Все новости
Наука
23 Мая 2021, 17:15

Никто не знает как, а ты изобрети

Сегодняшние Кулибины действуют на свой страх и риск

Когда-то изобретатели у нас в стране были в большом почете. Есть данные, что в СССР за счет рационализаторских предложений обеспечивалось 30 — 35 процентов общего роста производительности труда, 50 — 60 процентов экономии материальных и сырьевых ресурсов. Созданное в 1958 году Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов (ВОИР) к моменту развала СССР объединяло 118 тысяч ведущих предприятий страны и более 14,5 млн изобретателей.
В сегодняшнее ВОИР входит всего около 100 тысяч новаторов. Неудивительно, ведь нынче запатентовать свое изобретение стоит недешево, а после изобретателям приходится самостоятельно пробивать дорогу своим идеям, чтобы они не лежали мертвым грузом, а приносили реальную пользу и прибыль. Несмотря на это, люди продолжают творить и придумывать новое.

Жизнь среди инноваций

Председатель Башкирского отделения Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов Равиль Ахметшин в среде изобретений и инновационных разработок, своих и чужих, провел практически всю жизнь. Проработав 17 лет в УАИ заместителем заведующего кафедрой прикладной гидромеханики, еще в 80-е годы с группой других преподавателей, кандидатов наук ушел на «вольные хлеба». Долгое время он возглавлял компанию «ТИН», что расшифровывается как «техника, инвестиции, наука». Компания занималась инновациями.
— Туймазинский завод геофизического оборудования и аппаратуры производил армейские грузовики-мастерские для ремонта танковой и авиационной техники, — вспоминает председатель регионального ВОИР. — В 90-е они стали невостребованными — денег покупать их ни у кого не было. И тогда мы придумали, как на линии, выпускающей кузова для этих грузовиков, безо всяких технологических переделок изготавливать уличные киоски. Тогда как раз процветала уличная розничная торговля, и эти киоски оказались очень востребованными, мы помогли изготовить и продать их около трех тысяч штук. За счет этого завод несколько лет тогда продержался.
Довелось ему поработать и в Москве, в ассоциации с заводом имени В. Я. Климова, который и по сей день производит двигатели для самолетов и вертолетов. Там он участвовал в разработке кресла-трансформера, невиданного по тем временам: сиденье могло смещаться во всех направлениях, разворачиваться на 180 градусов и раскладываться в спальное место одним нажатием кнопки. Два самолета Ту-154, оборудованных чудо-креслами, тогда отправились на Кубу, в подарок Фиделю Кастро.
— И все эти годы вокруг меня постоянно собирались ребята, занимающиеся творчеством в области науки, многие из провинции приезжали, — объясняет Равиль Ахметшин. — Каких только идей у них не было — то «вечный двигатель» из дерева смастерят, то колесо какое-то хитрое изобретут! Поэтому в 2007 году мне и предложили возглавить республиканское ВОИР.

Кольцелёт и болотоход

Изобретатели «с улицы» приходят в ВОИР со своими идеями по 2 — 3 человека в неделю. Среди них есть и вчерашние студенты, и зрелые специалисты, и глубокие пенсионеры. Есть у организации и постоянные «клиенты», запатентовавшие с ее помощью уже не одну новинку.
Выпускник авиационного института уфимец Анатолий Жуков увлекается техническим творчеством уже 45 лет. Среди его изобретений — всепроходимый вездеход-болотоход, гравитационный лифт для подъема человека без использования электричества и двигателей, тренажер для вытяжки позвоночника в висе вверх ногами. Разрабатывает он и различные летательные аппараты на основе дельтаплана: кольцелет, дельталет, легкий самолет с эллипсовидным крылом и вертикальным взлетом; работает над заменой лопастей ветряков на парус, что может привести к революции в ветроэнергетике.
Пенсионер Рашит Гильфанов, всю жизнь проработавший в Сибири в области энергетики, придумал, как сохранять избыточную электроэнергию, используя отработанный фонд нефтяных скважин в качестве хранилища.
Другой пенсионер, бывший сотрудник «Норильского никеля» Евгений Малофеев, имеет уже шесть патентов на свои изобретения. У него есть интересная идея, как поддерживать водный баланс в республике с помощью рукотворных котлованов для накопления и хранения воды в горах. Котлованы предлагается создавать с помощью взрывчатки, никаких трудозатрат и экскаваторов не нужно. Эту воду также можно будет использовать при тушении пожаров.
Еще двое пожилых изобретателей, Рамиль Загрутдинов и Юрий Ахметов, смогли решить одну из проблем транспортировки газа. По трубопроводу природный газ поступает к потребителю под большим давлением. Применяемые до этого устройства для понижения давления понижали еще и его температуру, отчего газ частично переходил в жидкую фазу. Изобретатели же придумали, как понижать давление при неизменной температуре, используя вихревые эффекты. Эти устройства они уже испытали в системе «Газпрома».
Из города Октябрьского в ВОИР регулярно приезжает музыкант Волков. Он разработал способ восстановления древних разбитых пианино путем изменений в механике, после ремонта они начинают звучать, как лучшие концертные рояли. Недавно его пригласили показать свое мастерство в Германии.
Вячеслав Кружков, руководитель фирмы «Уфа-механика», тоже имеет множество патентов. Его последние разработки — защитные чехлы от температурного воздействия на кабели распределения электричества внутри самолетов, выдерживающие температуру до 1500 градусов; система кондиционирования воздуха в вертолетах, вес которой в шесть раз меньше стандартной.
Наиль Баширов изобрел отключатели передних колес автомобилей УАЗ, а кроме того, внедрил на своем малом предприятии высокоточное литье и благодаря этому смог сократить количество занятых на производстве работников с 28 до 7 человек.
Артур Галимов, сотрудник «Башнефти», заслуженный изобретатель РБ, придумал замену традиционным нефтекачалкам. Новые — дешевле и долговечнее, они уже проходят испытания.
Сейчас региональное ВОИР готовится подать документы на четверых человек — они получат звание заслуженных изобретателей России.

