Все новости
Cоциум
24 Января 2012, 10:21

Выбор сделан: не пить

Местные жители пьющим соседа видеть не хотят

Мавдига Баймухаметова.
Человеческий фактор

Одними из тех, кто с большим энтузиазмом участвует в республиканском конкурсе «Самое трезвое село», стали абзелиловцы. Борьба с пьянством ведется здесь давно и целенаправленно. Поэтому жители деревень Кирдасовского сельского поселения (Кирдасово и Ахметово) на своем сходе и проголосовали единогласно за участие в конкурсе. Кстати, скоро уже должны быть известны его результаты.

В основном на звание трезвого села претендовали небольшие населенные пункты. Это и понятно — легче контролировать ситуацию. К тому же в маленьких деревнях больше пожилых, а это самый непьющий контингент. А вот Кирдасово маленьким поселком не назовешь. Население — около семисот человек. В 90-е годы народ здесь тоже спивался.

— Хаос в стране, безработица… Люди растерялись. От прошлого ушли, к настоящему не пришли, тяжело было определиться, найти себя. И сейчас бы не сказала, что в деревне никто не пьет. Бывает. Одно радует — не семейные, в основном одинокие мужчины, — говорит глава Кирдасовского сельского поселения Мавдига Баймухаметова. На эту непростую должность она пришла в 2006 году, 33 года проработав учителем, 20 лет возглавляла женсовет. А это, поверьте, хорошая школа. Ведь именно женсоветы являются одними из самых деятельных общественных организацией на селе.

— Ни местная власть, ни общественные организации противостоять алкоголизму в одиночку не могут, только сообща можно чего-то добиться. Жена, у которой муж пьет запоем, мужчина, у которого, наоборот, жена пошла по кривой, или мать, вынужденная ночами искать по улицам беспутного сына... Разве они могут остаться безучастными, когда появляется реальный шанс вытащить из трясины дорогих людей? Алкоголизм у многих уже стоял не то что комом, а колом в горле. Просто кто-то должен был сказать: все, хватит! — рассказывает Мавдига Набиевна и признается: не ожидала, что самыми преданными сподвижниками в этом деле станут вчерашние пьянчуги. Испытав на себе весь ужас алкоголизма, они смогли перебороть это зло. Поэтому и призыв их до населения даже лучше доходит.

В последние годы в деревне не было разводов. Когда в 2008 году распалась одна семья, Мавдига Набиевна больше всех переживала. И тогда решила, что сделает все возможное, чтобы разводов больше не случалось. Что ж, результат налицо. Ибо сделано главное — под корень подрублено то зло, которое чаще всего и приводит к разводам. А чтобы увещевания не пропадали даром, уверена глава, нужно добиться, чтобы слово твое вызывало доверие. А возможно это, когда у руководителя есть авторитет.

— Оглянитесь вокруг: как же можно требовать от людей бросить пить, если многие руководители при первом удобном случае сами не прочь пропустить пару рюмок. Надо начинать с себя! — в сердцах говорит моя героиня.
В Кирдасово три продовольственных ларька. Ни в одном из них не продается алкоголь, кроме, конечно, пива. Кстати, когда кирдасовцы решили участвовать в конкурсе, местный предприниматель Гульдар Газизова даже от этого напитка отказалась. Вы думаете, председатель сельсовета угрозами запрещала продавать алкоголь? Нет, конечно. Просто предприниматели — местные жители, им тоже не безразлична судьба односельчан. А как же самогонщики? Мавдига Набиевна не стала убеждать меня, что их нет вообще — ушли в глубокое подполье. А раньше чуть ли не в каждом втором доме самогон продавали, причем открыто.
— Когда речь заходит об искоренении алкоголизма, в первую очередь удар должен быть направлен против тех, кто спаивает население. Увы, не могу опереться на наши законы в той мере, в какой это реально требуется — они слишком лояльны. Будучи главой сельского поселения, даже протокол самостоятельно не могу составить. Только в присутствии участкового. Не помешало бы ужесточить и систему штрафов для самогонщиков. В вопросах борьбы с алкоголизмом моя собеседница — сторонница самых жестких мер. Неудивительно, что даже мужики в деревне ее немножко побаиваются. Голоса не повысит, ругаться не будет, один раз скажет, второй раз предупредит, а потом уже долго церемониться не станет. Посадит в машину, и айда на лечение — сама же и повезет. «И как вам не лень этим заниматься, как будто больше дел у вас нет», — откровенно говорят ей некоторые. Они правы: дел у Мавдиги Набиевны невпроворот. Все хозяйственные заботы лежат на ее плечах.

