Все новости
Культура
2 Октября , 13:15

«Жизнь человека должна быть нравственное дело»

Фонд, основанный писателем Михаилом Чвановым, стал проводником заповедей семьи Аксаковых

из фондов Аксаковского музея Аксаковское наследие объединяет целые поколения.
Аксаковское наследие объединяет целые поколения.Фото:из фондов Аксаковского музея

Более чем тридцатилетняя деятельность общественного фонда — явление достаточно редкое в нашей жизни. А если учесть, что связано оно с возрождением и популяризацией аксаковского наследия, то становится ясно, как значительна, важна и актуальна эта деятельность в укреплении национального и патриотического сознания. Башкирское (Аксаковское) отделение Международного фонда славянской письменности и культуры было создано в тревожном 1992 году по инициативе русского писателя-патриота Михаила Чванова.

Он и возглавляет этот фонд вот уже тридцать лет. Благодаря его неспокойной, деятельной натуре, искреннему служению аксаковскому делу деятельность фонда очень скоро приобрела масштабность и известность. В характере Михаила Андреевича есть одна очень важная черта — умение зажечь своей верой, своим делом. Строго, по-мужски находит он самые точные слова и пути к сердцам тех, кто, может быть, и далек от литературы, истории, но в ком жив истинный патриотизм.

«Крест мой»

Аксаковская тема — это и сквозная тема литературного творчества писателя Чванова. «Крест мой» — так называлась его небольшая брошюра, изданная в начале 1990-х годов, ставшая своеобразным кодексом и программой его дальнейшей жизни. Здесь обозначились темы его служения «великому семьянину Сергею Тимофеевичу Аксакову» и «печальнику земли русской» Ивану Аксакову. Служения, воплотившегося в реальные дела.

Тогда, в лихие 90-е, горячие призывы Михаила Чванова к возрождению аксаковского родового гнезда, родины защитника всех славян Ивана Аксакова, казались несбыточной мечтой. Страна жила другими заботами. Но уже к первому аксаковскому празднику встал из руин Димитровский храм. На восстановлении храма почти за бесценок трудились бывшие воины-афганцы, и, как писал Чванов, «ребята надеялись этой работой хоть частично искупить свою невольную вину».

Воины возрождали церковь, построенную в XVIII веке воином М. М. Куроедовым. Храм стал своеобразным местом силы, несгибаемости духа и веры неравнодушных людей — от простых жителей до крупных предпринимателей и руководителей предприятий, жертвующих свои личные сбережения на укрепление стен и фундамента, на восстановление купольного свода, на храмовые иконы Спасителя и Табынской Божией Матери.

Вслед за храмом воссоздан в родовом селе усадебный дом, в котором открылся музей семьи Аксаковых, ставший центральным историко-культурным объектом в Белебеевском районе. Сегодня сюда едут туристические группы со всего Поволжья.

Вскоре на территории усадьбы был построен Дом ремесел для творческих занятий с детьми по обучению народным ремеслам и открылся историко-культурный центр «Надеждино».

Зачем нам Аксаковы?

Как писатель Михаил Чванов хорошо понимал великое значение литературы в воспитании личности. Как журналист он был первым, кто начал писать об аксаковских местах в Башкирии. Как патриот он понимал, что для нас сегодня значимо не только творчество писателя С. Т. Аксакова, но и духовный и нравственный потенциал всей его семьи: сыновей Константина, Ивана, Григория, дочери Веры, внучки Ольги.

Еще Андрей Платонов отметил, что «книги Аксакова воспитывают в читателях патриотизм и обнаруживают первоисточник патриотизма — семью… этому чувству Родины и любви к ней, патриотизму, человек первоначально обучается через ощущение матери и отца, то есть в семье…».

