Все новости
Экономика
14 Июня 2012, 04:37

Нефтепровод Ишимбаево — Уфа. Всенародная стройка

Эйфория первых лет, вызванная открытием нефти в Ишимбаево в 1932 году, вскоре стала угасать

Трубу укладывали вручную, очень бережно.
Очень слабая инфраструктура, а лучше сказать, ее отсутствие сдерживало бурение и добычу. Не было ни шоссейной, ни железной дорог, мощности строящегося Ишимбайского НПЗ не были рассчитаны на переработку таких объемов, да и строительство его началось поздно, не было трубопровода для перекачки на НПЗ страны, не было электроэнергии, катастрофически не хватало резервуаров для хранения.
Это приводило к большим потерям нефти, природе наносился вред, часть нефти попадала в Белую. Кроме того, надо было уберечь от отравления сероводородным газом рабочих, население, крупный рогатый скот и лошадей.

Такая ситуация скорее всего стала результатом скептической оценки месторождения: открытия ждали, на него надеялись, но было много и таких, кто не верил в наличие промышленных запасов нефти в этом районе. Поэтому с учетом горького опыта освоения месторождения в Верхне-Чусовских Городках, где нефть быстро иссякла, проявлялась на первых порах некоторая осторожность при принятии решений по развитию инфраструктуры Ишимбаево, особенно в области переработки и транспортировки нефти.

На добычу практически накладывала лимит пропускная способность железной дороги Уфа — Ишимбаево.

В результате в 1935 году при наличии 30 нефтяных скважин фактически эксплуатировалось пять-шесть. В 1936 году из 75 пробуренных скважин эксплуатировалось лишь 25 фонтанирующих. Часть скважин простаивала из-за отсутствия компрессоров, арматуры и труб. Неудивительно, что ишимбайские нефтяники добыли нефти в 1937 году на 10 тысяч тонн меньше, чем в предыдущем. Поэтому скептики предлагали не наращивать буровые работы по поиску новых месторождений, пока не будут в полной мере решены проблемы транспортировки и переработки высокосернистой ишимбайской нефти.

Руководители республики не раз с тревогой предупреждали Москву, что из-за опоздания в строительстве нефтеперегонной базы уже в 1936 году будет значительный разрыв между добычей и переработкой башкирской нефти. Этот разрыв в 1937 году может стать еще более острым, так как уфимский крекинг-завод строится только на 500 тыс. тонн нефти, в то время как в 1937 году ему нужно будет переработать миллион тонн. Этот просчет признал в марте 1939 года нарком топливной промышленности Л. Каганович: «Мы, например, опоздали с уфимским заводом, и этим мы задержали добычу ишимбаевской нефти». Поэтому жизнь настоятельно требовала строительства нефтепровода. Стало ясно, что ишимбаевской нефтью нужно заниматься самым серьезным образом, что нужно срочно создавать новый промышленный центр с развитой инфраструктурой для транспортировки и переработки нефти.

Чтобы обеспечить бесперебойное снабжение сырьем Уфимского НПЗ, «Главнефть» страны в начале 1936 года признает необходимость прокладки самого северного по тем временам нефтепровода Ишимбаево — Уфа.

Работа была поручена Восточной конторе треста «Нефтепроводскладстрой», которую укрепили строителями и эксплуатационниками действующих нефтепроводов Грозный — Туапсе, Гурьев — Орск и Баку — Батуми. Первым на стройку в Башкирию прибыл начальник участка И. Сербин, чуть позже техник-строитель Д. Ковалев, механик по перекачке Н. Носов. При «Башнефти» были открыты курсы по подготовке нефтепроводчиков из местных кадров.

Сооружение нефтепровода было объявлено всенародной стройкой. К концу 1936 года численность персонала Восточной конторы в Башкирии уже превысила 400 человек. Люди приезжали целыми семьями. Из них впоследствии выросли династии нефтепроводчиков Новиковых, Хамидуллиных, Урмановых и другие.

К началу мая 1936 года закончили межевание и разбивку трассы нефтепровода, вырыли более 100 километров траншей от Ишимбаево до Ахмерово и от Уфы до Камышлов. Трубы большей частью были развезены по трассе и уложены в нитку на протяжении 21 километра. 28 мая монтажники приступили к сварке труб.

По трассе протягивалась первая в Башкирии линия селекторной связи.

Строителям пришлось преодолеть немало трудностей: отсутствовала землеройная и специальная техника, работали зимой при очень низких температурах, было плохое снабжение трубами, лесом и другими материалами. Строительство велось без проектов и сметы. Большие проблемы возникали и с обеспечением работников жильем. В июле 1936 года Башкирский обком партии обратился в наркомат тяжелой промышленности СССР с просьбой ускорить решение вышеназванных проблем и укомплектовать стройку инженерно-техническими работниками. Одновременно были даны указания руководству Аургазинского, Бузовьязовского, Стерлитамакского и Уфимского районов по вербовке рабочих на стройку.

Участник того строительства ветеран нефтепроводного транспорта Д. Ковалев вспоминал позже: «Работы шли в очень трудных условиях. По сегодняшним масштабам, техники вообще не было. Два эксикатора, находившихся на трассе, больше ремонтировались, чем работали, да несколько трубовозов «Урал-ЗИС». Этим наше обеспечение в смысле техники, пожалуй, и ограничивалось. Нельзя не вспомнить с глубокой благодарностью колхозников, жителей сел, возле которых проходила трасса. Ударно работая на копке траншей, они помогали нам всем, чем могли. Кормили и поили. Предоставляли жилье, колхозные лошади находились на вывозке труб».

Летом 1937 года начались предпусковые операции. Опрессовка трубопровода показала его надежность.

И вот победа! Газета «Красная Башкирия» в ноябре 1937 года писала: «Коллектив рабочих и служащих Восточной конторы «Нефтепроводскладстроя» закончил строительство нефтепровода Ишимбай — Уфа, с 3 ноября начата закачка. К 9 ноября уже закачано 9 тыс. 100 тонн ишимбайской нефти. Нефть подошла к воротам Уфимского крекинг-завода».

Параллельно с нефтепроводом строилась нефтеперекачивающая станция с четырьмя насосами.
Нефтепровод Ишимбай — Уфа диаметром 302 миллиметра и протяженностью 168 километров, который прошел по дну 11 рек и в нескольких местах пересек железную дорогу, стоимостью 14,8 млн рублей 14 ноября 1937 года вошел в строй.

Сразу же после ввода нефтепровод был объединен в единое предприятие с Ишимбайской товарно-транспортной конторой. Первым начальником его стал А. Шестаков, а начальником цеха нефтепровода — Д. Ковалев. Они отдали много сил и энергии развитию нефтепроводного транспорта страны и республики.

Нужно признать огромную роль нефтепровода в снабжении сырьем Уфимского НПЗ в годы Великой Отечественной войны.

В семидесятые годы прошлого века он стал использоваться для перекачки светлых нефтепродуктов, выработанных Ишимбайским НПЗ и Салаватским нефтехимическим комбинатом.

Первый нефтепровод стал толчком для создания мощной трубопроводной отрасли в Башкирии, которая по праву становится одним из самых крупных центров трубопроводного строительства в стране. Большинство нефтепроводов, газопроводов и продуктопроводов в СССР было построено силами строителей трестов «Востокнефтепроводстрой» и «Нефтепроводмонтаж». Специалисты, подготовленные здесь и обогащенные уникальным опытом, разъехались по всей стране.