Все новости
Культура
10 Сентября , 09:15

Когда хакал оживает

Корреспондентам «РБ» рассказали, каким смыслом наполнена каждая деталь традиционной одежды

Когда хакал оживает

С мастерицей из фольклорной студии «Селтэр» Альфией Ахтариевой мы встретились в зале этнографии башкирского народа Национального музея РБ. В преддверии Дня национального костюма решили поговорить о нем именно здесь, в окружении исторических образцов народной одежды. Альфия Макаримовна здесь частый гость — участвует в многочисленных семинарах, проводит мастер-классы по изготовлению национального костюма или просто приходит в который раз посмотреть, как стародавние мастерицы делали тот или иной шов. Раньше все фотографировала, теперь уже этого не требуется: у специалиста глаз наметан. И хотя она сама считает себя ученицей, только-только прикоснувшейся к искусству создания национального костюма, но именно ее попросили сшить уже ставший знаменитым башкирский национальный нагрудник с монетами, привезенными в Уфу участниками Всемирной фольклориады.

Нужно знать историю

— Как и полагается, сначала со всеми монетами познакомилась, они очень разные, как люди: большие и маленькие, толстые и тонкие, некоторые совсем простые, а какие-то — броские. А потом началась работа, хороводили и так и сяк — надеюсь, каждая монета нашла свое достойное место на украшении, — говорит мастерица. А ведь когда начинала заниматься рукоделием, и представить себе не могла, что ее работы попадут на обозрение многочисленных, в том числе зарубежных, гостей Национального музея республики.

Большую часть жизни она была очень далека от национальной башкирской культуры. Родилась и выросла в Казахстане, куда 18-летними приехали родители на комсомольскую стройку. Окончила инфак и факультет психологии.

— Хорошо шить меня научили в школе на уроках труда, и я уже тогда обшивала себя. Наверное, оттого, что купить было нечего. Хипповали по полной программе, но интереса к национальному костюму не было, хотя я всегда замечала бабушек-казашек в колоритной национальной одежде, — рассказывает Альфия Макаримовна. — А когда переехали в Башкортостан, обратила внимание, что в том, что носили пожилые женщины здесь, тоже были отголоски национальной одежды, но назвать красивой ее было нельзя. Когда я занялась изучением башкирского костюма, то стала расспрашивать: а где же все эти кашмау (национальный головной убор), нагрудники? Родная тетя рассказала, что уже ее поколение росло без них. Хотя когда-то кашмау и нагрудник были у каждой башкирской невесты. Серебряные монетки собирали для девочки с детства. В изготовлении нагрудников использовались сердолик, натуральные кораллы, ракушки, которые привозили по Великому шелковому пути, и стоило украшение очень дорого. Это было богатство семьи, ее судьба.

Изучение национального костюма невозможно без знания истории Башкирии, считает Альфия Макаримовна, которой в наследство от бабушки достались лишь две серебряные монетки. Например, предки самой мастерицы бежали из Бурзянского района на юг Башкирии, чтобы их не загнали работать в шахту. Понятно, что деревня, которую основали беглые, не могла похвастать богатством. Поэтому и дорогих нагрудников у женщин не было, а те самые монетки, что дошли до наших дней, скорее всего украшали накосники, ведь косы женщины носили до самой старости.

От кукольных нарядов до выставочных образцов

Дорога к национальному костюму у Ахтариевой началась около десяти лет назад с изготовления… кукол. После большой семейной утраты женщина стала искать, чем отвлечься, и решила попробовать лоскутное шитье. Пошла на курсы, где вдобавок обучилась мастерить сувенирных кукол. И подумала: а почему бы не наряжать их в национальную одежду? Альфия Макаримовна как педагог привыкла делать все так, чтобы комар носа не подточил, поэтому и к изготовлению башкирского костюма подошла серьезно — хотелось сделать все по правилам.

Стала изучать литературу, которой оказалось совсем немного. А потом знакомая рассказала, что в Уфе есть творческая группа энтузиастов, которая занимается башкирским костюмом, они, мол, и подскажут, и научат. Альфия Макаримовна говорит, что пришла в «Селтэр» научиться, а осталась навсегда.

— Я пришла в студию около семи лет назад, когда в республике только начиналось возрождение башкирского костюма, — говорит она, — Руководитель и вдохновитель группы — Гульгина Валитовна Баймурзина, главный специалист по фольклору Республиканского центра народного творчества. Еще один наш духовный предводитель — Альбина Хашимовна Исхакова. Она одна из первых занялась восстановлением башкирского нагрудного украшения. Кстати, на все важные республиканские мероприятия Альбина Хашимовна ходит в национальном наряде. Она вдохновляет всех нас своим жизнелюбием и добротой: замечательная, от слова замечать — каждый твой шажок, каждый стежок заметит и похвалит.

Мужским костюмом занимается реконструктор Юлай Галиуллин, завоевавший Гран-при международного конкурса мастеров башкирского национального костюма «Тамга». А когда я увидела на выставке красивые и стильные реплики башкирских костюмов в изделиях уфимского модельера Александра Кирдякина, то была в таком восторге, что тоже захотелось сделать что-то подобное. В общем, сначала шила костюмы для кукол, потом для внучки, дальше — для себя и до сих пор не могу остановиться.

