Все новости
Культура
8 Октября , 11:15

Дома — это тоже горожане

Уфа уходящая в акварелях Эдуарда Ханнанова

Дома — это тоже горожане

Слабеющее солнце, шорох опавшей листвы под ногами — у выставки «Аксаковская Уфа», развернувшейся в мемориальном Доме-музее Аксакова в Уфе, настроение — осень. От акварелей Эдуарда Ханнанова веет светлой грустью: со стен смотрит исчезающая Уфа.

Не найдя с тобой связи астральной,
И швырнув на пол томик Есенина,
В черных думах дойду до Центральной
В прошлом, в нынешнем — улицы Ленина.
Вся такая реально конкретная,
Доконать ты легко можешь всякого.
И шуршит под ногами Каретная
В пыльном прошлом, а ныне — Аксакова.
И скривив рот улыбкою нищенской,
Весь в трагедии оптимистической,
Спотыкаясь, бреду по Кладбищенской
В прошлом, в нынешнем — Коммунистической.
Нет Арбата у нас и нет Невского.
Как развеять тоску мне горемную?
Стороной обхожу Достоевского
В настоящем, а в прошлом — Тюремную.

Любовь к своему городу — главная идея выставки Эдуарда Ханнанова и стихотворения уфимского поэта Дмитрия Колпакова, которое он прочел на открытии экспозиции. В музее Аксакова рассказали, что многие художники хотят выставляться в этих старинных стенах, но возможность предоставляется лишь тем, чье творчество созвучно духу Дома-музея Аксакова, теме любви к родному краю. Так случилось с работами Ханнанова. По мнению художника, старая архитектура — это генетический код города, его индивидуальность. И если ее уничтожить, оставив одни высотные коробки, Уфа превратится в безликий мегаполис, каких много.

— Естественно, мы не сможем сохранить все, но хотелось бы сохранить как можно больше, — говорит художник. — Я сам черниковский, но учился в центре, в училище искусств. Нас было пятеро друзей, и мы после занятий шли пешком по улицам Октябрьской Революции и Цюрупы до Центрального рынка. Нам очень нравился этот район. Сейчас, когда я попадаю на улицу Цюрупы, я уже не чувствую духа старой Уфы, все выглядит так же, как если бы я находился в Деме или Инорсе. Старая Уфа становится сжатой, маленькой.

Ханнанов почти 25 лет проработал дизайнером в рекламном бизнесе. Вновь стал писать картины два года назад.

— Вообще, идея подобного проекта зародилась лет 30 назад, когда мне подарили книгу художника Евгения Куманькова. В ней были работы, на которых он изображал старую Москву. Они меня очень тронули, и я подумал, что придет время, и я напишу Уфу. Долгие годы эта идея была моим маяком, — рассказал художник. А когда два года назад рекламная компания заказала ему акварели для календаря о Санкт-Петербурге, это дало необходимый импульс.

Попробовав разные техники, художник пришел к акварели. На первую же работу, выложенную в интернете, пошли отклики. Потом Ханнанов стал играть с подписчиками, выкладывая работу без названия и предлагая угадать, что это за здание.

Стали откликаться люди из других городов, которые жили когда-то в Уфе. Кого-то интересовало, «жив» ли еще тот или иной дом, и художник, бывало, ехал на поиски по адресам и отсылал фотографии своих находок — люди радовались.

Акварель — техника кропотливая, но она позволяет передать легкость и воздушность. И теперь даже те, кто никогда не был в Уфе, видят наш город восхищенными глазами художника и покупают акварели через интернет. Сейчас в Доме-музее Аксакова выставлено 15 работ. В октябре планируется показать еще 20 в музее истории города.

В теплой атмосфере Аксаковского дома Эдуард Ханнанов рассказал о своей сестре-близняшке Эльвире Хабибуллиной, которая помогла ему стать художником:

— Рисовать я начал с трех лет. А в 10 лет мама сказала, что мне надо поступать в художественную школу. Мы всегда были с Эльвирой неразлучны, учились в одной школе, сидели за одной партой. И я заявил, что либо Эльвира тоже идет в художественную школу, либо я в нее не иду. Сестра не рисовала и с детства мечтала стать врачом, но ради меня она согласилась. Пришлось ей четыре года оту­читься, и уже после окончания школы мы пошли в разных направлениях.

«Знаете, а ведь дома — тоже горожане, они просто живут дольше, чем люди», — заметил гость выставки, председатель Союза писателей РФ Николай Иванов.

Может быть, поэтому на картинах Ханнанова и нет людей... «Не случайно, что мы не видим здесь людей, потому что акварели — это то, с чем Уфа приходит к каждому из нас, это облик Уфы — такой прекрасной и простой», — считает краевед Ирина Ентальцева.

— Мне очень приятно, что у Эдуарда такое нежное отношение к миру, к этой старине, и действительно, как хорошо, что в работах нет людей, потому что эти дома вне времени, — говорит Джалиль Сулейманов, заместитель председателя Союза художников РБ. — Вот к этому дому на углу улиц Новомостовой и Октябрьской Революции я отправляю своих студентов-художников, потому что это живопись, с которой надо начинать. Пока у нас есть этот старый город, который мы теряем, хоть караул кричи. Но, к сожалению, это так.

Старая архитектура — это генетический код города, его индивидуальность. И если ее уничтожить, оставив одни высотные коробки, Уфа превратится в безликий мегаполис, каких много.

Дома — это тоже горожане
Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА