Все новости
Право
20 Декабря 2022, 13:15

Денацификация Украины: без срока давности

В борьбе с бандеровцами активное участие принимали и башкирские чекисты

предоставлено автором Участники одной из спецопераций, конец 1940-х годов.
Участники одной из спецопераций, конец 1940-х годов.Фото:предоставлено автором

Вторая мировая война оставила на западных окраинах нашей страны многочисленные очаги националистического бандподполья.

Наиболее ожесточенно и долго восстановлению советской власти сопротивлялись на Украине.

Второй фронт в собственном тылу

К освобождению западных областей Украины Красная армия приступила в начале 1944 года. В то время на территории республики активно действовали многочисленные очаги националистического подполья, в том числе Организация украинских националистов (ОУН) и Украинская повстанческая армия (УПА). По некоторым данным, ряды этих структур за весь период борьбы с ними насчитывали от 400 до 700 тысяч подпольщиков и боевиков. Огромное влияние на местное население оказывала дезинформирующая пропагандистская деятельность OУH-УПA — листовки, газеты, брошюры, а лозунги и призывы националистов можно было увидеть прямо на заборах и стенах домов.

Статистика свидетельствует, что только с февраля 1944-го до конца 1945 года националисты и боевики Западной Украины осуществили около семи тысяч вооруженных нападений и диверсий. Это почти половина всех подобных акций, проведенных в тылах Красной армии за тот период.

Согласно справке КГБ Украинской CCP 1973 года, за девять лет, с 1944 по 1953 год, OУH и УПA совершили 4904 террористических акта, 195 диверсий, 457 нападений на истребительные батальоны из сельского актива, 645 нападений на колхозы, органы власти и заведения социально-культурной сферы, 359 вооруженных «экспроприаций». В то время, когда Красная армия приступила к освобождению Европы и вела самые интенсивные и кровопролитные бои с врагом, у нее в тылу националисты-бандеровцы фактически открыли второй фронт.

Война кончилась, вернувшиеся по домам фронтовики взялись налаживать нормальную жизнь, восстанавливать разрушенные города и села. Тем временем бандформирования на Западной Украине продолжали кровавую деятельность против своего народа. Понимая всю серьезность ситуации, руководство страны мобилизовало в западные регионы Украины все силовые и идеологические органы. Ведущая роль при этом отводилась структурам НКВД-НКГБ (впоследствии МВД и МГБ), однако для борьбы с бандеровцами нередко привлекались и регулярные части РККА, особенно на начальном этапе.

Армия УПА, с которой пришлось столкнуться сотрудникам органов безопасности, была создана по образу и подобию регулярных вооруженных сил. Организационная иерархия, жесткая дисциплина, шкала воинских званий, попытки создать устав и ввести единую форму — все это работало на повышение боеспособности националистов. УПA имела сеть школ для подготовки офицерского и младшего командирского состава, госпиталей, оружейных мастерских, складов.

Личный состав УПА осознанно разделял идеи украинского национализма. Свыше половины бойцов составляла молодежь из окрестных сел и деревень, которая превосходно ориентировалась на местности и знала живущих там людей. Многие из них имели боевые навыки, приобретенные в различных формированиях гитлеровской Германии. Однако были у УПA и очевидные слабые места — недостаток современного вооружения и боеприпасов.

Еще в сентябре 1943 года так называемый третий «Великий Збір» украинских националистов поставил перед OУH целый ряд задач, объявив конечной целью создание Украинской соборной самостийной державы. Шагами на пути к этой цели должны были стать подготовка бойцов для вооруженного наступления в тылу Красной армии, диверсионно-террористические акты на территории СССР, уничтожение офицеров, партийного и советского актива, поджоги и взрывы на воинских складах и железнодорожных путях, внедрение ауновцев в части Красной армии для диверсионной и террористической работы, вербовка молодежи, агитация против советской власти.

Группа УПA состояла из трех-четырех куреней (батальонов) численностью до 300 человек каждый. В курень входило по три сотни (роты) численностью 70 — 80 человек, ему придавались взвод тяжелых пулеметов, взвод противотанковых пушек, взвод снабжения, санитарное отделение, отделение полевой жандармерии, взвод разведки.

Основу УПA составляли бывшие легионеры расформированных спецбатальонов «Нахтигаль» и «Роланд», шуцманшафт-батальон 201, украинские полицаи и предатели, дезертировавшие из Красной армии.