И еще одно важнейшее свойство, характерное для всех национальных костюмов, сохранившихся до наших дней, отмечает мастерица, — в них нет ни одной лишней детали, строчки. Все продумано, во всем есть смысл.

Глаза означают жизнь

Альфия Макаримовна демонстрирует нам с фотокором праздничное женское убранство — головной убор кашмау и нагрудное украшение хакал собственного изготовления. Взвешиваю на руках — наряд довольно тяжелый! «Да и русский кокошник не легкий, носить его надо было, имея подобающую осанку. Когда я сделала себе этот хакал, было и правда тяжеловато, но сейчас могу в нем хоть целый день ходить. К тому же нагрудное украшение уравновешивается головным убором, у женщины в нем сразу другая осанка появляется», — говорит мастер.

Мы попросили «испытать» наряд башкирской невесты молодую сотрудницу музея Гульемеш Клысову. Для начала ей пришлось честь по чести заплести длинные волосы в косу, как полагалось замужним женщинам. Потом на нее надели большой традиционный нагрудник. «Тяжеловато», — признается девушка. Теперь очередь за кашмау, которое надевается на платок. Необычная конструкция кашмау — шапочки с небольшим отверстием на макушке и спускающейся на спину лентой-наспинником — вызывает удивление.

— Эта лента — хвост, олицетворяет птицу, защищает позвоночник и закрывает волосы, — объясняет Альфия Макаримовна, — По мифическим представлениям, через это отверстие душа, которая покидает человека во время сна, могла вернуться в тело. Там, где голова соединяется с позвоночником, всегда пришивается деталь большего размера, она защищает эту точку. В верхней части хакала по бокам монеты покрупнее: они символизируют глаза. В костюмах некоторых народов в этом месте глаза вышивали. Они означают жизнь. При этом считалось, что звон монеток отгоняет злых духов. Красный цвет в украшении — символ материнства. В принципе, все в этом костюме направлено на то, чтобы уберечь женщину от дурного глаза. А множество ракушек и сердолик символизируют собой зачинательницу рода.

В качестве небольшого мастер-класса Ахтариева демонстрирует схему вышивки и объясняет, как сшить янсык — это деталь мужского костюма. У него не было карманов, поэтому мужская мелочевка хранилась в мешочках, привязанных к поясам. Расшивается янсык тамбурным швом — это самый древний вид вышивки.

Я поинтересовалась у мастерицы, насколько популярны мастер-классы по национальному костюму, которые проводятся в республике.

— Более чем! Приходят разные люди, у всех свои цели: кому-то просто любопытно, кто-то хочет проверить, правильно ли шьет. Обычно первое, что спрашивают, — это выкройка. Ведь в разных частях республики детали костюма различались.

Кстати, в этом году исполняется 85 лет известному этнографу Светлане Николаевне Шитовой — те, кто занимается башкирским костюмом, прочитали ее книгу о народной одежде от корки до корки. Светлана Николаевна исследовала детали костюма, описала, как они отличаются по регионам, создала типологию нагрудников. Те, кто не знает этих тонкостей, боятся ошибиться. А уникальность группы «Селтэр» как раз в том и состоит, что все ее участницы родом из разных районов и создают традиционные костюмы своих родов.

Молодёжь нас обгоняет

По мнению Ахтариевой, возможно, возрождение башкирского национального костюма идет не так быстро, но зато на хорошем качественном уровне. Свою положительную роль в этом играет конкурс «Тамга».

— На мастер-классы и круглые столы, проходящие в Национальном музее РБ, приходят и пенсионеры, и молодежь. О молодежи хочется сказать отдельно: те, кто заинтересован, схватывают очень быстро. Изучили азы — и вперед, обгоняя старшее поколение. Они стараются поставить все на современную основу, чтобы это можно было где-то использовать, носить. Молодежь удачно миксует старое и современное, делает значки, сумки, открытки, и есть очень достойные работы.

У нас в республике есть счастливые, я считаю, люди, которым от бабушек и прабабушек достались элементы национального костюма. Зачастую все уже ветхое, ткань рассыпается, и люди приходят затем, чтобы восстановить это драгоценное наследство. У меня две дочери. Внучка еще не ходила в школу, но уже участвовала в праздниках национального костюма. Сначала у нее был стилизованный маленький нагрудник, потом настоящий костюм, она участвовала во всех парадах. То, что я оставлю в наследство своим девочкам, — это моя попытка восстановить утраченное.

Дни национального костюма народов республики теперь проходят два раза в год: в третью пятницу апреля и вторую пятницу сентября. Мастерица уверена, что один из них должен быть посвящен именно башкирскому костюму:

— Я рада, что участвую в возрождении национального костюма, для меня это эмоциональная подпитка, энергетика. Сегодня так много возможностей, чтобы шить и выходить на праздник башкирского костюма в национальной одежде!

Фотографии Александра ДАНИЛОВА.

Когда хакал оживает
Автор:Лариса ШЕПЕЛЕВА