Пар не уйдёт в свисток

Равиль Ахметшин и сам не лыком шит: у него запатентовано около 50 изобретений. Но любимое детище, в котором воплощено уже немало идей его и соратников, — так называемая паровинтовая машина. Это устройство преобразует энергию давления пара в механическую, которая, в свою очередь, может быть преобразована в электрическую.
— Первую машину мы изготавливали большим коллективом, инициатором был профессор Сергей Березин, — рассказывает председатель ВОИР. — Вот уже много лет мы вместе с соавтором, директором ООО «ВМ-Энергия» Ринатом Гузаировым занимаемся ее усовершенствованием.
Первая их совместная паровинтовая машина (ПВМ) работает на уфимской ТЭЦ-4 с 2007 года, где наработала уже 50 тысяч часов. Для выработки электроэнергии она использует вторичный пар, образующийся при работе основных турбин ТЭЦ, это приводит к снижению затрат.
— Мы изготовили новую ПВМ большей мощности, с учетом опыта эксплуатации предыдущей машины, благодаря новым запатентованным разработкам смогли улучшить ее характеристики, — объяснил Ринат Гузаиров. — Она сейчас устанавливается на уфимской ТЭЦ-3, летом будет запущена в эксплуатацию. В перспективе подобные машины смогут работать и на газе, мы уже готовим документацию на новый патент.
Конечно, воплотить идею в железе куда сложнее, чем на бумаге. Винты для этих двух машин пришлось заказывать в Англии, корпуса и многие детали — на Пензенском компрессорном заводе. Там, кстати, инновацией очень заинтересовались и предлагают сотрудничество по изготовлению еще более мощных ПВМ.
— Пока что работаем за идею и на идею, как и большинство изобретателей, — разводит руками Равиль Ахметшин в ответ на вопрос о коммерческом успехе данного предприятия. — Зарабатывать на этом можно, только если будет серийное производство. Это пока что в перспективе.

Почти как наркотик

Председатель вспоминает: во времена СССР ВОИР получало один процент от прибыли от всех внедренных изобретений. В уфимском авиационном институте коллектив авторов получал около двух тысяч рублей. Нынче же изобретатель, напротив, должен потратить несколько тысяч на экспертизу. Правильно оформить документы, пройти экспертизу и получить патент в Федеральном институте патентной собственности помогут в ВОИР. Но потом автору еще предстоит регулярно делать взносы, чтобы этот патент оставался действующим. Воплощать свою идею в жизнь тоже предстоит на свой страх и риск.
— Почему изобретателей становится меньше? — рассуждает Ахметшин. — Они сейчас меньше защищены юридически, всегда есть опасность, что тебя «кинут», воспользовавшись твоими наработками. Таким образом пострадал мой приятель: он даже выиграл суд против предприятия, укравшего его изобретение, но компенсацию так и не получил — фирма обанкротилась. Еще один момент — большой разрыв между идеей и ее воплощением, многие боятся вкладываться в новшество, которое может быть не востребовано. Это было во все времена. Взять, к примеру, шариковую ручку: это изобретение, сделанное в США, много лет пылилось на полке. Тот, кто в итоге запустил его в массовое производство, заработал кучу денег, но это был уже не сам изобретатель.
Равиль Ахметшин считает, что сегодня настал переломный момент, изобретателями и их идеями наконец-то занялось государство, теперь это дело сможет выйти на новый виток развития. Последнюю пару лет изобретательство в республике ощутимо оживилось, появились новые толковые молодые новаторы. А недавно башкирское отделение посетил председатель Центрального совета ВОИР Антон Ищенко, ознакомился с наработками, заинтересовался и ПВМ, и летательными аппаратами Жукова, оказал реальную помощь.
— Это как наркотик, — признается Равиль Ахметшин. — Если у человека есть изобретательская жилка — он будет творить, придумывать новое, несмотря ни на что. Так что я с оптимизмом смотрю в будущее. Но все же для поддержки изобретательства необходим и административный ресурс.
Читайте нас в