Провокация боем

Когда советская власть на Украине была восстановлена, УПА стала действовать против военнослужащих Красной армии, правоохранительных органов и служб безопасности, советских и партийных работников. Бандеровцы устраивали диверсии, убивали колхозных активистов, представителей интеллигенции, приехавших «с востока», местных жителей, заподозренных в лояльности к советской власти. Понятия «уповцы» и «бандеровцы» быстро стали символизировать агрессивный национализм.

Бороться с бандитами силами крупных войсковых частей оказалось малоэффективно. Поняв это, руководство НКВД-НКГБ пришло к выводу, что справиться с ними можно, только разорвав связь с местным населением и разгромив крупные отряды УПА. Однако в 1944 году в решении этих задач чекисты оказались не на высоте. Поначалу «синие фуражки» только и могли, что прочесывать села, вызывая у местных жителей озлобление и недовольство советской властью.

Годом «больших облав» на Западной Украине стал 1945 год. К этому времени даже в беспокойных районах начали крепнуть органы советской и партийной администрации, комплектовалась местная милиция, из числа партийного и комсомольского актива формировались так называемые истребительные батальоны и отряды, появилась сеть информаторов.

В ходе облав сначала устраивалась «провокация боем», чтобы вынудить местные отряды УПА пойти на открытое столкновение. Небольшой отряд «синих фуражек» проводил несколько особенно жестких зачисток в селах и пускал при этом слух, что он оторвался от своих. Чересчур уверенные в своих силах националисты быстро брали «подсадную роту» в оборот, и тогда в дело вступали главные силы облавы. Активно применяя авиацию и артиллерию, привлекая местный партактив в качестве проводников, крупные силы войск НКВД шли в масштабное наступление на район, где обнаружились бандеровцы.

В результате были убиты около 500 и пленены более ста бойцов УПА, а также арестованы несколько тысяч подозрительных лиц. Результат ощутимый, но отнюдь не ошеломляющий. То же самое можно сказать об итогах 1945 года и для органов НКВД-НКГБ вообще. УПА заметно ослабла, однако продолжала все так же дерзко наносить удары, а украинские крестьяне — помогать ей продовольствием и информацией, прятать раненых и поставлять новые тысячи добровольцев.

Мало кто знает, что большую роль в разгроме УПА сыграл Никита Хрущев, в то время первый секретарь ЦК КП(б)У. С 10 января 1946 года вместе c наркомом госбезопасности генерал-лейтенантом В. Рясным он начал внедрять тактику «большой блокады», направленную на разрыв связи повстанцев с местным населением. Во все населенные пункты Западной Украины вводились постоянные гарнизоны войск НКВД. Именно в этот период был создан тот механизм подавления западноукраинского национального движения, против которого оно не сумело устоять. Националистам пришлось уходить в глухие леса, начались перебои со снабжением и вербовкой в отряды УПА.

С января 1947 года особыми приказами по МВД и МГБ СССР борьба с национальными движениями была отнесена к исключительной компетенции органов госбезопасности. Однако враг был еще довольно силен и продолжал ожесточенно сопротивляться, вероятно, предчувствуя свой скорый конец. Командование МВД, МГБ вновь было вынуждено вернуться к тактике проведения крупных чекистско-войсковых операций. Началось массированное прочесывание местности с зачисткой населенных пунктов. В условиях численного превосходства «синих фуражек» и крайнего истощения сил УПА этого оказалось достаточно для решающей победы.

15 сентября 1949 года, после разгрома основных отрядов УПА в Карпатах, главнокомандующий повстанческой армией Р. Шухевич издал приказ о роспуске последних оставшихся подразделений. Сам главком пережил свою армию ненадолго: вскоре он был обнаружен чекистами в селе возле Львова и при попытке прорыва убит. Окончательно отряды УПА были ликвидированы в начале 1950-х годов. А 15 октября 1959 года советские спецслужбы поставили точку в борьбе с ОУН-УПА, уничтожив в ходе спецоперации в Западной Германии лидера украинских националистов Степана Бандеру.

Всего за годы войны и в послевоенный период жертвами боевиков УПА в западных областях Украины стали более 100 тысяч человек из числа местных жителей, 15 тысяч советских солдат и офицеров, сотрудников правоохранительных органов.

Преступления ОУН-УПА были осуждены на Нюрнбергском процессе. Однако с распадом СССР на территории Украины развернулась кампания по героизации УПА, а после государственного переворота 2014 года она приняла форму официальной политики правящего режима.

