Все новости
Cоциум
1 Января 2012, 02:38

Новогодние истории

Нет, нефтекамская ребятня в большинстве своем не здоровается с Владимиром Строгиным, встречая его на улицах.

Новогодние истории
Тем не менее он очень хорошо знаком многим из местных мальчишек и девчонок. Потому что...
— Восьмой год уже я поздравляю юных земляков с Новым годом в качестве Деда Мороза, — говорит Владимир. — Моя жена Светлана работает в фирме, оказывающей такие услуги. Ну и я с ростом под два метра в стороне не остаюсь. Беру, обычно, на работе неделю в счет отпуска и меняю автозаводскую спецовку на дедов наряд с бородой. А Снегурочкой уже четыре года у меня наша дочь Наташа — ей семнадцать недавно исполнилось.

Много интересного за эти годы было — и дети от огромного дедушки в уборной накрепко запирались с перепугу, и развеселые компании требовали за дополнительную плату до утра с ними гулять, и собаки домашние на чужака бросались. Но один случай пятилетней давности особняком стоит.

— Случилось это 31 декабря, — рассказывает собеседник. — Вечер уже наступил. Подъехал я по адресу, захожу в подъезд. Темно, хоть глаз выколи, а сверху — женский крик: «Помогите!» Ну, я как был — в валенках, с мешком — ринулся на помощь. Вдруг летят на меня двое, по нескольку ступенек перепрыгивают. А наверху уже не крик, а плач громкий. Раздумывать некогда, словом. Я, кроме прочего, в молодости боксом вплотную занимался, да и сейчас форму поддерживаю. В общем, бросил мешок с подарками и одному — апперкот, второму — «двоечку», это комбинация ударов такая. Оба так и легли рядком. А сверху девчонка спускается. Они ее, оказывается, от соседнего магазина пасли — увидели, как кошелек с деньгами в сумку кладет, ну и отобрали сумку-то. Вызвали, словом, тогда еще милицию, минут через пять наряд приехал. Мне говорят: вам тоже с нами проехать придется. Куда, говорю, проехать, у меня еще два выступления, дети ждут. Давайте так: поздравлю и подъеду, я на машине.
Согласились, слава Богу. Ладно, завершил я работу — и в милицию. Времени уже около одиннадцати, дома праздничный стол накрыт. А у них в отделении — свой счет времени. Пока все протоколы составили, всех опросили — по радио куранты бить начали. Майор, что старшим был, бутылку коньяка достает, разливает всем: «С Новым годом!» И мне, улыбаясь: «Здорово вы их приложили! У одного сотрясение, у другого трещина в челюсти, не считая шести выбитых зубов. Оба, кстати, только недавно освободились, наверняка за ними не одно это дело числится. А вы, может, к нам пойдете — здесь нужны такие». Вежливо отказался, попросил только: я у вас коньячку принял, а мне за руль. Выручите, отвезите без проблем — дали сержанта в сопровождение. Вскоре снова вызвали — вручили грамоту и премию. Но я после всего происшедшего задумался: а не бросить ли уже «морозить»? Да только больно уж по душе мне это. И форму спортивную, хочешь-не хочешь, а придется держать, — от души смеется собеседник.
Андрей НИЧКОВ
Анекдот от Владимира Строгина:

«На почте перед Новым годом получают письмо, адресованное Деду Морозу.
Как быть? Решили прочитать. Пишет девочка: «Здравствуй, Дедушка Мороз! Скоро твой праздник, а я не смогу пойти на елку и на горку — у меня нет шапочки, шубки, варежек, валеночек». Женщины прослезились и решили: соберем, у кого что детского осталось, выручим малышку. Собрали у кого что было, только валеночек не нашлось, ну ладно. Вскоре опять приходит письмо Деду Морозу, подписанное той же рукой. Собрали весь коллектив, читают:
«Здравствуй, Дедушка! Огромное спасибо!!! Ты такой добрый!!!
Только я все равно не смогла встретить праздник — какие-то пройдохи на почте сперли валенки!».
Оптимизм, пожалуй, поважнее здоровья

Михаил Доломатов, доктор химических наук, избранный американским биографическим институтом «Человеком года-2011»

Самый, наверное, веселый Новый год я справлял в армии. То ли молодые все были, то ли действительно компания собралась с чувством юмора. Правда, мне, как, может быть, покажется многим, не очень повезло: в ночь с 31 декабря на 1 января я, как начальник караула, бдил ситуацию — обходил посты. Купили мы, помню, три литра сока, выпили под бой курантов и всю ночь байки рассказывали. Вот чего хватало, так это елок: кругом тайга, деревья пушистые, высоченные, красивые, в городе таких не увидишь.

А в новом году хочу пожелать всем не поддаваться унынию, а быть оптимистами. Оптимизм, пожалуй, поважнее здоровья.