— Иду я как-то на работу. Навстречу мужчина — явно без настроения, с понуро опущенной головой. Можно было просто мимо пройти. А вдруг, подумала, именно сейчас ему еще можно помочь? Вдруг от мнимой безысходности потянется к рюмке? Порой человеку достаточно просто участия. Если ломается техника — ее можно починить, но нельзя допустить, чтобы сломался человек, — убеждена Мавдига. Она уверена: одно из самых больших зол — именно безразличие. И государства в том числе. Прежде обществу каждый человек был нужен. Поэтому власти и заботились, чтобы он получил достойное образование, бесплатную медицинскую помощь, имел право на труд. А сегодня люди порой и работу не могут найти. Вот и ударяются во все тяжкие. У Мавдиги Набиевны очень болит за таких душа.

— Ничто, даже любая мелочь не проходит мимо ее взгляда. Все увидит, до всего докопается, что за человек! — даже с некоторой обидой в голосе сказал мне один пожилой кирдасовец, когда стала расспрашивать про Баймухаметову. Видать, досталось ему от нее в свое время. Но, кто знает, не будь здесь такого неугомонного главы сельсовета, может, не стоял бы этот человек сейчас предо мной — такой важный, серьезный, ухоженный. Ведь сам признался: пил сильно.

Рождаемость растёт

В последние годы в Кирдасово не было случая, чтобы человек, будучи в алкогольном опьянении, руки на себя наложил. Хотя в целом по району тревожное положение: в 2010 году, к примеру, 52 случая суицида, большинство из них на почве алкоголизма. И еще. В Кирдасово нет лиц, лишенных родительских прав. С этим тут особо строго. Алкоголики уверены: мол, если они и пьют, то никому не мешают, губят лишь свою жизнь. Но, как показывает практика, в основе почти всех антисоциальных явлений лежит именно алкоголизм.
— Еще недавно пьющих женщин насчитывалось не одна и не две. Конечно, проще было забрать у них детей, сдать в детдом и поставить точку. Но Мавдига Набиевна всегда нас настраивала: даже сильно пьющую женщину, если за нее взяться всем миром, можно вернуть в семью. И сейчас многие имевшие такой грех в прошлом находятся под нашим постоянным контролем. Все время наведываемся к ним, смотрим, как ведут хозяйство, занимаются детьми. Если имеется какая проблема, стараемся поддержать. Председатель нашего женсовета Расима Халилова — тоже человек активный и деятельный. Члены же женсовета, Зульфия Ильясова и Фариза Булатова, имеют большой авторитет среди людей, — рассказывает заведующая местным фельдшерско-акушерским пунктом Файруза Игашурина, одна из активных помощниц сельского главы.

Кирдасовцы могут похвастаться своим медпунктом. Хорошее новое здание, чистота, порядок. Неудивительно, что это учреждение считается одним из лучших в районе. И санмедпросвещение здесь на уровне.

— У нас очень строго — в назначенный день обязательно должна прийти на обследование с малышом, — с местной жительницей Тансулпан Гиниатовой мы познакомилась в ФАПе. Не так давно она родила пятого ребенка.

— Как вы на это решились в такое непростое время? Муж-то не пьет хоть? — интересуюсь у собеседницы.

— Нет, не пьет, — и чуть-чуть задумавшись, добавляет: — Теперь уже не пьет.
Супруг трудится газооператором. В семье подрастают четверо сыновей и лапочка-дочка. Живут с матерью мужа, душа в душу, та — большая помощница многодетной маме.

