Издательство «Республика Башкортостан»

А когда-то были родными людьми

Квартирный вопрос испортил не только москвичей

Автор: Алексей ШИЛЬНИКОВ
Фото: Иллюстрация: Дмитрий ФАЙЗУЛЛИН.
версия для печати

Если дело касается больших денег, обманывают и сестры, и родные дети. На такую мысль поневоле наталкивают истории, рассказанные правозащитниками из Туймазов и Октябрьского.

Ах, обмануть меня нетрудно...


Тяжбы за наследство — одни из самых тягостных и драматичных в судебной практике. Близкие люди в эмоциональном порыве порой не только напрочь разрывают родственные узы, но и вытаскивают на всеобщее обозрение самые сокровенные факты из жизни тех, кто уже ушел в мир иной. Нередко лишь вмешательство профессионалов позволяет восстановить справедливость. Пример тому — тяжба между двумя сестрами, которая длилась больше трех лет и лишь сегодня близится к завершению.


Вначале — небольшой экскурс в историю. В 2009 году у пожилой жительницы Октябрьского умер муж, она осталась одна. Доля супруга в двухкомнатной квартире, в которой они проживали много лет, была поделена между пожилой женщиной и двумя их дочерьми — Марьям и Гульнарой. Таким образом, мама стала полноправной владелицей 2/3 квартиры, а сестры получили по 1/6 ее доли.


В 2015 году ушла в мир иной и старушка. А год спустя Марьям не смогла попасть в родительское жилье. Выяснилось, что ее сестра сменила в квартире и входную дверь, и замок. Пытаясь восстановить справедливость, Марьям обратилась в суд. И только здесь узнала, что теперь ее сестре принадлежит... 5/6 доли в родительской «двушке».


— Озадаченная таким поворотом дел, она пришла к нам, — вспоминает адвокат Зарина Рахматуллина. — Женщина была просто в шоке: при жизни мать неоднократно повторяла, что после ее смерти квартира будет разделена между сестрами поровну. Однако при нашем последующем обращении в суд выяснилось, что осенью 2013 года старушка оформила договор дарения, согласно которому ее доля перешла к Гульнаре.


Очень скоро адвокаты узнали и другие, не менее интересные подробности. Так, в последние месяцы своей жизни пожилая женщина жила у Марьям, но при этом ни разу не упоминала о подписанном ею договоре дарения. Конечно, это можно было бы списать на опасения матери испортить отношения с дочкой. Если бы не одна деталь: оказалось, что в последние годы жизни бабушка не раз обращалась к неврологу с жалобами на шум в голове, тяжелую мигрень, плохую память... Родственники и соседи подтвердили, что она подолгу не выходила из дома, забывала выключить газ, теряла деньги. Картину дополнили записи в медицинской карте, в которых говорилось, что женщина стала плохо видеть и слышать, терялась во времени и пространстве и с трудом понимала происходящее.


В конечном итоге адвокаты потребовали провести медицинскую экспертизу, которая подтвердила — на момент подписания договора дарения старушка не осознавала того, что творит.


— На суде сторона ответчика предоставила весьма интересный документ, — говорит Зарина. — Как выяснилось, за день до оформления дарственной Гульнара решила подстраховаться и провела медицинское обследование матери. Медики вроде бы подтвердили дееспособность женщины — в их заключении даже фигурирует малопонятная с точки зрения юристов фраза о том, что обследуемая «может совершать нотариальные действия». Однако в ходе дальнейшего опроса медэксперт вспомнил: на вопрос, понимает ли она, что подписывает, пожилая женщина ответила: «Да, я составляю завещание дочерям».


В конечном итоге свидетельские показания родственников и соседей, записи в медицинской карте и выводы врачей легли в основу судебного заключения. Суд признал сделку дарения недействительной.


Правда, Гульнара попыталась изменить ситуацию в свою пользу, заявив, что срок исковой давности по этому делу уже истек. А значит, 5/6 квартиры принадлежат ей по праву. Однако по закону дарение совершается и исполняется одновременно в момент передачи вещи. А это условие не было соблюдено: после заключения договора дарения бабушка жила в этой квартире еще без малого три года. Это означает одно: раз одаряемая официально не приняла дар, то и срок исковой давности в этой ситуации неприменим.


Верховный суд, куда впоследствии обратилась Гульнара, оставил решение суда в силе.


Доверяй, но...


В один далеко не прекрасный день пожилая туймазинка Мавлида без колебаний поставила свою подпись в документе, который ей принесла родная дочь. Что именно она подписала, 92-летняя женщина поняла намного позже. Да и то случайно, — лишь когда ей сообщили, что два дома в деревне и, соответственно, два земельных участка, собственницей которых она была много лет, ей больше не принадлежат.


В столь преклонном возрасте людей часто одолевают различные хвори и недуги. Вот и Мавлида-апай в последние годы страдала тяжелым заболеванием глаз, из-за чего практически полностью ослепла. Это подтверждает и назначенная ей инвалидность первой группы. Поэтому все документы она подписывала, полагаясь на помощь своих девяти сыновей и дочерей. Одна из дочек и решила проявить «находчивость», подсунув ей на подпись документ, благодаря которому стала доверенным лицом старушки. Первое, что она после этого сделала, — подарила землю и дома своей дочери, которая является внучкой Мавлиды-апай.


Узнав о неблаговидном поступке близкой родственницы, остальные дети не мешкая, обратились в суд.


— Мошенница подготовилась к этой афере основательно, — говорит адвокат Радик Хабибуллин. — Как положено, в документе стояла подпись доверителя, а сама доверенность была должным образом заверена у управделами администрации сельского поселения.


Однако она упустила из виду одно немаловажное обстоятельство. Если человек из-за физического недуга не может прочитать документ, который подписывает, при его оформлении обязательно должно присутствовать третье лицо. Проще говоря, человек, который действовал бы в интересах старушки. Он обязан полностью и вслух прочитать ей документ, под которым она поставила свою подпись, и разъяснить его содержание.


На суд нерадивая дочь и внучка так и не пришли. Однако это не стало препятствием: о времени и месте его проведения они были извещены, а потому суд рассмотрел дело без их участия. В результате злополучная доверенность была признана ничтожной, а договор дарения — недействительным. И все вернулось на круги своя: права собственности бабушки на дома и земельные участки были восстановлены в полном объеме. Впоследствии внучка подала апелляционную жалобу в Верховный суд РБ. Но и он оставил решение своих туймазинских коллег без изменений.

ВАЖНО


Если человек из-за физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Но его подпись должны засвидетельствовать нотариус либо другое должностное лицо, имеющее право совершать такое нотариальное действие. При этом должны быть указаны причины, из-за которых совершающий сделку не мог подписать его.

Опубликовано: 15.09.16 (10:36) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Право
  Получить работу в заключении — большая удача, заняться настоящим мужским трудом, связанным с металлом, — удача вдвойне.  

Написать комментарий


AHOHC

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету
  • На сцене Городского Дворца культуры прошёл гала-концерт V открытого городского фестиваля «Русская песня»
  • Второй Уфимский международный салон образования «Образование будущего» получился очень представительным.
  • В районном Дворце культуры  прошел праздник, посвященный Дню работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности.

По многолетней традиции в праздничном зале  собрались люди, которых объединяет настоящее профессиональное братство, люди вл
  • Уфимский международный салон образования - заметное образовательное событие в регионе и площадка для взаимодействия между всеми участниками экосистемы образования — профессионалами системы образования, учащимися, представителями бизнеса и государстве

Вернуться