Как я стал академиком

Сергей Краснов, действительный член Российской академии художеств

Можете себе представить состояние человека в шесть часов утра 1 января? В лучшем случае это глубокий безмятежный сон. Который, ну очень некстати, прерывается звонком в дверь. Жена у меня боязливая, шепчет: «Не открывай, в шесть утра 1 января это могут быть только жулики, все друзья спят». Но я храбро пошел и открыл. Оказалось, не зря: за дверями стоял... почтальон, который принес мне телеграмму из Москвы. В ней меня поздравляли с присвоением звания члена Российской академии художеств. Ощущения, конечно, были неописуемые, но вот именно так я и стал академиком. С этого замечательного события начался для меня тогда новый год.

А пожелание у меня одно, но скажу пространно: в Турине открылась выставка работ башкирских художников. Так вот, итальянцы, будучи в совершенном восторге от наших мастеров, продлили ее на месяц. Они рады, а мы-то как! Хочу, чтобы люди, наконец, поняли, какие мы все одинаковые, родные и хотя говорим на разных языках, но язык культуры — наш общий язык.
Задачка для гуляющих

Как-то мы собрались на местной турбазе за несколько часов до Нового года — с тем, чтобы хорошенько проводить год уходящий. Застолье было подпорчено значительным опозданием нашего главного затейника — моего братца с супругой. Обычно они, старательно наряженные с иголочки, являлись с королевской точностью. Элегантный лоск не мешал им тащить из своего знаменитого на всю округу, ломящегося от разносолов, погребка грибы, огурцы и другие квашено-маринованные продукты. А на сей раз родственников ждать ну просто измучились, садиться же за стол без кого-либо из приглашенных считалось неприличным, да и незачем. Слишком многим не терпелось не столько выпить — сколько закусить энергично, с хрустом ожидаемыми вкусностями

Ближе к полуночи эта сладко-соленая парочка предстала перед язвительно-мстительными взглядами очумевших гостей. Припасы они, разумеется, прихватили, что способно было несколько смягчить ситуацию. Кроме того, изрядно впечатлил и внешний вид припозднившихся гостей — разухабисто-запыхавшийся. Прибежали чуть ли не в пижамных шароварах, в скособоченных шапках с торчащими шнурками, а замызганные куртки напоминали видавшие виды фуфайки а-ля дед Щукарь. Перепачканные к тому же какой-то ржавчиной лица добавляли несравненного шарма «гвоздям» новогодней программы.

«Гвозди», несмотря на абсолютную трезвость, изъяснялись столь витиевато, словно приняли на грудь весьма приличную дозу. В процессе общения с этим нагло врущим (как всем казалось) дуэтом некоторые стали понимать: примчавшиеся на праздник замарашки просто измотались до невменяемости! Случилось это в неравном бою с водоснабжением, которое приказало долго жить в их загородном доме — из-за слабого снежного покрова вода в трубах превратилась в лед.

Весь день тридцать первого декабря вместо того, чтобы топить баню и мыться в ней, родственники пытались выжать из крана хоть капельку влаги. Был использован весь, в том числе и самый немыслимый арсенал технических средств. Результат — нулевой. И тогда кто-то уж очень умный из веселой компании возле магазина посоветовал залить в трубы чистого спирта! Ха — легко сказать. Где ж взять-то его вечером 31 декабря в сорока километрах от города?!

Но жизнь полна чудес: пошарив по ближайшим соседям, удалось насобирать граммов триста медицинского. Не хватило. Трубы продолжали «гореть»... синим льдом. Рванули трусцой по деревне в надежде найти хотя бы горилку. Избили кулаки об ворота. Сорвали глотки, крича что есть мочи: «Хозяева отворите, отоприте! С наступающим! Спасите!» Судьба продолжала крутить в бараний рог. Вернее, в козлиный, поскольку именно это коварное животное пару раз вставало в позу «забодаю». Доводилось нарываться и на свирепых собак. Из одного двора еле ноги унесли: шавка так вцепилась, что пришлось братцу прокатить ее на собственной штанине, клок которой достался псу в подарок. Хозяева псины смотрели на попрошаек не лучше: вроде еще не первое января, а тут такая подозрительная настойчивость. И все-таки, кто ищет, да в российской деревеньке... Ну правильно, конечно же, нашли!!! Причем по сходной цене сразу трехлитровую банку. Тут же, не отходя от кассы, испробовали: горит!
К родненькому водопроводу драпали наперегонки, спотыкаясь, падая, роняя шапки, понимали: ждут их трубы, а также люди — к столу. Заливали драгоценную жидкость дрожащими руками, боясь хоть капельку уронить. Марафет наводить было уже некогда — не до пижонства при таких делах. Похватали дары природы и помчались уже галопом то ли на праздник, то ли на эшафот.