В деревне много молодежи. Взять Батыра Зиннатова — открыл свое дело, мебель изготавливает. Обеспечил работой еще четверых односельчан. Или, скажем, молодой имам местной мечети Рустам Баймухаметов. Он отец пятерых детей, во всем пример для местной молодежи.

Многие трудятся на единственном предприятии — ООО «Агро». 55 человек работают вахтовым способом. Много и таких, кто занимается своим хозяйством. На личном подворье, как правило, держат много скотины. У некоторых только дойных коров по пять, восемь, а то и по десять голов. Данис и Рамзиля Хайруллины, Рашит и Минсылу Баймухаметовы… Список хороших, трудолюбивых семей можно продолжить.

Рождаемость растет и превышает смертность почти в два раза. В маленькой деревне Ахметово на 46 дворов в прошлом году родилось, например, пять ребятишек! В этом заслуга, думаю, и антиалкогольной политики. Согласитесь: только уверенная в своем муже женщина рискнет стать мамой. Кстати, намного меньше стало и рожениц с патологиями.

В Кирдасово в дошкольную группу ходят 20 детишек, есть еще 23 заявления — ждут очереди. Здание детского садика находилось в аварийном состоянии, и тогда малышей приютила школа. Выделили для них первый этаж.

— Многие считают, что борьбу с алкоголизмом надо начинать в школьном возрасте, а я думаю, с детей-дошкольников. Не надо считать, что они еще несмышленыши. Все понимают! — считает воспитательница группы Римма Махиянова.

Простыми словами, где в шутку, где всерьез, ведет она занятия с детьми, а порой просто беседы на антиалкогольные темы. Всегда ненавязчиво, легко, доступно. Чтобы в сознании в таком вот нежном возрасте укоренилось полное неприятие алкоголя в любом виде и по любому поводу. Эти дети, в результате, уж точно не играют в алкоголиков, в пьяных пап и мам. Дома, к счастью, они теперь этого не видят.

Остановиласьна краю…

Эта молодая женщина удивительно обаятельная. От нее веет добротой, теплом. В маленьком домике очень уютно. Правда, по всему полу разбросаны игрушки. Для шестилетнего Нила пол — единственное место, где он может вдоволь наиграться. Конечно, ему хотелось бы сейчас к сестре и к брату на свежий воздух: покататься на санках, поиграть в снежки. А уж как хочется с щенками повозиться! Но этот симпатичный мальчишка болен ДЦП, не может ходить. И вовсе лежачим был, но после того, как мама упорно начала с ним заниматься, научился сидеть. Потом сидя же потихоньку передвигаться. Все у него получится!

Говорят, люди любят вспоминать свое детство. Но не дети Фирдаус. И 14-летней Фирузе, и 11-летнему Денису категорически не хочется возвращаться в недавнее прошлое, даже в мыслях. Зато про нынешний день могут рассказывать с удовольствием. О школе, об оценках, о друзьях и, конечно же, о маме. Я видела, с какой любовью они смотрят на нее. И с благодарностью. За то, что смогла найти силы остановиться на краю.

— Пила, конечно, сильно пила. Муж погиб в аварии. Вот и пристрастилась к спиртному, мол, горе надо залить. Было бы желание — причина всегда найдется. Тут и подружки подобрались, такие же одинокие. И пошло-поехало, — Фирдаус Гончаренко не любит вспоминать то время.

Однажды на целых три дня оставила детей без просмотра. Мавдига Набиевна сама покупала продукты, чтобы они с голоду не умерли. Но свершилось чудо: вот уже три года Фирдаус не пьет. Ни грамма.

— Сейчас вспоминаю, и стыдно становится. Даже самой не верится: неужели могла бросить детей на произвол судьбы? Увы, когда находишься в пьяном угаре, ничего святого не остается. Сейчас бывшие собутыльницы тоже зареклись пьянствовать. Заходят, общаемся, и никогда ни у кого не возникает уже желания выпить. Да и Мавдига-апай тут как тут! — улыбается женщина и, глядя на главу сельсовета, добавляет: — Спасибо вам, это сколько же силы и веры в людей надо иметь, даже в пропащих, чтобы помогать им вставать на ноги!

