Все новости
Колумнисты
16 Января 2019, 21:48

Мы в долгу перед ними

Почему в Уфе мало памятников прославившим её знаменитым гражданам?

В сентябре нынешнего года возле депо «Дема» торжественно открыли памятник машинисту. Анонимному труженику стальных магистралей. Наверное, он будет вызывать у прохожих какие-то положительные эмоции, связанные с этой профессией.
Но разве не лучше было бы, если бы на постамент взошел реальный человек, отдавший жизнь служению железной дороге? Например, Федор Креков, легендарный машинист, в годы войны водивший под огнем врага бронепоезд, а в 1959 году за мирные подвиги награжденный орденом Ленина и золотой звездой Героя Социалистического Труда. В феврале следующего года ему исполнится 100 лет. А ушел Креков от нас совсем недавно – в 2007 году. Только в 70 с лишним лет в 1990 году он оставил кабину электровоза, отдав железной дороге 53 года жизни. Разве его образ не круче бы славил всех машинистов Башкирии, его пример не сильнее бы воздействовал на умы молодого поколения и не только? Нет, воткнули какого-то железного безымянного болванчика.

В последние годы засорение улиц и парков Уфы какой-то скульптурной лепней, которая выдается за творчество и украшение городского ландшафта, стало повальным. Появились фигуры дворника и лошади, пчелы, детей и их родителей, красавиц из легенд, абстрактных образов… А вот реальных людей, своим трудом и творчеством обогативших нашу жизнь, прославивших свой народ, любимый край, в камне встретишь редко.

Поправьте меня, но за последние десять лет появилась лишь величественная композиция народному поэту Мустаю Кариму да памятники композитору, народному артисту СССР З. Исмагилову, народному артисту СССР А. Мубарякову, писательнице З. Биишевой. До этого, еще при советской власти, в парке Победы в граните возродились Герои Советского Союза Александр Матросов и Миннигали Губайдуллин. Правда, при этом на свалку пытались отправить послевоенный памятник Матросову, который общественности чудом удалось сохранить.

Сейчас в сетях вовсю обсуждают, в честь кого бы назвать уфимский аэропорт. На слуху Мустай Карим, Юрий Шевчук, Земфира, Рудольф Нуреев…

Конечно, сколько людей, столько и мнений… Тем более молодежь, которая активна в сетях, мало знает историю и культуру.

Весьма скромно выглядит, например, бюст дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева. Вся Европа знает «черного генерала» Баяна Мурзина, Героя Чехословакии, за голову которого Гитлер обещал миллион рейхсмарок.

Мало кто из современников знает, а может и слышал о великой балетной приме, всю жизнь отдавшей нашему театру оперы и балета, воспитавшей не одно поколение танцовщиков, народной артистке СССР Зайтуне Насретдиновой. Она и ее муж, танцовщик и балетмейстер Халяф Сафиуллин, заслуженный деятель искусств РСФСР, в далеком 1955-м в Дни декады башкирской культуры и искусства покорили Москву, блистательно сыграв главные партии в жемчужине репертуара башкирского театра, первом национальном балете «Журавлиная песнь». К сожалению, Сафиуллин рано умер, а Насретдинова получила за свою долгую жизнь настоящее международное признание, став обладательницей ряда престижных званий и премий. Но в честь нее не названа улица, ее образ в камне не украшает улицы и площади столицы Башкирии. В прошлом году, правда, выделили 300 тысяч рублей на установку надгробного камня. Но разве такого поклонения она достойна?

В декабре 2018 года исполняется 80 лет Башкирскому театру оперы и балета. Конечно, это нереально, прежде всего по времени, но я вижу, как в предновогодние дни на пустующей ныне площадке перед театром открывают скульптурную композицию. Юноша и девушка в национальных костюмах с лицами Насретдиновой и Сафиуллина замерли, исполняя фигуру из легендарного балета «Журавлиная песнь». Рядом с ними еще одна фигура, не менее легендарная и знаковая для культуры Башкортостана — Файзи Гаскарова. Человека, придумавшего этот балет, написавшего к нему либретто, поставившего как балетмейстер все обрядовые башкирские танцы. Насретдинова, Сафиуллин, знаменитые Леонора Куватова, Шамиль Терегулов считали его отцом башкирского балета, а себя его детьми. По инициативе Гаскарова в далекие 30-е годы была создана группа для учащихся-башкир в Ленинградском хореографическом училище, ныне академии имени Вагановой в Петербурге. Она на долгие годы стала основным поставщиком творческих кадров для башкирского балета. В самом начале два года ею руководил Файзи Адгамович, бывший беспризорник, первым из башкир получивший образование в техникуме при Большом театре СССР и танцевавший в ансамбле у самого Игоря Моисеева. Уже этого достаточно, чтобы увековечить его имя в камне. Именем первого в РБ заслуженного деятеля искусств РСФСР, первого лауреата премии имени Салавата Юлаева Файзи Гаскарова назван Башкирский ансамбль танца и улочка на окраине Уфы. На его могиле стоит скромный обелиск. А ведь больше всего он прославил Башкирию на весь мир, создав легендарный Башкирский ансамбль народного танца, который и сегодня, спустя 80 лет, радует жителей Башкирии и других стран неувядаемыми гаскаровскими танцами.

Наверное, пора осознать важность монументального воспитания и башкирским чиновникам и сформировать республиканскую программу увековечения наших знаменитых соотечественников.