Как только закончился бурный рассказ, гости смекнули махоми задались резонным вопросом: а когда трехлитровая заливка растопит лед, то сколько градусов будет иметь та жидкость, которая к утру потечет из крана? Задачку решили на раз-два-три! И заорали хором: теперь всем ясно, к кому наутро вся деревня придет здоровье поправлять! Дураков-то нет, ведь сладкая парочка почти все дворы обстучала. А остальным о заветном кранике самое надежное в мире радио сарафанное сообщит...
Арина ПРИКОЛЕНКО

На одной волне чувств

Сергей Круль, бард, автор-исполнитель, писатель

Больше всего мне запомнилась встреча 1970 года. Нас собралось человек семь-восемь — все молодые, энергичные. А главное, самостоятельные — это был первый Новый год, к которому мы готовились без маминой помощи. В качестве деликатесов на стол были поданы четыре буханки хлеба по 26 копеек и два килограмма макарон. Эти буханки вспоминались потом долго на предмет: доели мы их тогда или нет? А любимым тостом по сию пору для нашей компании является фраза: «За единение душ! Пусть все люди на земле существуют в одном душевном пространстве, на одной волне чувств!»

Праздник в театр приходит тринадцатого января

Самым счастливым и запомнившимся в нашей семье было наступление 1992 года — мы встречали его уже с маленьким сыном Динисламом. Пришлось проявить тогда недюжинную родительскую сноровку: начали бить куранты, когда выяснилось, что ребенка следует помыть и поменять ему штанишки. При этом нужно было умудриться открыть шампанское. Понервничать тогда, конечно пришлось изрядно, но звон бокалов раздался ровно в двенадцать. Все были чистые, красивые и довольные.

Ну а прочие новогодние праздники, связанные с театром и работой, проходили чрезвычайно бурно. Самыми сложными казались детские елки, которые начинались в десять утра первого января. Я, как правило, выступала в роли Снегурочки. Это сейчас с транспортом нет проблем, а тогда добраться с улицы Пушкина до остановки «Горсовет» к русскому драмтеатру в Уфе было весьма проблематично. Плюс холодная погода да практически бессонная ночь позади. Примечательно, что зрительный зал наполнялся преимущественно папами. Мамы доверяли им столь ответственное дело — сопровождать собственных чад на елку — скорее всего лишь для того, чтобы изолировать от праздничного стола и неизбежных возлияний.

Были и другие елки, которые проводились в школах, домах культуры и других организациях. Рекорд: 42 праздника за каникулы. Результат: потеря голоса. Зато приятно было в очередной раз восхититься волшебной силой искусства: хмурые за кулисами лица актеров в одно мгновение озарялись радостью, стоило сказочным персонажам появиться на сцене. Могу с полной ответственностью сказать к тому же: из всех Дедов Морозов самые лучшие в стране — это Анатолий Хаустов и Владимир Абросимов. Великолепный актерский талант, способность к экспромту, темперамент и харизма срабатывали безотказно. Веселье обычно било через край.

Случалось повеселиться и самим артистам. Однажды, например, аккомпаниатор задумался и заиграл не ту мелодию: вместо «в лесу родилась елочка» затянул «в лесу прифронтовом». А мой партнер в роли Деда Мороза вопреки всему спел, как и положено, песенку «в лесу она росла». Да так душевно, что никто не заметил подмены. В другой раз в одной из школ нам в качестве гримерной выделили кабинет домоводства. Там стоял кувшин с водой. Дед Мороз в перерыве влетел в комнату, схватил емкость и очень мощно глотнул из нее. Причем нешуточно — более половины жидкости за один раз. И умчался дальше радовать детей. Вскоре в кабинет вошла преподаватель труда, изумленно взглянула на значительно опустевший кувшин и залепетала нечленораздельно:

— А где? А кто? А зачем? Ведь дети же в этом кувшине марли для глаженья мочили?!

Сначала я сама чуть было не впала в ступор. Затем стала соображать: что делать?! Ведь «напиток» мог непредсказуемым образом сказаться на желудке Деда Мороза.
К тому же человеком он был весьма впечатлительным, щепетильным, особенно в плане гигиены. Размышляла недолго — надо же было подготовиться к тому, что придется меры принимать. Собралась с духом и сказала «страшную» правду. Реакция была мгновенной — Дед Мороз выкатил на меня свои накрашенные огромные глаза и чуть не прибил от возмущения, будто это я полоскала день и ночь злополучные марли в злосчастном кувшине. Партнер метался по кабинету, как раненый зверь, и мучил меня идиотскими вопросами типа: «Сколько человек в этом классе?» или «Сколько раз они мочили свои марли в кувшине»? А я все это время давилась от смеха, опасаясь при этом, что сильно осерчавший Дедушка заметит мое ехидство и приморозит раз и навсегда лукавую Снегурочку. Особенно забавно было наблюдать, как в итоге мой спутник горестно сгорбился под елочкой — свалившаяся беда была явно не по плечу всесильному Деду Морозу.

А вообще-то стоит сказать, что Новый год артисты встречают по старому стилю. Позади остаются утренники, стихают веселые хороводы, и наши мужчины, чисто выбритые, похудевшие от непосильного развлекательного труда, блестя счастливыми глазами искренне радуются жизни. Тогда праздник приходит, наконец, и в наш театр
.
Записала Ирина НИКОЛЕНКО.