О «великом семьянине» С. Т. Аксакове Чванов писал еще в 70-е годы, возвращая в общественное сознание и его творчество, и его семью. Он понимал, что великая русская литература не нуждается в нашем признании или непризнании. Она самодостаточна в высоте духовного поиска и художественного совершенства. Это мы нуждаемся в ней. Это наше отношение и уровень понимания ее есть показатель национального самосознания. Вот и Аксаковы сегодня нам нужны как никогда. И не один только Сергей Тимофеевич с его по-философски глубокой и по-детски наивной и доброй сказкой «Аленький цветочек», с эпической «Семейной хроникой», с учебником семейной жизни и детского воспитания «Детские годы Багрова-внука», с удивительно доступными и увлекательными пособиями по ужению рыбы и ружейной охоте. Более всего сегодня нам нужна семья Аксаковых с ее нравственными устоями и ценностями.

«Духовный хор»

Творчество Сергея Тимофеевича Аксакова до сих пор хранит в себе какую-то загадку. Он вошел в литературу сразу сложившимся писателем (хотя всегда считал себя дилетантом). Его немногие художественные произведения вышли в свет задолго до появления великих русских романов и, по словам литературоведа Вадима Кожинова, уже содержали «семена, или, точнее, завязи всей будущей русской прозы». Особый мир аксаковской прозы с умиротворенным ритмом, эпичностью взгляда, искренностью суждений, выпуклостью положительных и отрицательных образов, представленных без морализаторства, наивностью детского взгляда на мир был хорошо угадан другом и единомышленником аксаковской семьи Алексеем Степановичем Хомяковым, написавшем о нем: «Таинство его творчества в таинстве его души».

И действительно, личность Сергея Тимофеевича была организующим и скрепляющим началом его семьи. И каждый из его сыновей, прославившихся на литературном, общественном или служебном поприще, нес в себе в первую очередь его заряд любви и преданности друг другу и избранному делу. «Быть полезным Государству и своему семейству» учил своих сыновей С. Т. Аксаков. Вот как наставлял он своих сыновей в годы их учебы в Училище правоведения в Петербурге: «Милый друг мой и сын Гриша! ... Помни мои слова: я считаю преступными тех родителей, чьи дети не приносят пользы и чести своему отечеству и человечеству...»; «помни только, что ты должен образовать свой ум познаниями для себя, а не для директора… Кто хочет научиться, тот научится везде — худы или хороши будут его учителя. Мало того, чтобы выучить задание, исполнить приказания — надобно желать образования, искать его везде, не пропустить случая нигде, и тогда успехи будут верны». Характер самого Сергея Тимофеевича отличался своеобразной двойственностью, которую хорошо подметил и описал сын Иван в «Очерке семейного быта»: «Сергей Тимофеевич любил жизнь, любил наслаждения, он был художник в душе и ко всякому наслаждению относился художественно. Страстный актер, страстный охотник, страстный игрок в карты, он был артистом во всех своих увлечениях… но, зная за собой эти слабости, он был смиренного о себе мнения, был чужд гордости к ближнему, напротив, отличался постоянною снисходительностью. Это-то качество и дало ему возможность развить в себе ту теплую объективность, которая составляет такую прелесть «Семейной хроники», которая чуждается всякого преувеличения, резкости, полна любви и благоговения к людям и отводит место каждому явлению, доброму и дурному, в человеческой жизни».

Но таким же духовным центром в семье была жена писателя — Ольга Семеновна, урожденная Заплатина. Дочь суворовского генерала, рано лишившаяся матери, турчанки Игель-Сюмы, она была воспитана в особом духе доблести и геройства.

Как писал о ней сын Иван, «неумолимость долга, целомудренность, … презрение к удовольствиям и забавам, чистосердечие, строгость к себе и ко всякой человеческой слабости, при этом пылкость и живость души, стремление ко всему возвышенному, отсутствие всякой пошлости, всякой претензии — вот отличительные свойства этой замечательной женщины (...) При этом она вся принадлежала русскому быту. Русские обычаи, особенно церковные, русская кухня, русская природа — все это было ей родное». Натура Ольги Семеновны казалась прямо противоположной Сергею Тимофеевичу, но это ни в коем случае не вызывало ни скандалов, ни непонимания в семье. Наоборот, свобода взглядов, снисходительность одного дополняла «неумолимость долга» и аскетизм другого. Как когда-то в детстве юный Сережа Аксаков на примере разности характеров родителей (тихой природной созерцательности отца и тонкой, нервной душевной организации матери), на их примере взаимоуважения к природным качествам друг друга научился совмещать эти антагонизмы в своей душе, покрывая их благоволением и любовью. Не в этом ли истинные истоки национального характера всей прозы Аксакова?

