Все новости
Cоциум
26 Января 2012, 11:52

История начинается у родного порога

Почётный гражданин Уфы краевед Георгий Гудков был потомком норвежского короля

Мостик на Случевской горе — творение Зинаиды Гудковой.
Если прислушаться, улицы большого города наполнены своеобразной музыкой. Звенящим гомоном малышни, высыпавшей на прогулку, словно стайка мелких птах, вырвавшихся на свободу. Скрежетом тормозов машин, лихо разворачивающихся на перекрестках. Обрывками нехитрых семейных секретов, выпархивающих из распахнутых окон теплыми летними вечерами.

Но есть люди, умеющие расслышать в водовороте шумной жизни столицы негромкий гул времени, неторопливую песню текущих, как вода, веков. Цокот копыт и глухой перестук колес по булыжной мостовой, шуршание кринолинов, переливающихся в свете тысяч трепещущих свечей, жизнерадостные голоса приставучих зазывал в базарный день. Люди, умеющие, словно тончайшую пленку, снимать один за другим слои безжалостного времени и оживлять давно минувшие, уже похожие на предания и легенды годы. Люди, разговаривающие с Историей.

Довольно невыразительное слово «краевед» вряд ли отразит суть стоической работы и бесценного наследства, оставленного нам Зинаидой и Георгием Гудковыми, имена которых хорошо знают и к работам которых постоянно обращаются любители и профессионалы, погруженные в тайны прошлого. Нам же остается принять как несомненную удачу то, что именно башкирская земля свела вместе Зинаиду Ивановну Гудкову, урожденную Трунину, родившуюся в селе Ключи Чембарского района Пензенской области, и коренного уфимца из семьи служащих Георгия Федоровича. Выпускники инженерно-строительных институтов, только Зинаида Ивановна — Ленинградского, а Георгий Федорович — Московского, работали в организациях, занимающихся проектированием «лица» современного города — зданий, определяющих его облик. И потому, возможно, как никто другой, ясно понимали, насколько важно сохранить неповторимость того, что не щадит время и не ценят невежды, — наследие прошлого.

Георгий Гудков появился на свет еще в той, дореволюционной жизни — в морозном январе 1916 года. До Московского инженерно-строительного института имени В. Куйбышева, на последнем курсе которого его застала война, отучился на вечернем педагогическом рабфаке.

Эвакуация в Новосибирск, работа на заводе в Стерлитамаке, трудармия в Уфе (взяться за оружие помешало плохое зрение). Но избежать леденящего душу свиста пуль не случилось: в 1944 году вчерашнего студента призвали на службу — на Карельский фронт, затем в Закарпатье. Мирная жизнь для него наступила только в 1946 году на Западной Украине. Работа в «Башколхозстрое», совмещенная с преподавательской деятельностью, и — безудержное увлечение изучением истории малой родины, увлечение, которому загруженный производственными хлопотами начальник технического отдела тогда мог уделять не более пятнадцати минут в день. Увлечение, ставшее впоследствии делом всей жизни.

«Интерес к краеведческой работе проявился у меня еще в детские годы, — рассказывал Георгий Федорович. — Отец Федор Иванович окончил Казанский университет. Мать Надежда Владимировна училась в Мариинской гимназии. Не только родители, но и несколько поколений предков были жителями нашего края.
Как изучают у нас историю? Да с царя Гороха, затем переходя к его подданным, то есть методом дедукции. А есть иной, на мой взгляд, более верный путь: он начинается не за тридевять земель, а у родного порога. Помню себя тринадцатилетним мальчиком. Я, как и все дети в этом возрасте, любил задавать взрослым вопросы. Спрашиваю мать: «Как звали бабушку?» — «Анна Михайловна Ледомская». Значит, прадедушку звали Михаил. А как звали прапрадедушку? Постепенно раскрыл я и эту тайну». Гудков — нетерпимый, въедливый, взрывной — обладал теми качествами, что, думается, должны быть свойственны настоящему краеведу-бойцу, неутомимо сопротивляющемуся самому грозному противнику — времени.

