Все новости
Экономика
16 Апреля 2013, 15:27

Лабораторная работа

Качество дорог отныне будет контролировать современный диагностический центр

Спокойная жизнь дорожников заканчивается: контроль выведет всех на чистую воду.
Спокойная жизнь дорожников заканчивается: контроль выведет всех на чистую воду.
Когда летом прошлого года президент Рустэм Хамитов своим распоряжением приостановил ремонт трассы Уфа — Аэропорт, некоторые дорожники занервничали. Напомним, что причиной остановки стали результаты экспертизы, которая выявила укладку некачественного дорожного полотна — прочность асфальта оказалась на 25 — 30 процентов ниже нормы. Глава республики тогда потребовал в кратчайшие сроки брак устранить (это было выполнено за три месяца) и дал поручение открыть в Уфе спецлабораторию по контролю за качеством строительных и дорожных работ. Теперь кое-кто из дорожников серьезно обеспокоен — дорожно-строительная лаборатория откроется со дня на день.
Она расположилась на первом этаже управления коммунального хозяйства и благоустройства Уфы. Перед входом к приезду президента была организована импровизированная выставка, где демонстрировались различные инструменты, средства измерения и особая гордость лаборатории — «Газель», оснащенная новейшим оборудованием для отбора проб. Рустэма Хамитова у дверей встречал недавно назначенный начальник лаборатории Василий Ивлев. Видно было, что он нервничает. 31-летнего кандидата технических наук Ивлева инструктировали старшие товарищи из уфимской администрации:

— Ты, главное, не волнуйся, рассказывай все, как есть.

Рустэма Хамитова сопровождали первый вице-премьер Рауф Нугуманов, начальник управления ГИБДД МВД по Башкирии Динар Гильмутдинов и глава администрации Уфы Ирек Ялалов. Василий Ивлев начал водить гостей по выставке и попутно объяснял:
— Здесь представлены немецкие и американские приборы: от всевозможных анализаторов до установки измерения глубины колееобразования. Вот, в частности, измеритель плотности асфальтобетона, который позволяет определить уплотнения асфальтобетонных конструкций.

— Мы можем на этом месте сейчас замер сделать?— неожиданно спросил Рустэм Хамитов.

Начальник лаборатории вместо ответа включил оборудование.

— Вот, — передал он в руки президенту машинку, похожую на кассовый аппарат, которым снабжены кондукторы в трамваях, — здесь показан коэффициент уплотнения асфальта.

— Какой должна быть норма? — поинтересовался глава республики.

— Плотность асфальта будет зависеть от материалов, которые применяются: тяжелый щебень, легкий щебень, битум, — отрапортовал Ивлев. — Это 2,43 — 2,53.

— А вы только начали замеры делать? — опять спросил Рустэм Хамитов.

— Нет, с прошлого года, — последовал ответ.

— Когда вы команду дали летом, — добавил вице-премьер Рауф Нугуманов.

Тем временем начальник лаборатории продолжал показывать президенту возможности заграничного оборудования.

— Нажимаем «print», выводится чек с результатами испытаний, — с гордостью демонстрировал Ивлев.

Рустэм Хамитов взял чек.

— Да, — протянул он, — здорово. — И добавил: — Потом прорабу даешь и говоришь: «На, иди работай!».

Окружающие засмеялись и поспешили за президентом внутрь здания. Здесь главе Башкирии показали помещения лаборатории и остальное оборудование, которое, если верить пресс-релизу, стоит двадцать пять с половиной миллионов рублей и состоит из 600 наименований.

— В республике такого оборудования больше нет? — спросил Рустэм Хамитов.

— Нет, — ответил Василий Ивлев.

— У соседей?

— Я видел только в Москве и Питере! — с гордостью сказал начальник лаборатории.

Президент повернулся к сопровождающим его чиновникам:

— Ведь работали раньше вслепую! Были какие-то дядя Вася, дядя Миша, которые знали на глазок, сколько надо асфальта класть.

— За это ветеранов и держали, — поддержал его мэр Уфы Ирек Ялалов, — чтобы они советовали, сколько класть. Так ведь было? — спросил он у сопровождающих.

Сопровождающие согласно закивали, как будто лично знали дядю Васю и дядю Мишу.
Руководитель лаборатории продолжал объяснять «высокому начальству» тонкости работы с заморским оборудованием. Рассказывал, как испытываются образцы асфальта на прочность:

— Если мы раньше переворачивали часы (песочные — авт.) и засекали время, то теперь программа автоматически дает нагрузку, выдерживает время и сбрасывает нагрузку. После чего асфальтобетонные образцы заформовываются в опрессовочном устройстве и спустя сутки испытываются на водную защиту — определяется, пористый асфальт или плотный, то есть сколько воды он может впитать.

— Ну вы уже начали работать с реальными образцами, с реальной ситуацией? — спросил президент.