И дети Аксаковых каждый по-своему прославили и продолжили семейный «духовный хор», как называл особый мир аксаковский семьи Н. В. Гоголь.

Говорить, что чувствуешь

Старший сын Аксаковых Константин окончил словесный факультет Московского университета. С детских лет под влиянием матери увлекался чтением героической литературы, древних памятников и летописей. Для своих младших братьев и сестер устроил даже специальный праздник русского витязя Вячки. В зрелые годы сочинял исторические драмы (на сцене Малого театра было поставлена драма «Освобождение Москвы в 1612 году» и сразу же запрещена), писал филологические труды по истории русского языка. Но более его трудов на современников оказывала воздействие сама личность Константина — «свирепого агнца», как прозвал его А. Хомяков. Чистота его нравственного облика, неизбывная любовь к русскому народу, русской истории, вера в создание общества на общинных началах (понимаемых Аксаковым как «союз людей, отказывающихся от своего эгоизма», основанный на «нравственном законе»), честность и польза в основе всякого дела — вот что особенно нам необходимо из его наследия. Многие статьи Константина Аксакова, написанные более полувека назад, и сегодня звучат злободневно. «Исчезла искренность, и ложь, как ржавчина, проникла душу, — писал К. Аксаков в статье «О современном человеке». — Очень просто, кажется, говорить, что чувствуешь, и чувствовать, что говоришь. Но эта простота составляет величайшее затруднение современного человека. Для этой простоты необходима цельность души, внутренняя правда, а современный человек сам не может отвечать себе, что он чувствует и чувствует ли он. Самолюбие подъело в нем всякую правду движения… И нет в человеке искренности, и ложь овладела его существом, тонкая, хитрая, внутренняя, неприметная ложь, раздвояющая всю его душу в самой глубине ее…»

«Колокол призывный»

Средний сын писателя Аксакова — Иван Сергеевич — имел огромное влияние на русское общество второй трети XIX века. Еще обучаясь в Училище правоведения, которое готовило чиновников для высшей администрации, он писал родителям в Москву: «Мне хотелось бы каждый день быть полезным членом общества, и полезным не в одном своем околотке». Молодого чиновника, работающего по 16 часов в сутки, безукоризненной честности, посылали на самые трудные участки — ревизовать рыбные промыслы в Астрахани, исследовать религиозную секту бегунов. Отчеты и донесения Ивана Аксакова отличались не только правдивостью, но и красотой художественного изложения. Так, за отчет о малороссийских ярмарках он был удостоен Константиновской медали Русского географического общества. В эти годы он увлекается поэзией; заслуживают внимания его сатирическая мистерия «Жизнь чиновника» и лирическая поэма «Бродяга». О его стихах Николай Некрасов писал, что «давно не слышалось в русской литературе такого благородного, строгого и сильного голоса». И хотя сам Иван Сергеевич к своей поэзии относился несерьезно, но, когда встал вопрос о выборе между творчеством и службой, он выбрал творчество, правда, не поэтическое, а журнальное. Приносить пользу делом — вот к чему всегда стремилась его ищущая, неспокойная душа. Потребность действовать заставила его в годы Крымской войны записаться в ополчение и в составе Серпуховской дружины в должности интенданта пройти путь от Москвы до Одессы. Его отчет о расходовании государственных средств не был подписан командующим дружиной, так как имел наглядный обличительный характер. Не только словом, но и делом приносил Иван Аксаков реальную пользу славянским народам в их борьбе за независимость. Эта активная деятельность принесла ему европейскую известность. Средства, собираемые Московским славянским благотворительным комитетом, руководителем которого в 1870-е годы был Иван Сергеевич, шли на вооружение болгарского ополчения, бойцы которого не случайно называли себя «детьми Аксакова», он помогал русским добровольцам переправиться в Болгарию. Его жена Анна Федоровна (урожденная Тютчева) писала: «Я горжусь тем безграничным доверием, с каким вся Россия шлет в его руки помощь, предназначенную для славянского дела». Благодарные народы Болгарии свято чтут память об Иване Аксакове. Его именем названа центральная улица в Софии, под Варной находится селение Аксакова, более ста лет там существует гимназия имени И. С. Аксакова. Публицистику Ивана Аксакова не случайно называли «колоколом призывным», свое мнение он выражал открыто, ярко и публично, и его не смущало, что он идет один против всех, против правительственных решений. Так, громко прозвучал его протестующий голос, осуждающий пересмотр результатов победоносной Русско-турецкой войны на Берлинском конгрессе. Его речь распространялась в списках, а сам он был выслан из Москвы и вернулся только через два года. Современники писали о нем: «Он принадлежал к тем редким не только между русскими, но и европейцами великим людям, к чьим словам и речам прислушивалась в последнее время вся политическая и образованная Европа». Во второй половине ХIХ века в России про человека порядочного говорили: «Чес-тен, как Иван Аксаков!» Могила Ивана Аксакова находится в самом святом и дорогом для всякого русского человека месте — Троице-Сергиевой лавре. Хоронить его собралась стотысячная толпа, некрологи на его смерть были изданы отдельной книгой.