Так и раскрутил Георгий Федорович замысловатую историю своих предков, «допутешествовав» до 1788 года, когда горнозаводчик Ларион Лугинин привез на Кусинский завод из Тульской губернии первых мастеровых, в том числе и Федора Гудкова. Сын его — Никита Федорович — дослужился до первого классного чина коллежского регистратора, получив это звание в 65 лет. На пышном родословном древе гудковского рода, которое едва умещалось на бумажном свитке в длину комнаты, нашлось место и Сергею Аксакову, и Петру Добротворскому — писателю-артиллеристу, маршалу Борису Шапошникову, корреспонденту канадской газеты в Москве Блейку Уайту и даже норвежскому королю.
Зинаида Ивановна, напротив, была сдержанным человеком. Внешне мало эмоциональная, с тихим, глуховатым голосом, открытым взглядом, она никогда не позволяла себе резких, нетактичных высказываний в адрес собеседников — признак истинной интеллигентности. Внутренние чувства и волнения мог выдать разве что легкий румянец. О ее несговорчивости, кому-то даже кажущейся проявлением скверного характера, ходили нелестные разговоры. А она хотела лишь одного — успеть побольше сделать. И понимая, что бурной общественной деятельности просто не выдержит, установила вокруг себя некую защитную зону.

Нашего знаменитого земляка Сергея Тимофеевича Аксакова не зря называют семейным писателем — увлечение именно его творчеством сблизило Зинаиду Ивановну и Георгия Федоровича. Одна из первых публикаций Гудкова — «Дом Аксакова» — появилась в газете «Советская Башкирия» в 1966 году. В ней он энергично и убедительно, как все, чем занимался, доказывал необходимость сохранения дома, где прошло детство знаменитого русского писателя. Зинаида Ивановна, работая инженером в «Башкиргражданпроекте», должна была сделать рабочие чертежи 9-этажного дома на месте нынешнего музея, но отказалась от этого и фактически спасла его от сноса. Буквально чуть ли не на следующий день Георгий Федорович предложил ей руку и сердце.

Сегодня уже невозможно представить российское аксаковедение без книг Гудковых «С. Т. Аксаков. Семья и окружение», «Незаконченная повесть С. Т. Аксакова «Наташа» и других, не менее ценных, трудов.

Прекрасно, однако же, понимая, что колорит ушедшей эпохи, пленительную в своей неповторимости атмосферу исчезнувшего города создают не только известные люди, ставшие, по сути, достоянием всей России, но и те, кто живет своей незаметной жизнью вокруг, тихо верша свое существование и неприметно уходя, Гудковы заинтересовались именно коренными уфимскими фамилиями — Кадомцевы, Сипайловы, Гладышевы, Тарбеевы, Курчеевы... Возрождая связь времен, безжалостно разрушенную революцией, Гудковы заново, из пепелища, возводили для нас, своих потомков, казалось, навеки утраченный нами город, извлекая на свет из запылившихся архивных папок забытые имена и названия, историю домов и улиц. Один из московских журналов назвал созданную уфимскими краеведами бесценную картотеку — более 350 тысяч карточек — Вавилонской. По мнению специалистов, это чуть ли не уникальный случай, когда такое грандиозное систематизированное собрание составлено частным лицом.
Георгий Федорович стал единственным краеведом Башкортостана, удостоенным звания «Почетный гражданин Уфы». Во многом, думается, благодаря поддержке, эрудиции, энтузиазму той, что всегда была рядом, дыша, чувствуя и существуя на одной с ним духовной волне, — Зинаиде Ивановне.

В память о Гудковых остались не только их бесценное аксаковское наследие, их нерушимая «Вавилонская башня». Их наследство можно каждому потрогать руками, полюбоваться, сфотографироваться в безмятежный час отдыха. Вот уж больше полувека молодежь назначает свидания, бабушки гуляют с непоседливыми внуками в тенистой зелени сквера Маяковского. Одним из его проектировщиков была Зинаида Ивановна. А в 1956 году совсем молодая выпускница Ленинградского инженерно-строительного института «переплюнула» маститых архитекторов, озеленителей и инженеров, предложив соорудить над страшноватым оврагом, совсем не украшающим въезд в город, изящный висячий мостик.
«Ненавязчиво и ненастойчиво входят впечатления прошлого в духовный мир человека, и человек с открытой душой входит в прошлое, — писал академик Дмитрий Лихачев. — Он учится уважению к предкам и помнит о том, что в свою очередь нужно будет для его потомков. Прошлое и будущее становятся своими для человека. Он начинает учиться ответственности — нравственной ответственности перед людьми прошлого и одновременно перед людьми будущего». Такими и были Зинаида и Георгий Гудковы — люди, победившие время.