— Мы сейчас занимаемся подбором оптимального состава, который будет использоваться при ремонте дорог, — ответил Ивлев.

— И после этого отдаете заводу?

— Мы можем только рекомендовать, — как будто извиняясь, сказал начальник лаборатории.

На выручку ему пришел мэр Уфы.

— После вашего посещения мы официально откроем лабораторию, — объяснил он. — Пока у нас нет аккредитации.

— Документы в Москву в феврале отправили, — добавил Ивлев.

— Я уверен, что в ближайшее время все решится, — успокоил его глава республики, — оборудование уже есть, люди есть, квалификация есть, технологии. Но ради интереса замеры на различных участках дорог надо сделать.

— Тепло станет — сделаем! — заверил начальник ГИБДД Динар Гильмутдинов.
Продолжая осматривать оборудование, Рустэм Хамитов не смог сдержать радости:

— Инженерная мысль как работает! Смотрите, сколько устройств, сколько приборов — как люди относятся к качеству. Мы же все делали, полагаясь на интуицию, не было контроля, не было качества. Сколько денег тратили и продолжаем тратить. Выбрасываем на ветер.

Ирек Ялалов будто бы про себя проговорил:

— Если мы теперь хотя бы на 40 процентов сделаем качественнее дороги, то будет уже хорошо.

— А если в два раза? — продолжил президент. — Мы за те же деньги в два раза больше дорог сможем построить.
Глава Башкирии повернулся к Василию Ивлеву:

— В общем, вы никого не жалейте. Это моя к вам и просьба, и установка, и требование. Вы должны быть максимально жесткими, даже жестокими по отношению к тем, кто строит дороги. Потому что халтурщики у нас уже всю кровь выпили.

Начальник лаборатории согласно кивал.

— Ваша задача — минимизировать расходы, — продолжал президент. — У вас должны работать честные люди, обеспеченные хорошей зарплатой, чтобы ребята были неподкупны, чтобы они на сторону не смотрели и выполняли свою работу. Чтобы здесь были самые лучшие специалисты. Василий Александрович, мы вам доверяем, мы хотим, чтобы вы стали номером один у нас в республике. Поэтому при всех договариваемся: работаем честно, выявляем бракоделов, «уничтожаем» их, потому что по-другому нельзя. Либо мы их победим, либо они нас.

Президент повернулся к чиновникам:

— Кстати, не так уж и дорого для нашей республики обошлась лаборатория, мы вполне можем еще пяток таких открыть.

— На нее мы потратили 25 миллионов, — произнес Ирек Ялалов.

— Это терпимо. — сказал Рустэм Хамитов. — Мы на дороги тратим гораздо больше. Девять миллиардов в нынешнем году из республиканского бюджета выделено, 7 миллиардов нам еще федеральный дает. Мы выходим на фантастическую цифру — почти 16 миллиардов. Как только из республики двух-трех бракоделов выкинем, как только мы пропесочим их, им не то что дороги строить никто не даст — им тротуары запретят делать! Уфа в этом плане должна показать пример. Договорились? — снова обратился он к Ивлеву.

— Постараемся оправдать ваши ожидания, — негромко произнес новоиспеченный «номер один в республике».

Президент уехал, журналисты захотели побеседовать с начальником лаборатории. Он вздохнул, словно «звезда», которому до смерти надоели папарацци. Нового, правда, ничего не сообщил — пересказал все, что говорил президенту. Я спросил у него:

— Рустэм Закиевич сказал, что у вас будут работать специалисты, обеспеченные хорошей зарплатой, чтобы они были неподкупны…

— Зарплата у нас достойная, — перебил меня Ивлев, — мы не жалуемся. Дело ведь не только в зарплате, дело в энтузиазме!
ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Плохие дороги вызывают самую острую реакцию у наших жителей, — отметил Рустэм Хамитов. — Я ежедневно получаю десятки, иногда сотни писем с жалобами на то, что разрушаются дороги: асфальт год назад уложили, а сегодня его уже нет. В прошлом году потребовал, чтобы приобрели несколько лабораторий у нас в республике. Одну мы сегодня видим. Самое современное оборудование, десятки способов определения качества дорожной асфальтовой смеси, состояния полотна. Поэтому я хочу предупредить всех строителей: заканчивается ваша сладкая жизнь, когда за плохую работу вы получали деньги. Больше плохих дорог у нас не будет. Мы будем контролировать качество строительства, материалы, качество битума, который вы применяете. Мы будем делать все, чтобы вас заставить работать по-настоящему. Я уверен, что мы с этой задачей справимся. Контроль будет жестким, постоянным. Это будет касаться объектов и городских, и внегородских. По всей территории республики будем разворачивать такие лаборатории. Я считаю, что это действительно первый и главный шаг к тому, чтобы качество наших дорог становилось хорошим.
Читайте нас в