Публицистика Ивана Аксакова сегодня активно издается, и по одним только заголовкам можно составить представление о направленности его творчества: «В чем сила России?», «У России одна единственная столица», «Отчего так нелегко живется в России», «О державности и вере», или статья с говорящим названием «Об отсутствии духовного содержания в американской народности».

Во главе трёх губерний

Еще один славный представитель семьи Аксаковых, проявивший себя не на творческой стезе, а на государственной службе, — это Григорий Сергеевич, который служил гражданским губернатором в трех российских губерниях. «Одним из лучших губернаторов российских» называли его современники. «Благодушный человек, он старался в своей административной деятельности руководствоваться «законом» и требовал того же от своих подчиненных», — отзывался о нем народник А. Иванчин-Писарев. В самое сложное историческое время стал Григорий Сергеевич гражданским губернатором огромной Оренбургской губернии. На его плечи легла непростая работа по урегулированию всех вопросов, связанных с отменой крепостного права. Благодаря его верности закону и искреннему вниманию к нуждам крестьян ввод в действие Уставных грамот, регулирующих взаимоотношения помещиков и крестьян на переходный период, прошел в губернии успешно и без особых волнений. В своей государственной деятельности он неизменно руководствовался принципами справедливости, особое внимание уделял социальным вопросам, культуре и образованию. Одним из первых губернаторов открывал школы сельских учительниц, акушерок, руководствуясь принципом, что «если женщина как мать прекрасно воспитывает ребенка в семье, то она способна на это и в обществе».

Григорий Сергеевич был первым Уфимским гражданским губернатором, так как при нем и по его неоднократному ходатайству Оренбургская губерния была разделена. Он сумел за короткий срок заложить в Уфимской губернии крепкие основы административной, судебной, финансовой, строительной и культурной деятельности. Будучи самарским губернатором, Григорий Сергеевич много сделал для просвещения и здравоохранения в крае. Три срока подряд он избирался предводителем самарского дворянства, в годы голода в Поволжье организовал сбор средств и лично помогал нуждающимся продуктами, зерном и деньгами.

