Газета «Республика Башкортостан»

И всё-таки мы выстояли

На Победу работали в тылу и старики, и дети

Дети остаются детьми и во время войны.
Дети остаются детьми и во время войны.
Автор: Раис БАЙБУРИН, труженик тыла.
Фото: с сайта relax.ru
версия для печати
Дети остаются детьми и во время войны.

В жизни моей семьи отразились многие знаковые события истории нашей страны. И было много такого, о чем невозможно забыть до сих пор.


Одна ложка на всех


Мои родители — Шакирзян Сафиевич и Фатима Набиулловна — для своего времени были образованными людьми, они закончили медресе. Отец был муллой, и к нему за советом шли люди со всей деревни, ведь многие тогда были неграмотными.


Семья считалась зажиточной: имела двух коров, лошадь, жеребенка, шесть десятин зем-ли (их выделил дедушка после свадьбы родителей), сеялку, молотилку, конные грабли. В 1930 году семью раскулачили. Отняли все, включая домашнюю утварь, посуду, одежду, занавески, а потом раскатали по бревнышкам баню и сарай. У больной бабушки забрали даже тюфяк, на котором она спала. Оставили на всех только одну ложку. Одна из старших сестер с горечью вспоминала, что у нее отобрали даже ношеные тапочки, подарок отца (в детстве эти тапочки были ее самой большой ценностью). Моей ма-ме было очень обидно, что швейную машинку, на которой она шила одежду всей семье и соседям, просто разбили, потому что никто в деревне не умел ею пользоваться. Все отнятое коммунисты распродали прямо на улице.


Папу, маму и моих четырех старших сестер отправили в Челябинскую область на лесоповал. Я родился в сентябре 1932 года на поселении. Условия там были очень тяжелые.


По воспоминаниям сестер, мы жили в бараке недалеко от реки Сим. Чтобы прокормиться, экономили на всем, вместо клубней сажали на огороде картофельные очистки. В 1934 году отца придавило срубленным деревом, и он двое суток пролежал без сознания. После этого случая заболел эпилепсией и мучился ею 37 лет. Потом отца перевели на завод плотником, где он получал небольшой паек, и жить стало немного легче.


В 1934 году семья вернулась в свой старый, опустевший дом в деревне Чишмы, где оставалась больная бабушка. Она была повитухой, за помощь роженицам ей давали продукты, тем и жила. В наш маленький дом подселили еще одну семью с четырьмя детьми. Жили мы очень бедно, печь топили соломой, подселенные дети от голода частенько подворовывали еду. У отца были постоянные приступы, и мне часто приходилось обращаться за помощью к соседям, чтобы отнести его домой, потому что он падал на улице. Тем не менее отец через день должен был отмечаться в ГПУ. А перед войной родился еще один братишка. Помню, как мать заворачивала в марлю кусочек черного хлеба и давала ему вместо соски, когда уходила на работу.


Мама моя в 16 лет вышла замуж, восемь лет у нее не было детей, но после удочерения девочки родилось своих девять детей. Ей должны были дать медаль «Мать-героиня», но так и не дали, и пособие она не получала, поскольку считалась раскулаченной.


В апреле 1941 года случайно попала под поезд моя старшая сестра Халиса, когда шла в школу через железнодорожный переезд. Она училась в восьмом классе на «отлично» и была одной из маминых помощниц по хозяйству. Этот день помню очень хорошо — был сильный буран. Халиса оказалась между двумя идущими в противоположные стороны составами, ее отбросило на обочину. Она умерла сразу.


Обои из облигаций


Когда началась война, всех мужчин и женщин, кто мог держать оружие, забрали на фронт или в трудовую армию — на заводы или на валку леса. Всех хороших лошадей тоже забрали. Отца, несмотря на эпилепсию, сначала отправили на торфоразработки в Авдон, а позже на завод в Уфу. Однажды, когда он выходил с завода, у него начался приступ, он упал, и его едва не затоптали выходившие со смены рабочие. Из больницы его привезли завшивевшего и еще более исхудавшего.


Все оставшееся население было мобилизовано на работу для фронта. И малолетки не остались в стороне. Я научился ездить верхом и в восемь лет уже участвовал в сеноуборке — подвозил копны на волокуше к скирдам. На следующее лето мне уже доверили более сложную работу — посадили на конные грабли. Во время войны все школьники работали с мая по октябрь в колхозе — на прополке, уборке сена, овощей, сборе ягод, да и зимой нас частенько снимали с уроков. В 6 утра мне уже надо было идти в лес за хворостом, чтобы натопить дома печку. Однажды нас, группу из 7 — 8 детей, поймал за рубкой леса лесник, привел на ферму, заставил выгрузить все дрова и изрубил санки, чтобы мы в следующий раз не зарились на государственный лес.


Лошадей в колхозе осталось очень мало. Кроме того, во время войны на них нападали волки, которых некому было отстреливать, и они быстро расплодились. Поэтому пахать, бороновать часто приходилось на быках или коровах. Помню, как я с напарником Асхатом Гирфановым подвозил сено на быках к сенопункту, а их покусали осы, и быки понеслись, не разбирая дороги, к пруду, залезли в воду. У нас не хватало сил выгнать их оттуда.
В 1943 — 1945 годах меня посадили уже на лобогрейку. Осенью и зимой колосья обмолачивали на молотилках, эта работа требовала физической силы, осторожности и внимательности. У одного из моих друзей оторвало кисти рук.


На току в основном работали старики и старушки, подростки-школьники. Работала и моя мать, ночью мы ее по очереди заменяли. До сих пор стоит перед глазами вереница женщин, которые шли через нашу деревню на элеватор, чтобы получить семенное зерно для своих колхозов. Голодные, в лаптях, в любую погоду они тащили на себе по полтора-два пуда зерна, некоторые шли до 30 километров.


За работу бригадир ставил трудодень. Это было всего лишь 100 — 200 граммов зерна, денег, конечно, не платили. Помимо того, нужно было сдавать еще и продовольственный налог — 400 литров молока, 200 яиц, две овечьи шкуры, два килограмма шерсти в год. Если всего этого не было в своем хозяйстве, следовало купить на базаре и сдать.


А еще всех заставляли подписываться...

Полный материал читайте в печатной версии газеты или PDF-формате.

Опубликовано: 26.06.15 (11:13) Республика Башкортостан
Статьи рубрики Cоциум
Эта красивая улица села Николо-Березовка могла уйти под воду при уровне воды 68 метров.   Данис Батргареев — ученик 7 класса школы № 1 с. Акъяр. Как и многие сверстники, он увлечен мультимедиатехнологиями.   

Написать комментарий


ВЫБОРЫ
До выборов главы Республики Башкортостан осталось: 47 дней
AHOHC
AHOHC
18.12.18
Радий Хабиров обратился с Посланием Государственному Собранию – Курултаю Башкортостана

Жители Китая больше узнают о Республике Башкортостан
08.10.13
Как оформить электронную подписку на газету

Cостав Общественной палаты Республики Башкортостан

  • Аварий на дорогах республики в первом полугодии
стало меньше, гласит статистика
  • Открытый чемпионат России по автозвуку
  • В Уфе проходит Международный экспортный форум «Время экспортировать»
  • Детский инклюзивный праздник "Крылья моей мечты", в парке им. Якутова.

Вернуться