Все новости
Cоциум
16 Июля 2022, 13:15

«Небу я душу продал»

Под этой строчкой из бардовской песни могли бы подписаться многие участники праздника, посвящённого 100-летию Мусы Гареева

Александр ДАНИЛОВ  «Нам, парашютистам, привольно в небе чистом».
«Нам, парашютистам, привольно в небе чистом».Фото:Александр ДАНИЛОВ

Если кто-то думает, что речь пойдет о разрекламированном авиашоу в Первушино, то спешу разочаровать: все происходило на аэродроме «Забельский». Он больше известен как Уфимский аэроклуб имени дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева. По дороге сюда не стояли в пробках сотни автомобилей, упакованные пассажирами, изнывающими в июльском пекле в предвкушении зрелищ. Здесь не наблюдалось столпотворения на площадке перед сценой.

А к приземлившемуся «кукурузнику» можно было запросто подойти и поговорить с пилотами. На взлетное поле никто не ломился: тут в большинстве своем публика собралась степенная, воспитанная, разумная. Из той самой категории, что способна «небу душу продать».

Вот о некоторых из них и расскажем.

Воздушный рабочий войны

Седовласый майор не мог не обратить на себя внимание: кроме медалей его китель украшал орден Красного Знамени. Боевая награда — такую вручали за особую храбрость. Где же он отличился?

— Афган, — коротко отвечает Юрий Кирейцев. Кажется, он и не собирается вдаваться в подробности. И так, мол, все ясно: война. — От душманов Бог берег и опыт выручал, который начал обретать вот на этом самом аэродроме — здесь впервые поднялся в небо. Мама меня в детстве учила ходить, а Геннадий Александрович — летать.

Юрий Витальевич приобнял за плечи своего спутника, ветерана ДОСААФ Геннадия Поверенова. Фотокор так и хотел их запечатлеть. Не вышло! Летчик в небе один, а на земле за него молятся и ждут жены — как без них?

Путь в авиацию для Юрия Кирейцева не был простым. Отслужил срочную на Дальнем Востоке и только через два года поступил в военное вертолетное училище. Судьба офицерская кидала его по гарнизонам Забайкалья, Венгрии, Украины. В Афганистане, получив боевое задание, он 600 раз поднимал в небо винтокрылую машину. Пару раз сбивали: бывало, мотор глох — топливо подводило, а порой моджахеды метко постреливали…

На Украине он оказался в 90-е годы. В боевого летчика клещами вцепились командиры новоявленных ВВС Незалежной, агитируя под знамена новоявленного государства, где в наследство от Советов досталась армейская авиация, насчитывающая в своем составе 900 вертолетов. «Присягу дважды не дают», — отрезал Юрий Витальевич.

Коварный глагол

Инструктор парашютно-десантной подготовки Александр Барсуков напутствовал редакционного фотокора:

— На втором заходе вас могут подвести к двери, чтобы сделать снимок. Фотографировать можно будет также через иллюминатор.

Мой напарник от счастья потирал руки. Пока мы добирались до аэродрома, он гадал только об одном — возьмут его в самолет или нет. И вот сбылось! Но если бы он обратил внимание на слово «могут». Вид-то у глагола несовершенный. Ненадежный, то есть… Пилоты пристроили его между своих кресел, перегородили выход из кабины «шлагбаумом», да еще на всякий пожарный придерживали за талию, словно неопытную девушку на ледовом катке.

Александр Данилов выпрыгнул из нутра приземлившегося самолета слегка раздосадованным из-за того, что сорваны планы удивить «снимком века», и безумно счастливым, побывав в поднебесье в компании отчаянных людей, приговоривших себя к расстрелу адреналином под куполом парашюта.

Как взлетали, как приземлялись, Александр даже не почувствовал — за штурвалом работали асы — мастер спорта, летчик первого класса Владимир Барсуков, ассистировал ему тоже известный пилот Ришат Исхаков.

Удовольствие не для слабонервных

Вместе с неоднократными чемпионами мира Алексеем Бурениным, Антоном Филипповым прыжки с парашютом выполняла молодая поросль, для которых выступление в день 100-летия Мусы Гареева стало знаковым спортивным крещением. Хотя однозначно назвать кого-то молодым, а значит, начинающим спортсменом — рискованное утверждение.