Во всём — простота

Каждый член аксаковской семьи жил по заповеди, высказанной Константином Сергеевичем, — «Жизнь человека должна быть нравственное дело». В семейном служении воплощала этот постулат одна из старших дочерей писателя Аксакова — Вера Сергеевна. Верная помощница отца, надежная опора для матери в хозяйских заботах, вдумчивая подруга и советчица старшим братьям, заботливая воспитательница младших сестер и при этом интересная собеседница, прекрасная рисовальщица, автор знаменитого «Дневника» и воспоминаний о Гоголе, она жила напряженной духовной жизнью, которую можно проследить как в ее дневнике, так и в переписке. Итогом духовных исканий станет чувство глубокого смирения перед жизнью, осознание жизни «как великого подвига». Именно Вера в «Дневнике» даст характеристику семейного уклада Аксаковых: «Большею частью люди, самые жаркие поклонники нашей семьи, или ее идеализируют до неестественности и даже до смешного, или доводят до такой крайности и до уродливости строгость нашего нравственного взгляда, или превозносят до такой степени наше общее образование, ученость даже… Словом, делают из нашей простой жизни (которая слагается сама собой…) что-то натянутое… Неужели так трудно понять простоту нашей жизни!.. Мы живем так, потому что нам так живется, потому что иначе мы не можем жить, у нас нет ничего заранее придуманного, никакого плана, заранее рассчитанного, мы не рисуемся сами перед собой в нашей жизни, которая полна истинных, действительных страданий, лишений всякого рода и многих душевных невидимых огорчений… Всякий добрый человек найдет в нас сочувствие искреннее, и участие добрых людей нам дорого; но мы не нуждаемся в том пустом участии, которое больше похоже на любопытство, и особенно неприятны эти толки о нас от нечего делать… Нам не нужно этой известности…»

По заветам Аксаковых

Жить так, как исповедуешь, когда слова не расходятся с делом, мужественно и свято — вот главный завет аксаковской семьи. Исполнить его, оказывается, совсем не легко. Сможет ли каждый из нас оправдать себя перед грозным судом Ивана Аксакова: «Много может личная воля человека; много блага дается совершить всякому хотящему блага! …Кто из нас вправе себе сказать, что он восполнил весь круг доступной для него деятельности на пользу людям, что он истощил все усилия, испытал все средства..? Кто решится объявить по совести, что во всех неудачах, постигших его благие намерения, виноваты одни внешние обстоятельства, а с его стороны не было и нет ни малейшей вины и от него ничего не зависело и не зависит? Можем ли мы вообще слагать вину с себя на внешние обстоятельства — во всех печальных явлениях нашей общественной жизни и умывая руки признавать себя к ним непричастными и за них неответственными?..» Кто из нас не подпишется под словами Веры Аксаковой: «Жить по вечным законам нравственности и истины — вот настоящая цель, которая одна только … укрепляет и дает … истинный смысл жизни»? Сама жизнь требует от нас этого ответа. И, как писал публицист Дмитрий Шеваров, «когда вдоволь наевшись пошлостей, мы вспомним, что человек создан по образу и подобию не скотскому, а Божьему, мы не сможем обойтись без Аксакова… И, как бы ни морщились некоторые особо «успешные» граждане от слов «идеал», «благочестие», как бы ни потешались над целомудрием, нам придется дорожить этими понятиями. Чтобы элементарно уцелеть как народу».

Полвека назад молодой журналист Михаил Чванов осознал эти истины сердцем и посвятил свою жизнь служению аксаковскому делу. За тридцать лет существования Аксаковского фонда не только историко-культурный центр «Надеждино», Димитровский храм и музей семьи Аксаковых несут аксаковский свет людям. В республике сформировалось настоящее аксаковское движение: пишутся научные статьи, проводятся конференции, издаются научные сборники, студенты и учащиеся среднего звена представляют творческие работы и проекты на ежегодную аксаковскую премию горсовета, создаются спектакли, открываются новые музейные экспозиции, и, наконец, впервые издается уникальное эпистолярное наследие семьи Аксаковых. Деятельность Аксаковского фонда стала примером для других регионов Поволжья, где также сохраняются и возрождаются аксаковские места, — это Самарская область, Оренбургская, Ульяновская, Республика Татарстан. Вместе они образуют своеобразное Золотое кольцо аксаковского Поволжья. Именно так называется литературный путеводитель по аксаковским местам, изданный на средства фонда и выдержавший уже три издания.

И не будет преувеличением сказать, что не только у истоков этого движения, но и двигателем его является Михаил Андреевич Чванов. Именно ему удается воплощать аксаковские заветы по-аксаковски — словом и делом!

Автор:Татьяна ЗАМЯТИНА
Читайте нас в