Вопреки распространенному мифу о тотальном терроре НКВД-МГБ на территории Западной Украины, члены УПА, сложившие оружие добровольно, могли рассчитывать на помилование. В результате с повинной явилось очень много боевиков, и они не понесли наказания.

В противостоянии органов безопасности с националистическим бандподпольем приняли активное участие и башкирские чекисты В. Г. Недошивин и П. М. Захаров, направленные в служебные командировки на территорию Украины.

Башкирский след

Фронтовой разведчик Герой Советского Союза Вениамин Георгиевич Недошивин вместе с бывшими боевыми товарищами участвовал в ликвидации «лесных братьев» в Прибалтике и недобитых национал-фашистов всех мастей — мельниковцев, бандеровцев, бульбовцев — на Западной Украине.

Он описывал их как хорошо вооруженных боевиков со своими базами, складами оружия, явочными квартирами и агентурой. Не щадили бандиты никого — ни чекистов, ни вернувшихся с фронта израненных земляков, ни стариков, ни детей. Горы и леса, которые «недобитки» знали с детства, помогали им действовать скрытно и часто безнаказанно.

Во время командировки на Западную Украину Вениамин Недошивин побывал в концлагере Белжец, что в 70 километрах от Львова. Фронтовик был потрясен, увидев его: на площади размером 300х300 метров были убиты 600 тысяч человек. В казнях в Белжеце активно участвовали «бойцы» Буковинского куреня ОУН и его дочерних формирований. Как в книгах и фильмах про разведчиков, Вениамину Георгиевичу приходилось «читать» следы, маскироваться, наблюдать, отыскивать бандитские схроны. Он перекрывал секретные бандитские тропы, участвовал в засадах, вел агентурную работу среди местного населения, выявлял связников бандеровцев и «лесных братьев», тех, кто поставлял им продовольствие. Участвовал в уничтожении бандгрупп, ликвидировав около пятидесяти бандитов и их пособников. На оперативных должностях в Управлении МГБ Львовской области он проработал с июля 1945 по май 1947 года. Бывало, что поставленную перед опергруппой задачу удавалось выполнить без единого выстрела. Но не всегда операции по обнаружению и ликвидации бандитских группировок проходили гладко, чаще всего без перестрелок не обходилось. В одном из таких столкновений Недошивин получил ранение. После возвращения из опасной командировки Вениамин Георгиевич до середины 1949 года возглавлял районное отделение МГБ в селе Покровка БашАССР, а позже был сначала заместителем, а потом начальником Стерлитамакского отделения МГБ CCCP.

Другой участник тех далеких событий, подполковник в отставке Петр Михайлович Захаров, вспоминал:

«Я тогда служил в УГБ Гродненской области, занимался розыском особо опасных преступников, главарей вооруженных организаций буржуазных националистов. Довольно часто удавалось участвовать в боевых действиях по ликвидации бандформирований. Одно из них особенно запомнилось мне».

Дело было в марте 1945 года. Руководство области приняло решение провести военно-чекистскую операцию по ликвидации бандформирований, засевших в районе Рудницкой пущи. К операции привлекли две дивизии внутренних войск.

Группе, в которую входил Захаров, предстояло обезвредить спрятавшихся в лесу бандитов — молодых здоровых парней с карабинами и автоматами. Бандиты заняли брошенный дом лесника и вели оттуда стрельбу, не давая чекистам приблизиться, пока один из бойцов, незаметно подкравшись к дому, не бросил в окно связку гранат. Бандеровцы погибли все до одного — кто от взрыва, кто от возникшего в доме пожара. «Мы потушили огонь, трупы бандитов похоронили и к ночи вернулись в расположение части», — завершает свой рассказ Петр Захаров.

Подобных примеров высокого профессионализма чекистов, их храбрости и мужества в борьбе с националистами было немало. Увы, как показали последние события, противостояние с украинскими националистами и бандеровщиной не закончилось. Возродившийся неонацизм на Украине демонстрирует всему миру удивительную преемственность с нацизмом гитлеровского режима.

Сегодня, когда Россия ведет специальную военную операцию, вновь искореняя нацизм на Украине, от наших воинов требуются все те же качества: мужество, решительность и отвага. Мы верим в победу. Победа будет за нами!

предоставлено автором Герой Советского Союза Вениамин Недошивин.
Герой Советского Союза Вениамин Недошивин. Фото:предоставлено автором
Автор:Марат МАРДАНОВ, председатель совета Российского исторического общества в РБ, кандидат политических наук
Читайте нас в