, — делится планами Виктор.

Да, надежда — это хорошо. Но когда во всей округе вас только двое — как-то жутковато. Оглянешься: следов вокруг нет. Где-то за деревьями виднеются домики — без окон, с провалившимися крышами, покосившимися косяками.

Красивая природа, богатые леса и — умирающие деревни. Печальная картина...