Мавдига Набиевна не бросает своих подопечных, поддерживает. Вон какой большой дом достраивает Фирдаус. Если бы не местная администрация, разве одинокая женщина с несовершеннолетними детьми смогла бы на такое решиться? И скотиной обзавелась.

— Пусть Бог убережет остальных женщин, матерей от пагубной страсти. Как бы трудно ни было, не пейте. Выход всегда есть. Потом остановиться бывает очень сложно, — обращается моя героиня ко всем нашим читательницам.

Я сама всегда была сторонницей жесткого отношения к пьющим женщинам. Считала, лучше отобрать ребенка, раз сами не могут и не хотят жить по-людски. Но однажды побывала в детском доме. Воспитанники были чисто одеты и накормлены, ничто им не угрожало… Но эти дети взахлеб и наперебой стали рассказывать мне о родных деревнях, о своих домах, о родителях, забыв, что они — алкоголики, давно опустившиеся люди. Все ребятишки, без исключения, мечтали вернуться домой. И вот, глядя на детей Фирдаус, на их счастливые лица, в полной мере осознала: как много, оказывается, и как мало требуется для счастья ребенка. Основное условие при этом — трезвая мама!

Доильные аппараты больше не крадут

Было сложно. Дисциплина в коллективе оставляла желать лучшего, многие пили, признается он. Можно было, конечно, всех алкоголиков разогнать и на их место набрать других работников. Но куда несчастного выгонишь, если за ним стоят семья, дети?

— Приходит жена такого забулдыги, смотрит полными мольбы глазами… И понимаешь, что она права: если муж останется без работы, то вообще сопьется. Так что отступать было некуда. Боролись. Если уговоры не помогали, на лечение возили, — рассказывает Фарит Ингелевич.

Между тем, ООО «Агро» — единственное предприятие в деревне. Трудятся здесь 47 человек. Имеются 250 голов КРС, 36 лошадей содержатся на местной ферме. Расположена ферма на вершине небольшой горы. Деревня отсюда видна как на ладони. Если бы не зимняя стужа, долго стояла бы и любовалась внезапно открывшейся красотой. Но злой и колючий ветер пронизывает до костей. Пожилой мужчина в камуфляже, в добротных валенках выезжал на санях с фермы.

— Скотником работаю более сорока лет. Всю жизнь в родной деревне провел.
Скоро на пенсию. Зарплату платят вовремя, всем доволен. — Ишбулды Кастарамов — один из лучших работников сельхозпредприятия. Рядом трудится его младший брат Нургали.

— То ли возраст берет свое, то ли окружающие оказывают воздействие, но как бы там ни было, я уже не пью. А одно время пил, конечно, — рассказывает Ишбулды Ишмухаметович.

— И не пью, и не курю, — с ноткой законной гордости заявляет он. — И в молодости никогда не баловался, и другим не советую. Сколько односельчан из-за этого погибло...

Тем временем подходим к симпатичному молодому человеку. Он торопится — нужно успеть получить фураж для своих буренушек.

— Вот нашему молодому скотнику Фаизу Шаяхметову невесту бы найти. Сейчас уже не пьет, дом построил хороший, только жены нет, — от слов Мавдиги Набиевны молодой человек заметно смутился.

В разговор вступил фуражир Морат Сафиуллин:

— Хотя сейчас и говорят, что люди начали пить лишь в лихие 90-е годы, я с этим не согласен. Пил наш народ и раньше. Кабы не пили, может, и не докатились бы до этой самой перестройки. Сам я последние восемь лет вообще не пью, — собеседник горд тем, что и сыновья его не употребляют алкоголь. Морат-агай сейчас глубоко религиозный человек.

Он, как и многие в селе, считает, что на очищение общества, в первую очередь должно влиять государство. Если дело пустить на самотек — стране грозит депопуляция. Проще говоря — полное вымирание в исторически короткий срок. Необходимо возобновить для начала работу лечебно-трудовых профилакториев и медвытрезвителей, расширить права местных властей по ограничению торговли спиртным на своих территориях. И главное — справиться с безработицей и нищетой — питательной средой алкоголизма. Пока же больше приходится уповать на местную общественность.