Первокурсница Уфимского нефтяного университета Ева Яфанова впервые оказалась под куполом парашюта в День Победы в 2019 году. Произошло это в Октябрьском. Город для нее во всех смыслах знаковый — на местном аэродроме она бывает каждую неделю.

— Первушино, конечно, почти в шаговой доступности, но там аэродром коммерческий, — вздыхает Ева, — а для студента это накладно. За два года я 210 раз прыгала с парашютом — не могу даже представить, в какую бы сумму вылились мои тренировки. В Октябрьском проще, там Федерация оплачивает.

Лиза Носова — десятиклассница из Белорецка — кандидат в мастера спорта. Мечтает учиться в Бауманке. О достижениях в спорте промолчала.

— В Белорецке все на горных лыжах помешаны, а ты в парашютисты записалась. Как это случилось?

— И я с горнолыжного спорта начинала, первый разряд получила. А потом пригласили попробовать силы в двоеборье.

— А не страшно?

— Только поначалу. А теперь удовольствие испытываю.

Удовольствие, которое испытывает Лиза, — не для впечатлительных: после раскрытия парашюта она в считаные секунды определяет направление ветра, рассчитывает траекторию полета, чтобы приземлиться точно в намеченную цель. А потом — гигантский слалом с перепадами высот и стремительным спуском…

Командир взвода кадетов из Октябрьского Данил Янайкин — выпускник школы № 20. Сегодня он слегка завидует своим сверстникам-парашютистам: когда-то думал, что станет следователем. А теперь решил — только летчиком! Надеется поступить в Краснодарское высшее военное авиационное училище летчиков.

Эхо былых боев

Наш старый знакомый, председатель отделения ДОСААФ Гафурийского района Василий Калачигов, был участником недавнего автопробега, посвященного 100-летию Мусы Гареева. Выезжает не с пустыми руками — выставляет добытые поисковыми отрядами свидетельства кровопролитных боев с германским фашизмом в районе железнодорожной станции Апраксин. Это под Питером. Здесь, на рубежах Волховского фронта, решалась судьба Ленинграда. Немцам не удалось взять город в двойное кольцо, но цена этого противостояния — сотни тысяч погибших солдат, оставшихся лежать в лесах и болотах.

У стола, где разложены находки поисковиков, толпится дотошный народ. Разглядывает гильзы, артиллерийские снаряды, фрагменты военной амуниции, найденные на местах боев.

— Что это такое?

Калачигов берет в руки коричневый текстолитовый брусочек. Он оказался коробочкой, заполненной пожелтевшим порошком.

— Мы вначале тоже гадали, что это за вещество. Оказалось — хлорка. У каждого немецкого солдата она была. Берегли себя, о здоровье заботились.

Фашистские вояки берегли себя и от пуль. Каски солдатские заметно толще наших. Но перестраховаться не удавалось: добротная немецкая сталь спасала не всегда.

Постепенно разговор плавно переключается на события, связанные с военной спецоперацией на Украине, с набором контрактников.

— Звоню друзьям, — рассказывает Василий Калачигов, — все говорят одно и то же: «Позовут — пойду без лишних слов». В батальон имени Шаймуратова в районе записалось 10 человек, средний возраст — 40 лет. Знаете, что вселяет надежду? Основа крепкая — большая часть контрактников уже побывала в горячих точках, опыт есть. Они, конечно, возьмут под опеку новичков.

P.S. Публикацию об авторе песни, строчка из которой процитирована в заголовке, мы планируем напечатать в одном из очередных номеров газеты.

Справка

Уфимский аэроклуб, ныне носящий имя дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева, был открыт в 1934 году. В годы Великой Отечественной войны четырнадцать воспитанников уфимского аэроклуба были удостоены звания Героя Советского Союза.

из архива Геннадия ПОВЕРЕНОВА В полет их благословлял сам Муса Гареев.
В полет их благословлял сам Муса Гареев.Фото:из архива Геннадия ПОВЕРЕНОВА
Александр ДАНИЛОВ  Для семей Повереновых и Кирейцевых аэродром — место встреч и расставаний.
Для семей Повереновых и Кирейцевых аэродром — место встреч и расставаний.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Александр ДАНИЛОВ  Молодость рвется в поднебесье.
Молодость рвется в поднебесье.Фото:Александр ДАНИЛОВ
Автор:Владимир Огородников
Читайте нас в